Виват, Бразилия!

Номинация «Пьеса на свободную тему»

Геннадий  АВЛАСЕНКО
1955 г. р.

Виват, Бразилия!

Пьеса абсурда в двух картинах

Действующие особы:

Девушка
Юноша, немного старше за девушку
Женщина, немного старше за юношу
Мужчина, немного старше за женщину

Картина первая
В подворотне обычной многоэтажки стоит Девушка
в мокром плаще и с зонтиком в левой руке.
В подворотню вбегает Юноша. Видно, что он тоже попал
недавно под сильный дождь.
ЮНОША (отряхиваясь). Ну и льёт! ( Замечает Девушку.) Вы тоже прячетесь тут от дождя?
ДЕВУШКА. Вовсе нет! Просто я оставила где-то свой зонтик и потому вынуждена терять своё драгоценное время в этой вот подворотне без всякой пользы и для себя лично и для нашего общества в целом, в то самое время, как за стенами подворотни меня ожидает множество безотлагательных дел!
ЮНОША. Понятно.  (Смотрит на Девушку более внимательно.) Но мне кажется, что вы держите свой зонтик в левой руке!
ДЕВУШКА. В какой руке, вы говорите?  (Смотрит на свою левую руку.) Действительно! А я всё вспоминала, где бы я могла его оставить! Огромнейшее вам спасибо!
ЮНОША. Не за что!  (Некоторое время молчат.) Ну вот, теперь вы можете спокойно пойти по своим безотлагательным делам.
ДЕВУШКА (строго). Во-первых: мои безотлагательные дела – это совсем не ваше дело!
ЮНОША (с интересом). А во-вторых?
ДЕВУШКА. Во-вторых: как же я могу пойти по своих безотлагательных делах, если на улице льёт дождь, а я оставила где-то свой зонтик?!
ЮНОША. Но ведь теперь вы знаете, что оставили его в своей левой руке!
ДЕВУШКА (с вызовом). И вы считаете: достаточно знать, где я оставила свой зонтик, чтобы идти без зонтика под таким ливнем?! У вас, на мой взгляд, явный дефицит серого вещества коры головного мозга!
ЮНОША (с беспокойством). А белого?
ДЕВУШКА. Белого у вас в избытке. А вот серого…
ЮНОША (размышляет). Вчера оно ещё было! Или не было? Не помню!
Девушка вдруг хихикает.
Не понимаю, что тут смешного!
ДЕВУШКА. Знаете, кого вы сейчас напоминаете?
ЮНОША. Знаю! Кого?
ДЕВУШКА. Мокрую курицу.
ЮНОША (размышляет вслух). По всем законам жанра мне следовало сейчас обидеться. Или не следовало? Не помню!
ДЕВУШКА. Не понимаю, как можно обижаться на девушку, которая только что призналась вам в любви!
ЮНОША (не сразу, недоверчиво). Вы признались мне в любви?
ДЕВУШКА. Когда?
ЮНОША. Только что.
ДЕВУШКА. Правда? Как интересно! И что было дальше?
ЮНОША. А что, было ещё и дальше?
ДЕВУШКА. Конечно! Они стали любовниками!
ЮНОША. Стоп! Давайте по порядку! Вы назвали меня мокрой курицей! Причём тут какая-то любовь?
ДЕВУШКА. Ну… (Пожимает плечами.) Просто я очень люблю жареную курятину. А вы?
ЮНОША (с гордостью). Я – вегетарианец! А по сему питаюсь исключительно зайчатиной!
ДЕВУШКА. А почему именно зайчатиной?
ЮНОША. Потому, что я – вегетарианец! А эти зайцы сожрали всю мою капусту!
ДЕВУШКА (задумчиво). Жалко, что вы вегетарианец. Вы многое теряете в жизни…
ЮНОША. Что именно?
ДЕВУШКА. Мою любовь.
ЮНОША (недоверчиво). Вашу любовь?
ДЕВУШКА. Разумеется! А вы думаете, я просто так сравнила вас с моей любимой жареной курятиной?!
ЮНОША. Простите, но вы сравнили меня с мокрой курицей!
ДЕВУШКА. А разве это не одно и то же?
ЮНОША.  Не знаю… может быть…
ДЕВУШКА. Вы не можете этого знать, потому что вы – вегетарианец! С любой мокрой курицы может получиться восхитительная жареная курятина! Уж поверьте специалисту.
ЮНОША. Вы – кулинар?
ДЕВУШКА. Нет, модельер.
ЮНОША. Вы изобретаете новые модели одежды?
ДЕВУШКА. Нет, продаю на рынке старые, выдавая их за последние новинки сезона.
ЮНОША. Тогда верю! (Задумывается). Позвольте, а при чём тут недостаток моего серого мозгового вещества?
ДЕВУШКА. А разве от сильной любви люди не теряют самый последний рассудок?
Некоторое время оба молчат.
ЮНОША. Что ж, теперь я действительно верю в то, что вы и в самом деле признались мне в любви!
ДЕВУШКА (хлопает в ладоши). Как интересно! Когда?
ЮНОША. Только что.
ДЕВУШКА. А я и не заметила! Наверное, это из-за того, что я оставила где-то свой зонтик и потому вынуждена терять своё драгоценное время в этой подворотне без всякой пользы… (Умолкает, смотрит на юношу.) Или я это уже говорила?
ЮНОША. Скажите, а мы не встречались с вами раньше?
ДЕВУШКА. Нет, никогда не встречались. Но мне кажется, что я тоже где-то вас видела!
ЮНОША. Дэ жа вю?
ДЕВУШКА. Вы – француз?
ЮНОША. Правда? А я и не знал!
ДЕВУШКА. Это потому, что мы учились в одной школе и даже в одном классе. Более того, мы с вами сидели за одной партой, правда, в разных рядах. А теперь вы делаете вид, будто первый раз в жизни меня увидели!
ЮНОША. Ну да, как же я сразу не сообразил!  А классным руководителем у нас был Александр Петрович, учитель физики!
ДЕВУШКА. Правильно! Александра Петровна преподавала у нас химию! Как хорошо ты всё помнишь! Скажи, а ты встречаешься с кем-либо из наших бывших одноклассников?
ЮНОША. А как же! К примеру, только вчера я повстречал Вику! Чудесная девушка!
ДЕВУШКА. Она училась с нами в одном классе?
ЮНОША. Не знаю, я её об этом не спрашивал. Но это не исключается.
ДЕВУШКА. Жаль, что ты её об этом не спросил!
ЮНОША. А как я мог её об этом спросить, скажи, пожалуйста, если я сидел в кафе, а она в это время промчалась мимо на собственном «Мерседесе»!
ДЕВУШКА. Но ты точно знаешь, что её зовут Вика?
ЮНОША. А ты точно знаешь, что её зовут иначе?
ДЕВУШКА. Нет.
ЮНОША. Вот видишь! Почему бы ей не быть Викой.
ДЕВУШКА. Спроси её об этом на вашем следующем свидании.
ЮНОША. Обязательно.
ДЕВУШКА. Ещё спроси, училась ли она в нашем классе?
ЮНОША. И это спрошу. А ты… ты кого-либо из наших встречаешь?
ДЕВУШКА. Ну, разумеется! Сегодня, к примеру, я выгуливала Боба.
Юноша задумывается.
ЮНОША. Боб… Боб… Слушай, я никак не могу его вспомнить! За какой партой он сидел?
ДЕВУШКА. Боб, вообще, предпочитает лежать, а не сидеть. У нас в передней для этого есть специальный матрасик,  вот там он и проводит почти всё своё свободное время…
ЮНОША. Слушай, я, кажется, его вспомнил! Такой высокий блондин в очках?
ДЕВУШКА. Высокий блондин в очках сидел вчера передо мной в кинотеатре. Я из-за него так ничего и не смогла рассмотреть на экране!
ЮНОША. И он действительно был в очках?
ДЕВУШКА. Не помню. Понимаешь, в кинозале было так много людей, кажется, человек пять или шесть…  а этот блондин в очках, что сидел передо мной, всё время лез целоваться к своей соседке!
ЮНОША. Справа или слева?
ДЕВУШКА. Не помню.
ЮНОША. Вспомни! Это очень важно!
ДЕВУШКА. Вспомнила! Она сидела как раз позади него!
ЮНОША (недоуменно). Позволь, но ведь позади него сидела ты!
ДЕВУШКА. Да? И что из этого?
ЮНОША. Тогда выходит, что этот нахал лез целоваться к тебе?!
ДЕВУШКА. Ну, разумеется! К кому же ещё он мог лезть целоваться!
ЮНОША (не сразу). Тогда это действительно был Боб, наш бывший одноклассник!
ДЕВУШКА. Да нет же! Боба я не беру с собой в кинотеатр! Я только выгуливаю его два раза в день, как раз под вечер.
Некоторое время они стоят молча.
ЮНОША. Слушай, раз мы учились в одном классе – не мешало бы познакомиться.
ДЕВУШКА. Я не против! Тебя как звать?
ЮНОША. А тебя?
ДЕВУШКА. Вот и познакомились. Очень приятно, правда?
ЮНОША. Да, не по себе как-то…
В подворотню вбегает Мужчина в шортах и сорочке с короткими рукавами.
МУЖЧИНА (обмахивается газетой). Ну и жара!
