Про крысиного короля

Олег Астафуров

ПРО КРЫСИНОГО КОРОЛЯ,
ПСА ТРЕЗОРКУ И СТОРОЖА СТЕПАНЫЧА

Сказка для взрослых в двух актах

Тюмень 2003 г.

Действующие лица:

1.Пес Трезорка
2.Сторож Степаныч
3.Тетя Дуся
4.Василиса
5.Баба Яга — Муза
6.Кикимора
7.Кощей Бессмертный
8.Хранитель
9.Крысиный Король
10.Мышь первая
11.Мышь вторая
12.Змей Горыныч

Первый акт
Сцена I

Две мыши оглядываясь, едят колбасу.
Мышь первая: Король-то наш, толстый, как воздушный шарик — того и гляди лопнет.
Мышь вторая: Все ест и ест — наесться не может.
Мышь первая: И не удивительно. Раньше он был простой канцелярской крысой. Если бы от клея с пыльных отчетов мозги не склеились, в жизни бы на этот продовольственный склад не попал.
Мышь вторая: Ты поменьше говори, да побыстрее жуй. Не ровен час —  кто заглянет.
Мышь первая: Да, нам тогда накусают хвосты.
Мышь вторая: Тихо! Кто-то идет.

Заходит Крысиный Король, в одной лапе Пепси-Кола, в другой  колбаса.

Король: Куда все подевались? ( оглядывается). Здесь же, кто-то так сладко чавкал, точно колбасу ел. ( замечает мышей). А-а-а, вот, кто здесь уединился !?! Хранитель!… Ко мне…

Заходит Хранитель — тощая, лысая крыса с огромным животом.

Хранитель: Я здесь, Ваше Величество!
Король: Ну-ка, подержи этих мышей. Я их за хвосты покусаю. А то у меня лапы заняты.
Хранитель: Будет исполнено Ваше Крысиное  Величество!

Наклоняется и из запазухи на пол падает колбаса.

Король: Ах ты… Ах ты негодник. Я тебе доверил свое сокровище, а ты меня обворовываешь?!
Король (мышам) : Ну-ка подержите его за хвост.
Мышь первая:  Ваше Величество, Ваше Величество, а может мне укусить?
Мышь вторая: И мне… и мне….

Хочет укусить Хранителя за хвост, но вместо него кусает королевский.

Король: А-а-а-аа. Больно. Предатели!!!
Мышь вторая: Ваше Величество, успокойтесь! Нечаянно. Сейчас исправлюсь. (кусает хвост хранителя)
Хранитель: Ай-яй-яй!
Король: Не смей больше мою колбасу воровать.
Хранитель: А я и не ворую. Я прятал ее для Вашего Величества.
Король: А зачем ты ее прятал для меня? Ее тут столько, что всю за  пазухой не спрячешь! Если бы я мог, то сам бы это сделал.
Хранитель: Так хоть это сохранить для Вашего Величества. Ведь нам всем скоро отсюда убегать придется.
Король: Как убегать?!
Мышь первая и вторая (хором): Как убегать?!
Хранитель: Вчера тетя Дуся — наша кладовщица, нагрузила продуктами два огромных пакета. Муж ей говорит: «Куда ты столько — мне же не унести…»
Король: ну и что? У людей же нет хвостов, а значит, их кусать не за что.
Хранитель: Подождите, Ваше Величество.. Я не об этом. Она ему говорит:»Тащи пока есть что, а то скоро всех крыс и мышей на складе вытравят, не на кого будет списывать недостачу».
Мышь первая и вторая (хором):  Как это вытравят?
Король: Не волнуйтесь, ребята, нас вытравить невозможно.
Хранитель: Почему?
Мыши первая и вторая: Почему?
Король: скажите мне — как травят мышей и крыс?

Хранитель: На газетках по всем углам раскладывают гречневую кашу, перемешанную с отравой.
Король: А теперь, скажите мне, — кто из моих подданных позарится на гречневую кашу, когда здесь полно колбасы?!
Мышь первая и вторая: Никто не позарится!!
Хранитель: Здесь всего полно (смотрит на свой хвост) Ешь, не хочу.

Король самодовольно хихикает, а за ним остальные

Король: Когда я был простой  канцелярской крысой, со мной можно было это проделать. Но сейчас — отравить гречневой кашей?! Ха-ха-ха!
Хранитель: Тихо! Кажется, пес Трезорка идет.
Король: По норам!

Все убегают.

Показывается пес Трезорка с огромным мослом.

Трезорка: куда бы спрятать? Проклятые крысы! И грызть не  грызут, только гадят на мои косточки. Вот вроде надежное место.