ЮНОША. Вы тоже прячетесь тут от дождя?
МУЖЧИНА. Ну, разумеется!  (Продолжает обмахиваться газетой.) Дождь, знаете, не помешал бы! Третью неделю такая жара! Ни одной капли дождя! Всё вокруг так пересохла! Представляете?
ЮНОША. Представляю!  (Девушке.) А ты?
ДЕВУШКА. Представляю! (Мужчине.) А вы?
МУЖЧИНА. Не представляю даже, чем это всё может закончиться! Озимые и те начали желтеть! Я уже не говорю о яровых…
ЮНОША. Нет, вы говорите, говорите! Не стоять же молча!
МУЖЧИНА. Ну… тогда давайте поговорим о литературе. Тем более,  что эта тема наиболее мне близка…
ДЕВУШКА. Понимаю! Вы – писатель?
МУЖЧИНА. Как говорится, тепло…
ДЕВУШКА. Вы – литературовед?
МУЖЧИНА. Ещё теплее!
ЮНОША. Понимаю! Вы – электрик в библиотеке?
МУЖЧИНА. В самую точку, молодой человек! Я —  слесарь-сантехник.
ЮНОША. Ну, это одно и тоже!
МУЖЧИНА. Не скажите!
ЮНОША. Тогда вы скажите! Какие из современных жанров литературы вам нравятся больше всего?
МУЖЧИНА. Жареные факты!
ДЕВУШКА. А курятина?
МУЖЧИНА. В том числе!
ДЕВУШКА (хлопает в ладоши). Мне тоже! Мне тоже! (Медленно приближается к Мужчине.) Как у нас много общего!
ЮНОША (растерянно). А у нас?
ДЕВУШКА (Юноше). Ты мой одноклассник, и должен радоваться моему счастью! (Мужчине). Поцелуйте меня, пожалуйста!
МУЖЧИНА. Пожалуйста!  (Целует её.)
ЮНОША. И чему это, интересно, я должен радоваться, глядя, как вы тут целуетесь?! Слушайте, да хватит вам целоваться! Я же могу и разозлиться!
ДЕВУШКА. Но ведь это глупо — злиться только из-за того, что я тебе не дала списать контрольную по физике в шестом классе! Тем более что у нас с тобой были разные варианты!
ЮНОША. О той контрольной по химии в восьмом классе я уже и позабыл! И как я мог дать тебе её списать, когда и сам ещё не всё списал у тебя?!
ДЕВУШКА (топает ногой). Всё равно! Ты должен, ты просто обязан был дать мне её тогда списать! Ведь ты знал, как плохо я пишу все эти диктанты!
ЮНОША. Нет, я не знал. Я догадывался, а это совершенно не одно и то же!
ДЕВУШКА. А я получила тогда единицу и мама не пустила меня на дискотеку! (Всхлипывает.)
ЮНОША (виновато). Ну, успокойся… не надо плакать! Я больше не буду!
МУЖЧИНА (заинтересованно). А меньше?
ЮНОША. Что, меньше?
МУЖЧИНА. Вы у меня спрашиваете?
ЮНОША. А у кого же ещё! Итак, что меньше: собор Парижской Богоматери или Московский Кремль?
МУЖЧИНА. Моя библиотека.
ЮНОША. Правильно!
ДЕВУШКА. Нет, неправильно! (Вторично топает ногой.) И совсем даже неправильно! Ведь мне так нужно было, так необходимо было попасть тогда на эту дискотеку! (Мечтательно.) Как сейчас помню: была весна, время первых юношеских увлечений! И он должен был встретить меня на дискотеке… и он ждал меня там, долго ждал… а я… я не пришла!
ЮНОША. Кстати, а почему ты не пришла?
ДЕВУШКА. Не помню! Но это не важно. Важно то, что он решил, что между нами всё кончено и что я его больше не люблю!
ЮНОША. Какая душещипательная история!
МУЖЧИНА (наставительно). История, как и всякая другая наука, не может быть душещипательной. Она может быть только объективной или субъективной!
ДЕВУШКА. Моя история более чем объективная! Ибо этот негодяй сразу же переключился на другой объект в лице моей лучшей подруги и даже посмел пригласить её на белый танец!
ЮНОША. Какая трогательная история!
МУЖЧИНА. Историю лучше не трогать! Говорю это вам, как крупный специалист по мелким канализационным системам!
ДЕВУШКА (зловещим голосом). И в тот же самое мгновение моя лучшая подруга превратилась…
ЮНОША (дрожащим голосом). Она превратилась в в-вампира?
ДЕВУШКА. Нет.
ЮНОША. В в-введьму?
МУЖЧИНА. Кстати, это не противоречит современной оккультной науке.
ДЕВУШКА. Да нет же, она превратилась в моего злейшего врага!
ЮНОША. Какая ужасная история!
МУЖЧИНА. Ну, это уже сказки, моя милая! Современная оккультная наука напрочь отвергает само существование злейших врагов!
ЮНОША. Сказка ложь, но в ней намёк! А история и в самом деле ужасная! Я сегодня не усну ночью.
ДЕВУШКА. И что ты будешь делать ночью?
ЮНОША. Я буду сочинять ужасные истории. В стихах.
МУЖЧИНА. В белых?
ЮНОША. В чёрных.
ДЕВУШКА. Так ты, оказывается, поэт!
ЮНОША. А что тут удивительного?
ДЕВУШКА. Скажи, а это очень тяжело – сочинять стихи?
ЮНОША. Не знаю, не пробовал.
МУЖЧИНА. Кстати, о стихах! Я пригласил тогда твою подружку на танец без всякой задней мысли. Просто заиграла музыка, объявили белый танец… вот я и…
ДЕВУШКА (взволновано). Так это были вы?!
МУЖЧИНА (ещё более взволновано). Так это была ты?!
Мужчина раскрывает объятия. Девушка охотно в них падает.
ЮНОША. Подождите, подождите! А мне что прикажете делать в такой вот пикантной ситуации? ( Задумывается.) По всем законам детективного жанра мне надо кого-то из вас вызвать на дуэль! Вот только кого? Не помню!
МУЖЧИНА. Ты можешь пока почитать мою газету. ( Протягивает газету.)
ЮНОША. А она свежая?
МУЖЧИНА. Только сегодня утром я вытащил её из морозильной камеры холодильника, так что испортиться она ещё не должна. (Обнюхивает газету.) Правда, при такой жаре…
ЮНОША (берёт газету, тоже её обнюхивает). Она же испортилась!
МУЖЧИНА. Неужели? Теперь я понимаю, почему мне было так тошно её читать!
ЮНОША. Сам читай свою испорченную газету! ( Рвёт газету в клочки, швыряет их в лицо Мужчине.)
МУЖЧИНА (с возмущением). Я попросил бы обращаться ко мне на «вы»!
ЮНОША. Да, пожалуйста! (Подбирает клочки, снова швыряет их в лицо Мужчине.) Сами читайте вашу испорченную газету!
МУЖЧИНА. Ну вот, это совсем другое дело!
ЮНОША. И как смеете вы кружить голову этой несчастной девушке, вы, который уже столько лет как женат?!
ДЕВУШКА. Как интересно!  ( Хлопает в ладоши.) А на ком вы женаты, если не секрет?
МУЖЧИНА. Это большой секрет, и потому я вам его, разумеется, открою. Я женат на Александре Петровне, вашем бывшем классном руководителе. Она ещё у вас что-то такое преподавала…
ДЕВУШКА. Физику в шестом.
ЮНОША. Химию в седьмом, но не это главное! Главное, что ты поняла теперь, что это за тип! Ты ведь это поняла, да?
ДЕВУШКА. Теперь поняла! Александр Петрович, это вы?
МУЖЧИНА. Откуда ты меня знаешь? Ты что, училась у меня?
ДЕВУШКА (восторженно). Да, да! И вы преподавали у нас физику!
ЮНОША. Химию, если я не ошибаюсь.
ДЕВУШКА. И вы ещё были нашим классным руководителем!
МУЖЧИНА. Возможно. И что с этого?
ДЕВУШКА. А то, что я была влюблена в вас с пятого класса!
ЮНОША. Не понимаю, зачем врать! Химия у нас началась только в восьмом!
ДЕВУШКА. Зато физика в седьмом!
ЮНОША. Но ведь я же влюбился в тебя ещё раньше: в детском садике! Помнишь, как мы гуляли вдвоём в песочнице, и я впервые поцеловал тебя, а ты в благодарность за это, врезала мне лопаточкой в лоб?
ДЕВУШКА. А ты?
ЮНОША. А я, в благодарность за это, вылепил для тебя из песка шестисотый «Мерседес»?
ДЕВУШКА. Подумаешь, «Мерседес»! А вот Александр Петрович вылепит для меня…   вылепит вечный двигатель!
ЮНОША. Вечных двигателей не существует! Французская академия наук достаточно ясно об этом заявила.
МУЖЧИНА (заинтересовано). Когда она об этом заявила?
ЮНОША. Ещё в ХІХ столетии.
МУЖЧИНА. А конкретней?
ЮНОША. Конкретней я не помню.
МУЖЧИНА. Жаль.
ДЕВУШКА (высокопарно). Для настоящей любви нет ничего невозможного!
МУЖЧИНА. Ёсть, к сожалению!  (Вздыхает.) Моя жена и моя тёща.