Закапывает.

Голос: Трезорка, ко мне.
Трезорка: Опять Степанычу зачем-то понадобился. Побегу, а то может, воры на склад  пожаловали (убегает).

Появляется Король.

Король: Позвать всех. Отрыть кость. Будем псу портить аппетит.

Сцена 2.

Сторож Степаныч. В одной руке у него ружье, в другой бутылка самогонки. Возле него Трезорка.

Степаныч: Трезорка, один ты  меня понимаешь. Ведь самогон, он не вкусный. На, попробуй. Не хочешь… Он горький и противный. А почему я его пью?… вот это я и пытаюсь понять.. И еще, пью я его исключительно для понятия того, что нормальное состояние человека быть трезвым. Но никто мне не верит, что я делаю очень важный для всего человечества эксперимент. И даже ради этого жертвую своим здоровьем. Вот и Василиса, жена моя, слушает всяких Кикимор. Подругу себе завела на болоте, дома не ночует. Сама скоро в лягушку превратится.
Тетя Дуся: Ах, вот ты где. Опять нажрался. Кто сторожить-то будет? Сейчас из Санэпидемстанции приедут, а ты пьяный. Ну, погоди у меня. Сейчас я тебя отрезвлю!.

Уходит.

Степаныч: Вот, баба! И чего ей неймется?! Сейчас опять нашатырный спирт притащит, разведет с водой и начнет поить. Тьфу! Гадость, какая!
Но ничего, Трезорка, мы с тобой и не такое терпели.
Трезорка: Да, уж.
Степаныч: Что?… Что ты сказал?
Трезорка: Да уж, говорю, и не то терпели. Вот тех же крыс взять. Знаешь, Степаныч, что они с моими мослами делают?…
Степаныч: Фу-ты! Надо было жену свою, Василису, слушать, до белой горячки допился. Собаки заговорили.
Трезорка: Степаныч, не расстраивайся. Просто у меня ближе тебя никого нет, поэтому мне поговорить не с кем. Вот я и решил пасть открыть: поведать тебе свои собачьи печали.

Показывается Тетя Дуся со стаканом воды.

Тетя Дуся: Ну, что таращишься? Пей!…
Степаныч: Не буду!
Тетя Дуся: Пей, кому говорю…

Степаныч пьет.

Трезорка ( в сторону): Ну, вот, только по душам поговорить собрались.

Сцена 3
Василиса и Кикимора.

Кикимора: Какая же ты Василиса премудрая, если с мужем таким живешь? Мало того, что пьянь непробудная, так еще и зарплата и у него курам на смех.
Василиса: Да, что ты Кики?  Он же за все человечество переживает, оттого и пьет. Как найдет  только, что нормальное состояние человека быть трезвым, так и бросит. Книжки об этом начнет писать. Знаменитым станет. Вот тогда и мы заживем.
Кикимора: Да, видно, твоя премудрость дальше парфюмерии не распространяется. Ты даже здесь в тине, каким-то французским одеколоном пахнешь.
Василиса: Так я раньше-то цветочницей работала, вот и тянет к приятным запахам.
Кикимора: А что,  тебе не нравится, как пахнет тина? У нас грязь на болоте лечебная, мертвого вылечит. А лот этих цветов только в носу першит.
Василиса: От цветов настроение поднимается.
Кикимора: Есть настроение, нет — какая разница. У кого деньги есть, у того завсегда настроение хорошее.
Василиса: Здесь на болоте, по-моему, только у комаров хорошее настроение. И у тех оттого, что  у алкашей крови напьются.
Кикимора: Не только у комаров, у лягушек не хуже. По вечерам комаров  наедятся и хором поют.  И, вообще, наше болото самое лучшее.
Василиса: Чем же оно лучше-то?
Кикимора: А здесь лягушки крупнее и грязь пожиже.
Василиса: Да уж. А пьют везде одинаково. Вот мой Степаныч и хочет доброе дело людям сделать, освободить мир от пьянства. Оттого и пьет.
Кикимора: Что ты заладила — Степаныч, Степаныч… Бросай ты своего  Степаныча, а мужа мы тебе нового отыщем.
Василиса: А где здесь женихи-то водятся?
Кикимора: Водятся, водятся! Молодцы как на подбор.
Василиса: А ты, почему не замужем?
Кикимора: Да, болото, оно же ухода требует. Некогда женихами  заниматься.
Василиса: И что, не пьют?
Кикимора: Ну, кто сегодня без греха — пьют, но дела не забывают. Можешь замуж выйти за одного их трех Поросят: они в лесу кооператив открыли — самогонку на клюкву меняют. Сам Волк их охраняет, милиционером работает. Напьется этого самогона и всю ночь воет и воет.  Аж по сердцу мурашки. Чем тебе не жених?
Василиса: Серый он какой-то. Да и за Поросенка я замуж не пойду. Пахнут они противно.
Кикимора: Пахнут, не пахнут, зато пятак всегда по ветру держат.
Ну, за них не хочешь — за Змея Горыныч выходи. Поросята у него самогон покупают. Сам гонит. Весь лес Змей споил. У него сам Кощей Бессмертный в должниках. А человек важный — редактором «Лоесных ведомостей» работает.
Василиса: Нет, ни за Змея, ни за Кощея не пойду. Мне б такого мужика, чтоб он не пил, не курил (как в песне поется) на руках всегда носил. И тещу мамой называл. А то мой Степаныч постоянно меня спрашивает: « Как ты тещу мамой звать можешь?»
Ну, мне идти домой надо.