ДЕВУШКА. Как я вас понимаю, Александр Петрович! Как я вас понимаю! Ведь у меня тоже есть Боб, и мне надо каждый вечер выгуливать его аж два раза в день! А вы сколько раз выгуливаете своих?
МУЖЧИНА. Я выгуливаю только тёщу. Жена гуляет сама.
ДЕВУШКА. Как интересно!  (Хлопает в ладоши.) И с кем же она гуляет, если не секрет?
МУЖЧИНА. Это секрет полишинеля.
ДЕВУШКА. А вы мне его откройте! Я этому Полю Шинелю ничего не скажу, тем более,  что я с ним мало знакома. Так с кем же гуляет ваша жена?
МУЖЧИНА. Вот с ним!  (Показывает на юношу.)
ДЕВУШКА (Юноше). Это правда? Ты гуляешь с его женой?
ЮНОША. Откуда мне было знать, чья она жена! На лбу ж у неё это не написано!
МУЖЧИНА. Моя вина! Я как-то хотел написать, но потом забыл…
ДЕВУШКА (Юноше). Но ведь теперь ты знаешь, чья она жена?
ЮНОША. Теперь знаю.  (Мужчине.) И поверьте, мне даже как-то не по себе!
МУЖЧИНА. Верю!
ЮНОША. Видите, я даже покраснел!
МУЖЧИНА. Вижу. Но это, скорее всего, от жары. Третью неделю такая сушь. Что будет дальше, как вы считаете?
ЮНОША. Ну… я думаю, если эти дожди не прекратятся – нас обязательно затопит.
МУЖЧИНА. И вы правы! Засушит, как пить дать засушит!
ЮНОША. И озимые вымокнут.
МУЖЧИНА. Высохнут не только озимые, но и яровые. Это я вам говорю, как крупный специалист мелких канализационных систем.
ДЕВУШКА. Что же касается меня – то я, вообще, без зонтика теперь и на улицу не выхожу. Только вот сегодня где-то его оставила…
МУЖЧИНА. В жару и не такое бывает. Голова кругом идёт.
ЮНОША. Это дождь идёт, а не голова.
ДЕВУШКА. Самое обидное, что из-за этого противного дождя я не успею выгулять Боба два раза перед сном!
МУЖЧИНА. А я – тёщу. Хотя… в такую жару лучше отложить на потом сие ответственное поручение…
ЮНОША (обижено). Если вы думаете, что мне некого выгуливать перед сном – вы глубоко заблуждаетесь! Я, между прочим, каждый вечер выгуливаю свой шестисотый «Мерседес», тот самый, который я когда-то вылепил для тебя в песочнице детского садика.
ДЕВУШКА (с восхищением) Ты хранил его для меня столько лет?!  (Юноша кивает.) Ты так любишь меня?  (Юноша кивает.) Простите, Александр Петрович, но я должна быть с ним! Ведь он любит меня с самого детского садика, а физика началась у нас только с седьмого класса!
ЮНОША. О, я знал, что этим закончится!
Юноша раскрывает объятия. Девушка охотно в них падает.
В это время в подворотню вбегает Женщина в зимней куртке
и меховой шапке. В руках у неё… лыжи.
ЖЕНЩИНА (Юноше). Дорогой, ты не слишком занят?
Юноша оглядывается, отпускает Девушку.
Привет, милый! (Целует Юношу в щёку.) Я так торопилась, так торопилась! Ещё немного – и я могла бы опоздать!
ДЕВУШКА. Ну и зачем было так торопиться!  (Надувшись, отходит в сторону.)
ЖЕНЩИНА (Юноше). Представь себе, на улице такая метель… всё вокруг замело, автобусы застряли в сугробах, такси не поймать…  Пришлось на лыжах. (Мужчине.) Ты, между прочим, обещал сегодня сводить мою маму в театр.
МУЖЧИНА. Да куда я её только не водил: и в театр, и в кино, и даже в цирк! А что в итоге? Она всегда находит дорогу обратно!
ДЕВУШКА. Я тоже однажды потеряла своего Боба, но не растерялась. Я сразу же написала восемь объявлений и одно заявление, а потом наклеила всё это на скамейку около моего подъезда.
МУЖЧИНА. И помогло?
ДЕВУШКА. Ещё как! Не успела я наклеить пятое объявление, как мой Боб прибежал сам.
ЖЕНЩИНА (Девушке). А что, простите, вы делаете здесь, рядом с моим мужем? У вас с ним свидание?
ДЕВУШКА. Да нет, вроде. Просто я оставила где-то свой зонтик, а потом забыла, где я его оставила.
ЖЕНЩИНА. Вы, наверное, очень любите моего мужа, если не побоялись в такую метель пробираться, рискуя жизнью, сквозь сугробы, единственно  ради свидания с любимым человеком? (Вздыхает.) Как же я вам завидую!
МУЖЧИНА. А мне?
ЖЕНЩИНА. Тебе я совсем даже не завидую!
МУЖЧИНА. Понимаешь, всё было не совсем так, как ты, наверное, себе представила! Точнее, всё было совсем даже не так! Просто я когда-то был её классным руководителем, а ещё, кажется, что-то такое у них преподавал…
ДЕВУШКА. Химическую физику?
ЮНОША. Физическую химию!
МУЖЧИНА. Правильно, физическую культуру! Ну в этот возрасте, сама понимаешь, девочки часто влюбляются в своих учителей… ничего серьёзного, так, детские увлечения.  Но, я даже не подозревал, что это так серьёзно… на протяжении столь длительного времени… Может это от сегодняшней жары?
ДЕВУШКА. Дождь, между прочим, тут совершенно не причём! Он виноват только в том, что я где-то оставила свой зонтик!
ЮНОША. Увлечения детсадовского возраста, между прочим, самые длительные и серьёзные!
ЖЕНЩИНА. Ну что ж… (Вздыхает.) Теперь мне ясно, что в этой безымянной подворотне образовался типичный любовный треугольник с четырьмя равнозначными углами.
ЮНОША. Знаете, я не совсем уверен, что эти углы равнозначные. Ведь я любил её со времён детского садика, а химия началась у нас только с восьмого класса!
ДЕВУШКА. Зато физика – с седьмого!
ЮНОША. Тем более нет смысла утверждать о равнозначности этих углов!
МУЖЧИНА. Запутанная ситуация!
ЖЕНЩИНА. Ну и какой же ты предлагаешь выход, любимый?
МУЖЧИНА. Я?!
ЖЕНЩИНА. А ты разве любимый? ( Нежно целует Юношу в щёку.) Итак, ты видишь хоть какой выход из запутанной этой ситуации? (Юноша пожимает плечами.) Вот и я пока никакого выхода не вижу! И это так грустно! А может это от холода?
МУЖЧИНА. Да, да! Мне тоже плохо думается в такую жару.
ЮНОША. Я тоже знаю, что должен… должен же быть хоть какой-нибудь выход! Но как выйдешь отсюда в такой ливень!
ДЕВУШКА. Единственное, что мы можем сделать – это написать сейчас восемь объявлений и одно заявление, а потом наклеить всё это на скамейку возле моего подъезда. Когда я потеряла Боба, это сразу же помогло.
МУЖЧИНА. Да, но тогда ведь не было такой жары, как сейчас? Или была?
ДЕВУШКА. Не помню. Возможно, небольшой дождик всё же набрызгивал… но не сравнить с нынешним.
ЖЕНЩИНА. В такую метель нет никакого смысла наклеивать все эти ваши объявления и заявления. Их сразу же заметёт снегом. Мы сделаем иначе. (Снимает шапку, вытаскивает из кармана блокнот.) Сейчас я напишу на бумажках нас всех, потом брошу эти бумажки в шапку. И мы будем тащить по очереди.
ЮНОША. Великолепный выход! Я поддерживаю!
ДЕВУШКА. Я тоже, тем более, что пользы от этого не будет совершенно.
Мужчина молчит.
ЖЕНЩИНА (Мужчине). А ты?
МУЖЧИНА. Что ж, я, вообще-то, не против, хоть и категорически протестую, ибо считаю сию демонстративную акцию устрашения непокорных мужей —  бессмысленной и чрезвычайно опасной не только для каждого здравомыслящего индивидуума, но  и для всей окружающей сего индивидуума среды! Заявляю это вам как крупный специалист мелких канализационных систем!  (В сторону.) Во сказанул!
ЖЕНЩИНА (пишет на листочках). Ты, как всегда, прав, дорогой.  А то я чуть не забыла дописать сюда ещё и мою маму.
МУЖЧИНА. Не забудь дописать ещё и мою тёщу.
ДЕВУШКА. И моего Боба. Кто-то же должен выгуливать его два раза в день под вечер.
ЮНОША. Тогда и мой «Мерс»! Чем он хуже!
ЖЕНЩИНА. Ну, вот, кажется, всех записала! (Бросает бумажки в шапку.) Кто первым будет тянуть?
МУЖЧИНА. Давай, я. (Тащит, читает.) Мне выпал Боб.
ДЕВУШКА. О, Боб! Как же мне будет не хватать тебя! (Мужчине.) Пообещайте мне, что будете выгуливать его дважды перед сном!
МУЖЧИНА. Ясное дело, обещаю! Опыта мне не занимать. Я буду водить Боба в театр вместо тёщи.
ЖЕНЩИНА. Кто следующий?  (Юноше.) Ты?
ЮНОША. Не возражаю! (Тянет, разворачивает.) Оля-ля! Мне досталась твоя мама. И что мне с ней делать?
ЖЕНЩИНА. Ну… будешь водить её в театр или в кино…
ЮНОША. А в цирк можно?
ЖЕНЩИНА. Можно.
МУЖЧИНА. Это бессмысленно, молодой человек, я всё это уже перепробовал. Попробуй свозить её в Гималаи, может, что и получится…
ЮНОША. Я, если честно, собирался махнуть в Бразилию. Сельва, мойва, Амазонка, бесконечные пампасы… Дикие папуасы-каннибалы… (Умолкает, смотрит на Мужчину.) Как думаете, её там понравится?
МУЖЧИНА (с сомнением). Должно понравиться, но это будет довольно жестоко по отношению к несчастным каннибалам.  Я бы выбрал, всё же, Гималаи, хотя…  в отношении снежного человека это тоже довольно бесчеловечно…
ЮНОША. Снежного человека не существует! Французская академия наук достаточно ясно об этом заявила!
МУЖЧИНА. А когда она об этом заявила?
ЮНОША. Ещё в ХІХ столетии.
МУЖЧИНА. А более конкретно?
ЮНОША. Более конкретно не помню.
МУЖЧИНА. Жаль.  (Вздыхает.) Ну что же, тогда и в самом деле лучше выбрать Бразилию. Но не стройте иллюзий, молодой человек. Она всё равно найдёт дорогу домой.
ЖЕНЩИНА. Ну, всё, с этим разобрались. Следующей тащу я! (Вытаскивает, смотрит.) «Мерседес»! Шестисотый! Я давно о таком мечтала!
ЮНОША. Должен вас предупредить, что он, к сожалению, из песка.
ЖЕНЩИНА. Ничего, я его перекрашу. (Обводит всех внимательным взглядом.) Никого больше не осталось?
ДЕВУШКА. Осталась я, но это не имеет значения. Все лучшие номера вы уже вытащили. Да и дождь, кажется, уже заканчивается.
МУЖЧИНА. Действительно, солидная тучка! Неужели  наконец-таки пойдёт дождь? Настоящий дождь! Даже не верится!
ЖЕНЩИНА. И мне не верится, что эта метель закончится хотя бы к вечеру. Ночью, может быть…
МУЖЧИНА. А может и не быть! А мне ещё надо срочно выгулять Боба в театр!
ЮНОША. А мне – купить два билета до Бразилии. Я думаю – лучше всего ехать туда поездом. Это значительно проще, чем покупать велосипеды.
ЖЕНЩИНА. На велосипедах из-за сугробов вы бы всё равно не проехали! Можно, правда, попробовать на лыжах…
ДЕВУШКА. На лыжах?! В такой ливень?!
МУЖЧИНА. В такую жару на лыжах?
ЖЕНЩИНА. Ну… надо же как-то поддерживать необходимую форму перед соревнованиями.
ДЕВУШКА. Соревнованиями по отыскиванию пропавших зонтиков?
ЮНОША. Да нет же! Гонки под дождём на «Мерседесах» из песка!
ЖЕНЩИНА. К несчастью а, может, и к сожалению, но вы оба ошибаетесь. Завтра утром начинаются соревнования по лыжных гонках на самые разные дистанции с раздельным стартом и общим финишем.
ДЕВУШКА. А лыжи?
ЖЕНЩИНА. Что, лыжи?
ДЕВУШКА. Лыжи, надеюсь, во всех участников одинаковые?
ЖЕНЩИНА. Разумеется, разные! Одна – правая, другая – левая.
ЮНОША. А лыжи водные?
МУЖЧИНА. Скорее, роликовые. В такую жару…
ЖЕНЩИНА. Лыжи самые настоящие!  (Показывает лыжи.) Вот эти!
МУЖЧИНА. И где, ты говоришь, будут проходить эти самые соревнования?
ЖЕНЩИНА. Ну, разумеется, в Бразилии! А где ещё могут проводиться лыжные гонки!
ЮНОША (Женщине). Подожди, ты что, тоже едешь в Бразилию? Тогда я возьму три билета на поезд.
МУЖЧИНА. Бери четыре. Я тоже поеду с вами. Надо же мне где-то отдохнуть от этой аномальной жары!
ДЕВУШКА. А как же Боб? Кто его будет прогуливать вечером в театр?
МУЖЧИНА. Ничего! Я оформлю ему месячный абонемент,  и он будет посещать театр самостоятельно.
ДЕВУШКА. Чудесно! Тогда и я поеду с вами в Бразилию. Ведь вы, Александр Петрович – моя самая первая и самая возвышенная любовь за последние полчаса! (Зевает.) Впрочем, я уже передумала. Пойду лучше искать свой зонтик.
ЖЕНЩИНА. А я пойду перекрашивать свой «Мерседес».  Я перекрашу его под цвет бразильской мойвы.  Или сельвы, не помню…
МУЖЧИНА. А мне что прикажете делать? (Вскрикивает от радости.) Дождь! Настоящий дождь! Он, наконец-таки, начался!
ДЕВУШКА. И в самом деле, кажется, заканчивается. Побегу искать свой зонтик. А потом попрошу Боба, чтобы он взял меня с собой в театр… (Замолкает, смотрит на свою левую руку.) Зонтик я, кажется, уже отыскала. (Раскрывает зонтик.) Жалко, что дождь прекратился, и я буду, как последняя дура,  шлёпать по лужах с зонтиком над головой! (Выходит из подворотни.)
МУЖЧИНА. Да после такой жары одно наслаждение — пройтись под тёплым летним дождиком! (Тоже выходит.)
Юноша и Женщина остаются вдвоём
ЖЕНЩИНА (внимательно смотрит на Юношу). Какое знакомое лицо! Скажите, мы не встречались с вами раньше? Или позже, не помню…
ЮНОША. Мы учились с вами в параллельных классах и даже сидели за одной партой, а теперь ты упрямо делаешь вид, что первый раз меня видишь!
ЖЕНЩИНА. Я, наконец, вспомнила! Так это тебе я подложила однажды сорок четыре кнопки на уроке физики в седьмом классе?
ЮНОША. Не сорок четыре, а сорок пять. Я специально пересчитал их, прежде чем подложить тебе на уроке химии в восьмом классе. Как сейчас помню – мы писали тогда сочинение на тему: «Мой самый нелюбимый сказочный персонаж».
ЖЕНЩИНА. Я написала тогда о тебе.
ЮНОША. А я о тебе.
ЖЕНЩИНА И ЮНОША (разом). Как у нас много общего!
Юноша раскрывает объятия. Женщина охотно в них падает.
В это время снова появляется Мужчина. Над головой он держит
зонтик Девушки.
МУЖЧИНА. Послушай, дорогая… не хочу тебе мешать, но я вновь забыл… Куда, ты говорила, я должен вести сегодня твою мамочку?
ЮНОША. Кажется, в Гималаи.
ЖЕНЩИНА. Да нет же, в Бразилию!
Снова появляется Девушка.
ДЕВУШКА. Ну вот, я вновь оставила где-то свой зонтик и даже забыла, где я его оставила!  Какие знакомые лица! Как будто я где-то уже видела их когда-то…  Только вот где и когда? Не помню!
ЮНОША. Вспомни! Это очень важно!
ДЕВУШКА. И тебя я тоже где-то видела, и тоже не помню где…
МУЖЧИНА. Это от жары!
ЖЕНЩИНА. А такую стужу не мудрено обо всём на свете забыть.
ЮНОША. Тогда у меня идея!
МУЖЧИНА. Фикс?
ЮНОША. Люкс! А давайте снова встретимся на этом же месте, скажем, через… через…
МУЖЧИНА. Предлагаю встретиться через сорок восемь часов ноль-ноль минут.
ДЕВУШКА. Это слишком мало. Лучше через двое суток. Я как раз успею сходить с Бобом в театр.
ЖЕНЩИНА. А я – стать чемпионкой мира по лыжным гонкам на разные дистанции!
ЮНОША. А я – доставить в Бразилию твою маму.
МУЖЧИНА. А ты ничего не путаешь? Ты ведь собирался доставить туда мою тёщу!
ЮНОША. Да?  (Задумывается.) Ну, хорошо, я возьму их обоих. Я ведь уже купил четыре билета.
ЖЕНЩИНА. Пятый билет ты купил зря! Я лично отправлюсь в Бразилию на лыжах! Ну, надо же мне хоть немного потренироваться перед этими ответственными стартами!
МУЖЧИНА. Значит, если я вас правильно понял, мы встречаемся на этом самом месте ровно через год?
ЮНОША. И как же мы узнаем друг друга, хотелось бы мне знать? Шутка ли, целый месяц пройдёт!
ДЕВУШКА. Ну… я буду держать в левой руке свой зонтик. Если я, конечно, успею его отыскать за эти две недели.
ЖЕНЩИНА. А я буду с золотой олимпийской медалью чемпионата мира! В крайнем случае – с серебряной, но тогда вы вряд ли меня узнаете…
МУЖЧИНА. Ну, тебя-то я узнаю в любом случае! Кажется мне, что я тебя где-то уже видел!
ЖЕНЩИНА. И я тебя! Может мы учились с тобой в одном классе?