Уходит.

Кикимора: Придумала!  Дам объявление в газету. Что мол, на конкурсной основе подбирается Василисе новый муж. Сделаю доброе дело для подруги.

Сцена 4.
В квартире Василисы.
Василиса.
Степаныч.

Степаныч стучится в дверь. Дверь открывается, на пороге Василиса.

Василиса: Что? Опять пьяный? Надоело!!! Всю получку пропил. Сколько терпеть можно! Забирай все свое имущество ( выкидывает авоську с пустыми бутылками) и гуляй куда хочешь! Неудачник!
Степанчы: Василиса, я же не просто пью. Я пользу для людей….

Василиса захлопывает дверь.

Степаныч (стучится): Василиса!!… Василиса!!!

Дверь открылась, и из нее вылетели тапочки. Дверь закрылась.

Степаныч подобрал тапочки.

Степаныч:  Ишь, наслушалась всяких Кикимор. Да без тебя проживу! Другую найду, помолодее, да покрасивее. Тоже мне, Царевна-лягушка! Вот прославлюсь, так у меня, таких как ты, будет, хоть пруд пруди. Вот только книгу напишу.

Василиса (из-за двери): Да у тебя, чтоб книгу написать ни бумаги, ни чернил, ни пера нет. А скоро и мозги последние пропьешь.
Степаныч: А это что? (трясет авоськой с бутылками). Бутылки сдам и разбогатею сразу.
Василиса: Вот и богатей, только подальше где-нибудь от меня.
Степаныч: А где я творить  буду?
Василиса: Да хоть в будке своего пса Трезорки.
Степаныч: Ну, что же, пойду к пункту приема стеклотары… И за дело! Книгу писать буду. Трезорка меня не выгонит.

Сцена 5.

Степаныч в собачьей будке пишет книгу. Рядом с будкой пес Трезорка.
Трезорка: все пишет и пишет. Поговорить не с кем. А столько ему хотелось рассказать. Ну да ладно, не буду мешать. У мен где-то там мосол закопан.

Убегает. Раздается отчаянный крик Трезорки.

Трезорка: Крысы! Опять мой мосол… опоганили. Ну, подождите, покажу вам!
Степаныч: ну, все дописываю последнюю фразу и книга готова. Нужно ее отнести в редакцию. Напечатают, узнает Василиса, какой я есть.

Прибегает Трезорка с колбасой.

Степаныч: Трезорка, ты, что украл что ли?! Как тебе не стыдно! Нельзя воровать.
Трезорка: Да Степаныч она там лежит у самой норы. Я пошел свой  мосол откапать. А они его… крысы… ( он возмущен и ничего не может сказать)  изгадили. Ну, я стал на них охотиться. Сунул нос в нору, а там это. Степаныч, я не мог не взять. Ведь не каждый день простому дворовому псу ливерная колбаса попадается.
Степаныч: Ну что ж, утащил так ешь.
Трезорка: А ты не хочешь?
Степаныч: нет времени. Побегу в редакцию газеты «Лесные новостей». Книгу понесу.
Трезорка: Ну что же, раз не хочешь, я съем. Удачи тебе!

Сцена 6.

Дверь. На ней табличка «Лесные ведомости»
Редактор Кощей Бессмертный.

Степаныч: ну вот и добрался. (хочет постучать и не решается). Дай-ка я в замочную скважину загляну. Ба-а… Клщей-то какой толстый стал, и лысина блестит, словно салом намазана. А раньше-то был худющий как велосипед. А на сейфе-то… Неужто Баба Яга устроилась? Музой работает.