МУЖЧИНА. И это не исключено.
ДЕВУШКА (радостно). Вижу: мы все – одноклассники!
ЮНОША. Это интересное предположение, но, к сожалению, вынужден вас оставить. Если я опоздаю на этот поезд в Бразилию, то следующего придётся ожидать тридцать три года, три месяца и тридцать три дня…
Юноша торопливо выбегает.
ДЕВУШКА. Боже, как это долго! За это время и дождь может закончиться.
МУЖЧИНА. Тридцать три года жары я бы ещё смог выдержать. Три месяца тоже кое-как перебьюсь… не впервой… Но вот эти тридцать три дня, они меня с ума сводят! Откуда они взялись – не понимаю!
ДЕВУШКА. И куда подевались часы и минуты?
ЖЕНЩИНА. Всё это очень загадочно, если не сказать большего.
ДЕВУШКА. Одно успокаивает – за это время я, может, успею не только выгулять Боба в театр, а ещё и найти свой зонтик. (Выходит.)
МУЖЧИНА (Женщине). И всё же я вас где-то видел. Вот только не могу вспомнить, где?
ЖЕНЩИНА. Скажите, а вам не случалось получать двойку по физике в седьмом классе?
МУЖЧИНА (обрадовано). Александра Петровна! Как же я не узнал вас сразу! Я же вам столько крови испортил на уроках химии в восьмом классе, отвечая на все ваши вопросы! Боже, как же вы старались найти такой вопрос, чтобы я не смог на него ответить, но так ничего и не нашли!
ЖЕНЩИНА. Кстати, после этого инцидента я пригласила в школу ваших родителей. Интересно, где они?
МУЖЧИНА. Знаете, мне и самому это интересно.
ЖЕНЩИНА. Завтра я вас жду у себя с родителями!
МУЖЧИНА (грустно). Понятно!  (Вздыхает.) А можно, я приду с твоей мамой?
ЖЕНЩИНА. Можно. Но для начала своди её в театр.
МУЖЧИНА. А смысл? Она же всё равно найдёт дорогу домой.
Мужчина выходит. Женщина некоторое время смотрит ему вслед,
потом решительным движением надевает лыжи.
ЖЕНЩИНА. Вперёд, за золотой олимпийской медалью чемпионата мира! (Идёт на лыжах к выходу.) Только бы снова не сбиться с дороги и не попасть в Африку. Который раз я уже пытаюсь добраться на чемпионат по лыжным гонкам в Бразилии — и всё время почему-то попадаю в Африку! Ну, на этот раз сему не бывать! Я возьму с собой компас и подзорную трубу, а, значит, все олимпийские медали будут моими! Ура!
Женщина выходит на лыжах из подворотни.

Конец первой картины

Картина вторая.
Комната однокомнатной квартиры. Стол, стул, за столом сидит
Женщина. Больше в комнате ничего нет. На столе, правда, непочатая бутылка
шампанского и несколько фужеров.

ЖЕНЩИНА. Как хорошо всё же сидеть в своей собственной квартире за своим собственным столом и встречать собственным шампанским собственный свой день рождение. И всё это вместе со своими собственными друзьями, которые, к сожалению, не смогли придти! (Вздыхает.) Ну, что, скажите, может быть лучше этого?! (Задумывается.) Впрочем, я знаю, что может быть лучше! (Вскакивает.) Лучше загорать на своём собственном пляже возле собственного коттеджа в любимой моей Бразилии, где, кстати, находится в настоящее время моя собственная мама. Совсем недавно она прислала мне письмо, в котором почему-то совсем забыла поздравить меня с моим собственным днём рождения. Но я на неё не в обиде. И в самом деле, ну откуда моей собственной маме знать, в какой день я родилась! (Снова вздыхает.) Единственное, что меня волнует сейчас – это то, как мои собственные друзья смогут добраться до моей любимой Бразилии, чтобы там, на моём собственном пляже отметить моим собственным шампанским мой собственный… (Снова садится.) А, собственно, что это я так волнуюсь! Я закажу им билеты на поезд, ибо проще всего добраться до моей любимой Бразилии именно поездом. Впрочем, на велосипедах было бы намного быстрее… но на пути к моей любимой Бразилии столько всяких сугробов, что лучше взять лыжи… тем более, что они ни капельки не лучше! Уже сколько раз я пыталась добраться до Бразилии на лыжах, и каждый раз почему-то оказывалась вместо Бразилии в Африке. Наверно, всё дело в том, что я всё время незаметно сбивалась влево из-за того, что моя правая нога значительно более сильная и любознательная, чем моя левая нога…  (Вздыхает в третий раз.) Из-за этих несуразных нижних конечностей я так и не стала олимпийской чемпионкой в лыжных гонках. Зато в Африке я стала чемпионкой мира в скоростных гонках со львами… кстати, я единственная из всех участниц смогла дойти до финиша, а всё потому, что эти львы уже объелись и смотреть на меня не могли… (Звонок в дверь.) Это, наверное, принесли билеты на поезд до моей любимой Бразилии. Входите, открыто!
В комнату входит Девушка с огромным чемоданом в руке.
ДЕВУШКА (с грохотом опускает чемодан на пол). Скажите, в этом кинотеатре я смогу купить для своего любимого Боба многоразовые памперсы с отстойником, электронагревателем, автономной холодильной установкой и обязательной стереовидеоаппаратурой?
ЖЕНЩИНА. К большому сожалению, в нашем десятиэтажном пятизвёздочном отеле  свободных номеров на сегодня уже не осталось. Дело в том, что как раз сегодня утром все наши жильцы одновременно и даже организованно съехали от нас в разные неизвестные направления.
ДЕВУШКА. Как жаль!  (Вздыхает.) Скажите, а завтра в вашем кинотеатре будет идти этот же фильм?
ЖЕНЩИНА. Завтра, дорогуша, нас тут вообще не будет. Уже сегодня вечером наш поезд отправиться в Бразилию.
ДЕВУШКА. Когда, вы сказали? Завтра утром?
ЖЕНЩИНА. Если я так сказала – значит, так оно и есть! Наш поезд отправится незамедлительно, всего через минуту, после того как вы закроете дверь с той стороны!
ДЕВУШКА (с облегчением). Значит, я не ошиблась! Вот мой билет на поезд до самой Бразилии.  (Протягивает Женщине билет.)
ЖЕНЩИНА (внимательно рассматривает билет). Простите, дорогуша, но ваш билет выдан на две персоны, а вы стоите передо мной лишь в качестве единственной своей персоны. Скажите честно, куда вы подевали вторую вашу персону?
ДЕВУШКА. Вторая моя персона – это мой персональный Боб. Я как раз выгуливала его около вашего дома, потому что всегда должна выгуливать его вечером два раза в день, а один раз в день я его уже выгуляла.
ЖЕНЩИНА. Вот как? И где же в настоящее время находится ваш персональный Боб?
ДЕВУШКА. Я привязала своего персонального Боба возле вашего подъезда.
ЖЕНЩИНА. Надеюсь, вы не додумались привязать его к непрочному дереву или ещё более ненадёжному бетонному столбу?
ДЕВУШКА (обижено). За кого вы меня принимаете! Я ещё не совсем сошла с ума! Точнее, я ещё совсем не сошла с ума, я только собираюсь с него сойти.
ЖЕНЩИНА. А мне показалось, что вы собирались ехать до самой Бразилии.
ДЕВУШКА. А разве это не одно и то же?
ЖЕНЩИНА. Не знаю, возможно… но мы отклонились от темы! Куда, вы говорите, привязали своего персонального Боба?
ДЕВУШКА. Ну, разумеется, я не стала привязывать его к какому-то там ненадёжному дереву или столбу! Я привязала его к надёжному заднему колесу какого-то автомобиля. Он как раз в это время остановился на противоположной стороне улицы, рядом с новым ювелирным магазином, который только сегодня гостеприимно распахнул свои двери перед потенциальными своими покупателями…
ЖЕНЩИНА. Ну да! После того, как он же пять лет тому назад захлопнул эти самые двери перед самым носом тех же самых потенциальных своих покупателей, будучи, правда, в той далёкое время всего-навсего мелкой галантерейной лавчонкой! Впрочем, мы снова отклонились от темы. А скажи мне, дорогуша, люди, что  сидели в этом автомобиле, не сделали вам никакого замечания по поводу того, что вы использовали заднее колесо их автомобиля в своих корыстных целях?
ДЕВУШКА. Не знаю, кажется, они меня даже не заметили. И, вообще, они показались мне какими-то очень уж взволнованными и невероятно скромными ко всему прочему.
ЖЕНЩИНА. Скромными?
ДЕВУШКА. Ну да. А иначе,  зачем им было бы натягивать на лица какие-то тёмные капроновые чулки. Я лично не вижу во всём этом ни малейшего смысла! А вы?
ЖЕНЩИНА. Не знаю, я, вообще-то,  предпочитаю колготки.  (Задумывается.) И что, эти скромные молодые люди…
ДЕВУШКА. Они были молодыми?
ЖЕНЩИНА. А колесо было задним?
ДЕВУШКА. Может, и передним… не помню…
ЖЕНЩИНА. Вспомни! Это очень важно!
Девушка начинает вспоминать. Женщина терпеливо ждёт.
ДЕВУШКА. Вспомнила! Я привязала его к выхлопной трубе их автомобиля!
Где-то снаружи слышен взрыв, выстрелы… ещё один взрыв.
ЖЕНЩИНА. На этой улице всегда так шумно!
ДЕВУШКА (встревожено). Надеюсь, там не пробежала сейчас белая кошка?
ЖЕНЩИНА. Белая кошка? Причём тут белая кошка?
ДЕВУШКА. Дело в том, что мой Боб терпеть не может белых кошек.
ЖЕНЩИНА. Понимаю. Он сразу же начинает за ними гоняться?
ДЕВУШКА. Ну, что вы! Он сразу же начинает от них прятаться.
ЖЕНЩИНА. А от чёрных кошек он тоже прячется?
ДЕВУШКА. Чёрных кошек вообще не существует в природе! Как вам не стыдно верить в эти дремучие предрассудки!
ЖЕНЩИНА (пожимает плечами). Во всяком случае, тебе, милочка, просто необходимо выйти и посмотреть, что же там произошло, и что наделала там твоя белая кошка?
ДЕВУШКА. У меня есть кошка? А я и не знала!
ЖЕНЩИНА. Ну вот, теперь ты об этом знаешь. Тем более, тебе необходимо выйти и посмотреть.
Девушка выходит. Женщина подходит к чемодану и некоторое время
внимательно его рассматривает. Возвращается Девушка.
ДЕВУШКА. Скажите, в этом кинотеатре…
ЖЕНЩИНА (поднимает руку). Хватит, больше не надо! Ты всё это уже говорила!
ДЕВУШКА. Когда?
ЖЕНЩИНА. Точно не помню, но помню, что говорила. Не люблю повторений.
ДЕВУШКА (виновато). Прошу прощения.
ЖЕНЩИНА. А где я тебе его возьму? У меня его нет!
ДЕВУШКА. А если я скажу волшебное слово «пожалуйста»?
ЖЕНЩИНА. Ну, тогда оно у меня есть, но я не помню, куда это я его положила… (Задумывается.) А тебе оно так срочно необходимо?
ДЕВУШКА. Знаете, я могу подождать.
ЖЕНЩИНА. В таком случае, ты лучше подожди, а я, между тем, постараюсь вспомнить, куда бы я могла его положить. А что там на улице? Всё в порядке?
ДЕВУШКА. В полном. Только вот мой персональный Боб…  он снова куда-то сбежал.  Подозреваю, что дело не обошлось без белой кошки.
ЖЕНЩИНА. А автомобиль, к выхлопной трубе которого ты его привязала?
ДЕВУШКА. Автомобиля тоже нет на месте, но его отсутствие, как раз таки, меня не удивляет. Наверное, мой Боб потащил его за собой, когда кинулся прятаться от этой белой кошки.
ЖЕНЩИНА. Наверное. А скажи, эти скромные молодые люди с чулками вместо лиц… они хоть на месте?
ДЕВУШКА. Увы, они тоже исчезли!
ЖЕНЩИНА. Какой ужас! Бедные молодые люди!
ДЕВУШКА. Мне их тоже жаль. Такие скромные…
ЖЕНЩИНА. А ювелирный магазин?
ДЕВУШКА. Самое удивительное, что он-то никуда не исчез. Правда, там почему-то выбиты двери и вылетели все окна.
ЖЕНЩИНА (обвиняющим тоном). А тебе не кажется, милочка, что весь этот погром наделал твой Боб, когда попытался спрятаться в магазине от белой кошки?
ДЕВУШКА. Бедный Боб, как же он, наверное, перепугался!  (Всхлипывает.) О, мне так жалко, так жалко…
ЖЕНЩИНА. Успокойся, дорогуша!
ДЕВУШКА. Так жалко, что в вашем кинотеатре завтра будет идти уже совсем другой фильм!  (Плачет навзрыд.)
ЖЕНЩИНА. Я сказала, успокойся! Наш поезд будет двигаться довольно медленно, и на первой же остановке ты спокойно сможешь выйти и, забежав на минутку в этот ювелирный магазин, забрать оттуда своего персонального Боба.
ДЕВУШКА (всё ещё всхлипывая). А мою белую кошку я там найду?
ЖЕНЩИНА. Без всякого сомнения.
ДЕВУШКА. Чудесно! Просто чудесно! Одновременно я попрошу прощения и у этих скромных молодых людей, за то, что их так напугал мой персональный Боб.
ЖЕНЩИНА. Чем же он виноват? Его самого до полусмерти перепугала эта белая кошка.
ДЕВУШКА. В таком случае я попрошу прощения и у этой белой кошки.
ЖЕНЩИНА. Ты мне напомнила, что я тоже должна тебе одно прощение. Слушай, зачем тебе столько прощений?
ДЕВУШКА (обижено). Не «тебе», а «вам»!
ЖЕНЩИНА (удивлённо). Мне?
ДЕВУШКА. Мне!
ЖЕНЩИНА. Вот я и говорю: зачем тебе столько? Кстати, в твоём чемодане всё время что-то громко тикает.
ДЕВУШКА. Да? (Прислушивается.) И, правда! А что там может тикать?
ЖЕНЩИНА. Ты у меня спрашиваешь?
ДЕВУШКА. Разумеется! Я такая интересная… вернее, такая интересующаяся… я хотела сказать, что с самого раннего детства я такая заинтересованная!
ЖЕНЩИНА. А знаешь, я тебе по-хорошему завидую! Ведь я с самого детства и не интересная, и не интересующаяся… и даже не заинтересованная…
ДЕВУШКА. Тогда выходит, что завидовать вам должна я. Ведь мне моя заинтересованность всегда вылезала боком.
ЖЕНЩИНА. Правым или левым?
ДЕВУШКА. Я не помню.
ЖЕНЩИНА. Вспомни! Это очень важно!
Некоторое время Девушка напряжённо вспоминает
Ну, вспомнила?
ДЕВУШКА. Вспомнила! Это совсем не мой чемодан!
ЖЕНЩИНА. Не твой? Где же ты его тогда взяла?
ДЕВУШКА. Он стоял возле машины, в которой и сидели эти скромные молодые люди с чёрными чулками вместо лиц. Когда я привязала своего персонального Боба к выхлопной трубе их автомобили, я увидела этот чемодан и почему-то решила взять его с собой. Я и взяла, только вот забыла, почему я так решила…
ЖЕНЩИНА. Вспомни! Это очень важно!
ДЕВУШКА. Вспомнила! Этот чемодан, наверное, и принадлежал тем скромным молодым людям с чёрными чулками. Ведь во всяком другом случае он вряд ли стоял бы возле их автомобиля в то самое время, когда я привязывала своего персонального Боба…
ЖЕНЩИНА. Всё, хватит!  (Девушка умолкает на полуслове.) Знаешь, ты так хорошо всё мне объяснила, что я так и не поняла, что же там всё время так громко тикает.
В комнату входит Мужчина. Теперь он в строгом тёмном костюме.
МУЖЧИНА (Женщине). Привет, дорогая!
Женщина охотно подставляет щеку, и мужчина чинно здоровается с ней за руку.
Я сегодня пришёл немного раньше обычного, потому что задержался на работе по независящим от меня обстоятельствам. Хотел тебе позвонить, но вовремя вспомнил, что у нас дома есть телефон. (Умолкает, смотрит на Девушку.) Кстати, кто это?
ДЕВУШКА. Ну вот, вы снова не узнали меня, Александр Петрович!
МУЖЧИНА (строго). Если вы пришли сюда с узкокорыстной целью исправить свою очередную двойку по физике на липовую тройку  — знайте, что вы пришли совершенно напрасно! Тройки я вам всё равно не поставлю!
ДЕВУШКА (умоляюще). Тогда, может, четвёрочку?
МУЖЧИНА. И речи быть не может! Пятёрка, ещё куда ни шло…
ДЕВУШКА. Дело в том, что я пришла в этот дневной кинотеатр, чтобы купить для своего персонального Боба многоразовые памперсы с отстойником, электрообогревателем и ещё чем-то… не помню, с чем же ещё…
ЖЕНЩИНА. Ещё с автономной холодильной установкой и обязательной стереовидеоаппаратурой. Правильно?
ДЕВУШКА (обрадовано). Так они всё же у вас есть?
ЖЕНЩИНА. Я же сказала, что в нашем десятиэтажном пятизвёздочном отеле свободных номеров на сегодня уже нет. Не помню, правда, почему.
ДЕВУШКА. Потому, что все ваши жильцы сегодня утром выехали от вас в неизвестных направлениях.
ЖЕНЩИНА. Правильно! Так что ты, дорогуша, пришла совершенно напрасно. Кинофильма сегодня уже не будет.
ДЕВУШКА. Как жаль!
МУЖЧИНА. Да кто она такая, ты можешь мне толком объяснить?!
ЖЕНЩИНА. Могу. Она – единственная пассажирка нашего поезда,  который направляется в  Бразилию. Вот её билет на две персональные персоны.
МУЖЧИНА. Ну что ж, тогда другое дело.  (Смотрит на чемодан.) А багаж? За багаж кто платить будет?
ЖЕНЩИНА. Я, разумеется.
МУЖЧИНА. Ну, так заплати ей за багаж, чего ты ждёшь!
ЖЕНЩИНА (вытаскивает из сумочки деньги, протягивает Девушке). Вот деньги за ваш багаж.
ДЕВУШКА (берёт деньги, пересчитывает). Так много!
ЖЕНЩИНА. Бери, сколько есть! Остальное я отдам потом.
МУЖЧИНА. А почему на столе шампанское? Сегодня что, праздник?
ЖЕНЩИНА. Да, дорогой! И большой!
МУЖЧИНА. Стоп, не говори! Я сам попробую угадать! (Напряжённо думает.) Новый год?
ЖЕНЩИНА. Холодно.
МУЖЧИНА. Ну, разумеется, холодно! На то и зима!
ЖЕНЩИНА. Да, но ведь сейчас лето.
МУЖЧИНА (подозрительно). Что ты этим хочешь сказать?
ЖЕНЩИНА. Только то, что ты не угадал, милый!
МУЖЧИНА. Ну, тогда… тогда, наверное, сегодня — день независимости республики Папуа-Новая Гвинея! Угадал?
ЖЕНЩИНА. Немного теплее.
МУЖЧИНА. Ничего себе, немного! Это же на самом экваторе!
ЖЕНЩИНА. Ты сдаёшься?
МУЖЧИНА. Ни в коем случае!  (Снова напряжённо думает.) Последняя пятница на этой неделе?
ЖЕНЩИНА. Ты почти угадал, но ведь сегодня суббота.
МУЖЧИНА. Вот как?!  (Снова думает.) Тогда, тогда…
ЖЕНЩИНА. Ну, ну!  Поднатужься, милый!
МУЖЧИНА. Тогда я сдаюсь!
ДЕВУШКА (с уважением). Какой вы умный, Александр Петрович! Я бы, наверное, не смогла вот так, сразу…
ЖЕНЩИНА. Сегодня мой день рождения, милый!
МУЖЧИНА. Твой день рождения?  ( С недоумением смотрит на Женщину.) Ты хочешь сказать, что родилась сегодня?
ЖЕНЩИНА. Ну да! Как сейчас помню: это случилось на рассвете…
МУЖЧИНА. Подожди! Как ты могла родиться на рассвете, когда вчера я тебя уже видел?! Если я не ошибаюсь, естественно…
ЖЕНЩИНА. Если я не ошибаюсь, тебе, вообще, свойственно ошибаться!
Некоторое время они молча смотрят друг на друга.
Девушка смотрит на них по очереди.
МУЖЧИНА. Ну и кого же, интересно, я видел вчера вечером?  (Смотрит на Девушку.) Может, тебя?
ЖЕНЩИНА (Девушке). Ты что,  была тут вчера?
ДЕВУШКА. Вообще-то, мой день рождения ещё через две недели…
МУЖЧИНА. Через две недели? Так ты что, ещё не родилась?
ДЕВУШКА. Не понимаю, что тут удивительного!
МУЖЧИНА. Мистика какая-то!  (Смотрит по очереди на обеих.) Но ведь кого-то я видел вчера вечером! Или не видел?
ДЕВУШКА. Может, вы видели белую кошку?
ЖЕНЩИНА. Или этот чемодан?
МУЖЧИНА. Может быть! (Подходит к чемодану, внимательно его рассматривает.) А что там так громко тикает?
ЖЕНЩИНА. Кстати, дорогой, почему ты не принёс мне цветы по случаю моего дня рождения?
МУЖЧИНА. Цветы – это так банально! Их сейчас дарят только…  знаешь, кто сейчас дарит цветы?
ЖЕНЩИНА. Знаю. Кто?
МУЖЧИНА. Да их дарят только самые отъявленные жлобы, вот кто!
ЖЕНЩИНА. Ты же не такой, правда?
МУЖЧИНА. Разумеется, я не такой! Помнишь, пять лет тому назад я даже подарил тебе порцию сливочного мороженного.
ЖЕНЩИНА. Помню, милый! Это моё самое яркое воспоминание о твоей щедрости! Ты был тогда настолько щедрым, что согласился даже, чтобы деньги за мороженое я возвратила тебе не сразу, а по приходу домой. И даже без всяких процентов!
МУЖЧИНА. Да я, вообще, широкая натура! Настолько широкая, что сегодня утром едва смог застегнуть пуговицы на рубашке, которую ты купила мне всего три месяца назад.
ДЕВУШКА. Со старой одеждой это бывает, по себе знаю. Как-то я хотела примерить свою ясельную распашонку, да так и не смогла её на себя натянуть.
МУЖЧИНА (Женщине). Вот видишь!
ЖЕНЩИНА. Вижу.
МУЖЧИНА (Девушке). И ты видишь?
ДЕВУШКА. И я вижу.
МУЖЧИНА. А вот я ничего не вижу! И что я этим хотел сказать, ей богу, не могу понять!
ЖЕНЩИНА. Не отвлекайся! Этим ты хотел сказать, что твой сегодняшний подарок куда дороже, чем простой букет цветов! Это… это брильянтовое колье?
МУЖЧИНА. Бери выше! Кстати, насчёт брильянтов… там, на улице, возле ювелирного магазина, так много милиции… Что там могло случиться?
ДЕВУШКА. Это всё Боб! Он так боится белых кошек!
МУЖЧИНА. А чёрных?
ДЕВУШКА. Чёрных кошек в природе не существует! Как вам не стыдно верить во все эти дремучие предрассудки!
ЖЕНЩИНА. Ты сказал, бери выше? Не понимаю, что может быть выше брильянтового колье? А, я поняла! Ты хочешь подарить мне брильянтовую диадему?
МУЖЧИНА. Бери ещё выше!
ЖЕНЩИНА. Ещё выше? Но что может быть выше за брильянтовую диадему?
МУЖЧИНА (с пафосом). Звёзды!
ЖЕНЩИНА. Звёзды? Ты хочешь сказать, что даришь мне звезду?
МУЖЧИНА. Видишь, какой я щедрый!
ЖЕНЩИНА (подбегает к окну, распахивает его). Их так много… глаза разбегаются…
МУЖЧИНА. Бери любую!
ЖЕНЩИНА. Любую? Ты сказал: любую?
МУЖЧИНА. Какая тебе больше нравится – ту и бери!
ЖЕНЩИНА. Тогда я возьму… я возьму… Я возьму вон ту, голубенькую! Она так гармонирует с моими карими глазами!
МУЖЧИНА. Бери!
ЖЕНЩИНА. И я бы ещё хотела хоть одну жёлтенькую… Милый, можно мне взять ещё и жёлтенькую?
МУЖЧИНА. Бери! Видишь, какой я щедрый!
ЖЕНЩИНА. Она так гармонирует с моим бразильским пляжем!
МУЖЧИНА. Между прочим, в этом чемодане всё ещё что-то тикает!
ЖЕНЩИНА. Наверное, там будильник.
МУЖЧИНА. Ни один будильник в мире не может так громко тикать! Утверждаю это, как крупный специалист мелких канализационных систем!
ЖЕНЩИНА. Ну, тогда там, наверное, много будильников.
ДЕВУШКА. Подождите, я поняла! Ведь это стучат колёса нашего поезда!
МУЖЧИНА. Какого поезда?
ДЕВУШКА. Того, на котором мы едем в Бразилию!
МУЖЧИНА. Мы едем в Бразилию?
ДЕВУШКА. Ну да! У меня и билет имеется!
Девушка протягивает Мужчине билет, тот его внимательно
Рассматривает, возвращает Девушке.
МУЖЧИНА. А за багаж кто будет платить?
ЖЕНЩИНА. Ну, конечно же, я!
Вытаскивает из сумочки деньги, даёт их Девушке. В это время
в комнату входит Юноша.
ЮНОША. Я не опоздал?
ДЕВУШКА. Опоздал! В части первой ты и пришёл первым, сразу же после меня!
ЮНОША. Если после тебя – значит, я пришёл другим?
ДЕВУШКА. Я уже была там, когда ты пришёл! Значит, ты пришёл первым!
ЮНОША. К финишу?
ДЕВУШКА. Нет, ко мне!
ЮНОША. Я пришёл к тебе?
ДЕВУШКА. А я к тебе!
ЮНОША. Ты так любишь меня?
ДЕВУШКА. А ты меня!
ЮНОША. Любимая!
ДЕВУШКА. Любимый!
Юноша раскрывает объятия. Девушка охотно в них падает.
МУЖЧИНА. А вот этого не надо!
ЮНОША (удивлённо). Почему?
МУЖЧИНА. Да потому, что это уже было в части первой!
ЮНОША. Кстати, об объятиях! Там, внизу, около ювелирного магазина, так много милиции. Что там могло случиться?
ДЕВУШКА. Это Боб! Он так боится белых кошек!
ЮНОША. Ты ждёшь, что я спрошу сейчас, боится ли он чёрных кошек?
ДЕВУШКА. А ты не спросишь?
ЮНОША. Нет. Я же знаю, что чёрных кошек в природе не существует. Это всё – дремучие предрассудки и ничего больше!
ДЕВУШКА. Какой ты умный!
ЮНОША. Кстати, в этом чемодане что-то всё время громко тикает. Не понимаю, что там может так громко тикать?
ДЕВУШКА. Ты и в этом сразу разобрался?! Ты такой образованный!
ЮНОША. Я, может, и разобрался бы, если б кто-нибудь из вас объяснил мне популярно: что это за чемодан, откуда он тут взялся и что в нём так громко тикает?
ДЕВУШКА. Я взяла этот чемодан возле автомобиля двух скромных молодых людей, что сидели в этом автомобиле с чёрными чулками вместо лиц, и почему-то очень волновались всё то время, пока я привязывала своего персонального Боба к их выхлопной трубе…
МУЖЧИНА. Не удивительно, что они так волновались! Я, к примеру, тоже волновался бы, если б кто-нибудь стал привязывать Боба к моей выхлопной трубе. (Юноше.) А вы, молодой человек?
ЮНОША. Не знаю. Никто ещё не привязывал Боба к моей выхлопной трубе.
ДЕВУШКА. Кстати, о трубах! Что это у тебя в левом кармане брюк?
ЮНОША (вытаскивая из кармана чёрный чулок). Это…  чёрный чулок.
ЖЕНЩИНА (озабочено). А второй?
МУЖЧИНА. Второй у меня!  (Вытаскивает чулок из кармана.) Я же помню, что ты дала их нам с обязательным условием вернуть.
Мужчина и Юноша отдают чулки Женщине. Та прячет их в сумочку.
ЖЕНЩИНА. Надеюсь, вы их не испортили?
МУЖЧИНА. Ну, что ты, дорогая!
ЮНОША. Мы натянули их на головы всего за минуту до того, как вошли в ювелирный магазин, и сняли сразу же, как только отъехали от места происшествия на два с половиной квартала и один подъезд.
МУЖЧИНА. Там мы пересели в лифт.
ЖЕНЩИНА. А машина?! Мой шестисотый «Мерседес», где он?!
МУЖЧИНА. Не волнуйся, с ним полный порядок!
ЮНОША. Мы замаскировали твой «Мерседес» под чёрную кошку и отпустили погулять на соседнюю крышу.
ЖЕНЩИНА. Но ведь чёрных кошек не существует в природе?
ЮНОША. Вот потому-то я и замаскировал твою машину именно под чёрную кошку. Если кто-либо случайно и заметит её на крыше – он всё равно не поверит своим глазам.
ДЕВУШКА. Какой ты умный!
ЖЕНЩИНА. Какой ты образованный!
ДЕВУШКА. Кстати, об образованности! Я не знаю, боится ли мой персональный Боб этих несуществующих чёрных кошек.  А что, если он их всё же боится?
ЮНОША. Кстати, о кошках!  За Боба можешь не волноваться! Я отправил его заказной бандеролью в Бразилию с уведомлением о вручении бандероли адресату лично в руки.
ЖЕНЩИНА. Неужто, моей маме?!
МУЖЧИНА. Да нет, скорее, моей тёще!
ЮНОША. Им обоим! А также каннибалам-папуасам.
ДЕВУШКА. Что?! Ты отослал моего персонального Боба этим дикарям?! Какой ужас! Да они же его сожрут!
ЮНОША. За это можешь не волноваться! Собак они не жрут!
ЖЕНЩИНА. Какое совпадение! Моя мама тоже!
МУЖЧИНА. Вот относительно моей тёщи я не могу быть уверенным на все сто.
ЖЕНЩИНА. И, вообще, насчёт этих папуасов много преувеличений! Моя мама написала мне, что они её очень хорошо приняли.
ДЕВУШКА. Правда?
ЖЕНЩИНА. Ну да! Они её посадили в отдельное помещение с тремя засовами и кормят не менее пяти раз в день.
ДЕВУШКА. Тогда я спокойна за своего персонального Боба. Тем более, что мы с ним скоро встретимся.
ЮНОША. Каким образом?
ЖЕНЩИНА. Мы едем в Бразилию! Поездом.
МУЖЧИНА. Кстати, ваш билетик, гражданин!  (Юноша виновато опускает голову.) Всё ясно! Он – заяц!
ЮНОША. Я не могу быть зайцем! Я – вегетарианец!
ЖЕНЩИНА. Интересно, а каннибалы… они тоже вегетарианцы?
МУЖЧИНА. Вне всякого сомнения! Говорю вам это, как крупный специалист мелких канализационных систем.
ДЕВУШКА. На всякий случай мы спросим у них об этом, когда приедем в Бразилию.
ЮНОША. Кстати, о Бразилии! Там, в чемодане, почему-то перестало тикать!
Все прислушиваются.
ДЕВУШКА. Действительно, перестало. Даже непривычно как-то…
ЮНОША. А почему оно перестало?
ЖЕНЩИНА. Ну… возможно, наш поезд сделал остановку на какой-либо внеочередной станции.
МУЖЧИНА. Вполне возможно, что эта станция очередная!
ДЕВУШКА. Желательно было бы сходить, выяснить. Кто пойдёт?
Все молчат.
Неужели тут нет мужчин?
ЮНОША. Ладно, убедила! Я пойду!
Он решительно наклоняется к чемодану, открывает его.
Сколько же тут всяческих проволочек, и все разноцветные… И брикетики, брикетики… аккуратненькие такие, с надписями… (Читает.) Тротил. Знакомое какое-то название… Где-то я его уже слышал…
МУЖЧИНА. Я тоже.
ЖЕНЩИНА. Это, наверное, название станции, на которой мы остановились?
МУЖЧИНА. Дорогая, в нашей стране нет станции с таким названием! Утверждаю это, как крупный специалист мелких канализационных систем.
ЖЕНЩИНА. Ну… значит, мы едем уже по территории одной из соседних стран, только и всего.
ДЕВУШКА. Как быстро мы едем!
МУЖЧИНА. А на некоторых пакетах написано «пироксилин».
ЖЕНЩИНА. Ещё одна зарубежная станция.
ДЕВУШКА. Мы едем даже быстрей, чем я это себе представляла!
ЮНОША. А что это за циферки светятся красненьким в самом уголку чемодана? Только что была цифра 78, а теперь уже 77.
ДЕВУШКА. Да нет же,  уже 76… а теперь 75…
МУЖЧИНА. Это, наверное, прибор, который отсчитывает, сколько же километров осталось нам до Бразилии…
ЖЕНЩИНА. И сколько же там осталось?
ЮНОША. Всего 59… нет, уже 58… 57… 56…
ЖЕНЩИНА. Как быстро мы едем!
ДЕВУШКА. Ещё немного – и я вновь увижу своего персонального Боба!
ЖЕНЩИНА. А я – свою персональную маму!
МУЖЧИНА. А я – свою персональную тёщу!  (Вздыхает.) Глаза б мои на неё не смотрели!
ЮНОША (с обидой). Вы считаете, что мне там некого увидеть? Так вот, я увижу там своих дорогих и обожаемых папуасов!
ДЕВУШКА. Ну, сколько же… сколько там ещё осталось?
ЮНОША. Всего тридцать километров. Нет, уже двадцать девять! 28… 27…
ЖЕНЩИНА. Вот это скорость!
МУЖЧИНА. Поезд – самый скоростной вид современного транспорта до Бразилии, если не считать, разумеется, велосипедов. Заявляю это официально, как крупный специалист мелких канализационных систем.
ЖЕНЩИНА. А как же лыжи, дорогой? Они ещё быстрее велосипеда!
ДЕВУШКА. Бразилия! Страна моей мечты!
ЖЕНЩИНА. О, как же мне не терпится увидеть, наконец, свой персональный пляж!
МУЖЧИНА. Надеюсь, ты прихватила с собой звёзды, которые я так щедро тебе подарил?
ЖЕНЩИНА (растеряно). Наверное, я оставила их на столе, в квартире…
МУЖЧИНА. Ты бросила на столе мой подарок?! Как ты могла так оскорбить меня?!
ЮНОША. Друзья, не будем ссориться! Нам осталось каких-либо десять километров! 9 километров! 8 километров!
ДЕВУШКА. 7… 6… 5…
МУЖЧИНА. Шампанского! Скорее шампанского!
Мужчина открывает шампанское, все подставляют фужеры.
ВСЕ ВМЕСТЕ (поднимая фужеры). Виват, Бразилия! Виват, Бразилия! Виват, Бразилия!
С каждым разом их голоса звучат всё глуше и тише. Одновременно вокруг
быстро темнеет. И вот, когда голоса уже почти что затихли, а темнота
вокруг стала почти абсолютной – ослепительная вспышка на мгновение
озаряет темноту и четыре фигуры возле стола в каких-то гротесково-ненатуральных позах. Ещё мгновение – и всё снова окутывает полная безнадёжная темнота.

Конец

Авласенко Геннадий Петрович
Родился 16.08.1955г. в д. Липовец Ушачского раёна Витебской области БССР (сейчас Республика Беларусь)
Образование высшее. Окончил биологический факультет Белорусского государственного университета (г. Минск)
Работаю учителем биологии и химии в Войниловской базовой школе Червенского раёна Минской области (Республика Беларусь)
Литературой начал заниматься довольно поздно, с конца 80-х гг.
Пишу стихи, прозу, пьесы,  произведения для детей.  Пьесы на белорусском языке неоднократно становились призёрами республиканских конкурсов.
С 1999 г. Член Союза белорусских писателей.
Дом. адрес: 223210
Республика Беларусь
Минская обл.   Червенский район.
г. Червень, ул. Минская, д.86/ кв. 24
д. т. 5-50-48
e-mail – avlasenko55@mail.ru