Неожиданно дверь открывается от ее удара. Степаныч падает.

Кощей: Ну, милая, давай, давай. Еще хоть слово.
Баба Яга: Не запряг еще понукать-то. Сейчас помелом-то огрею тебя, окаянного, по лысине, будешь знать как понукать.
Кощей: Ну, Ягушка. Ну чего ты шумишь-то. За Музу, небось, полную ставку получаешь, а толку от тебя — кот наплакал.
Баба Яга: Да если ты хочешь знать, у меня сам Змей Горыныч племянник. Скажу ему, так от тебя  кучки пела останутся и всю твою редакцию за долги с аукциона продаст. Небось, Змея самогоночку-то попиваешь. А кто за нее платить будет?
Кощей: Ну не шуми, не шуми, милая. Прости, если чего не так сказал. Не шуми!
Баба Яга: Мое терпение уже лопнуло и я не собираюсь мириться с допотопными условиями труда. Вот потому и шумлю.
Кощей: А ты, милая, не шуми. Ты лучше хоть намекни о чем писать-то. Муза ты или нет?!
Баба Яга: Конечно, Муза. Ладно, слушай — Карр-карр-карр!!!
Кощей: Кошмар! Кошмар! Я больше так не могу. Где хоть это ты слышала?
Баба Яга: От вороны.

Отворачивается от Яги и видит Степаныча.
Степаныч приходит в себя.

Кощей: Это еще кто такой?
Степаныч: Меня зовут Степаныч. Принес я вам в редакцию книгу. Хочу, чтобы напечатали.
Кощей: куда Вы лезете? Куда Вы лезете, молодежь? Тебе еще и ста лет нет, а ты все туда же, в писатели. Вот мне триста лет, а Яге, то есть Музе, все пятьсот и  то ничего толкового придумать не можем.
Степаныч: Может, у меня талант.
Баба Яга: искусство — это искусство. Дело избранных. Одного желания здесь мало, надо и здесь чего-нибудь иметь.

Стучит метлой по голове Кощея, раздается глухой стук.

Кощей: Ну-ну, потише.

Кощей садится за стол.

Кощей: Ну, и что ты нам там принес? Фу-у, с виду книга, а внутри каракули какие-то. Ты знаешь, Степаныч, искусство — это божество , это вдохновение:

«На лире великих поэтов
играла прекрасная Муза»

(кивает на Бабу Ягу)

А к тебе Степаныч поиграть Муза не заходила?
Баба Яга: Да что ты? Что ты?
Степаныч: Да нет, кажется, не заходила.
Кощей: Ну, а как же без Музы процесс у тебя творческий протекал?
Степаныч: Да ничего у меня не протекало. У Трезорки будка крепкая — сам делал. Сидел там , да писал книгу.
Кощей: Нет, Степаныч! Ты скажи, почему ты один написал книгу, а мы вдвоем с Музой двух слов связать не можем?
Баба Яга: Почему, Степаныч?
Степаныч: Не знаю.
Кощей: Не знаю. Ладно, давай, разберем твою писанину. Книга, знаешь ли, Степаныч вещь серьезная. Она должна какой-то смысл иметь. А ты знаешь что такое смысл?
Степаныч: Не знаю.
Кощей: Я  вот тоже не знаю, какой смысл может быть в твоей книге.

Читает. Муза заглядывает через плечо.

Кощей: Степаныч, ты знаешь, что здесь накарябал?
Баба Яга: Кошмар!!!
Кощей: Ты, Степаныч, выступаешь против традиционного образа жизни целых государств, против пьянства.
Баба Яга: Не говоря уже о Змее Горыныче.
Кощей:  Как ты не можешь понять, что плохое нужно только отмечать, и не на бумаге, а у себя в уме. Писать надо только хорошее. Вот, послушай, что мы с Бабой Музой написали: «О, голубые небеса,
Яги прекрасные глаза.»

Яга зааплодировала.

Баба Яга: Браво, браво! Замечательно! Особенно в моем месте, где про мои глаза.
Кощей: Вот так примерно нужно писать, а твоя книга не отражает нужную нам действительность. Иди Степаныч, и лучше займись чем — ни будь полезным.
Степаныч: А как же Василиса? Она же меня домой не пустит!
Баба Яга: Это какая Василиса? У которой Кикимора подруга?
Степаныч: А вы ее знаете разве?
Кощей: А как же не знать? Они вон и объявление в нашей газете дали ( дает газету). У нее женихов сейчас — отбою нет. Можешь пойти в очереди постоять.
Степаныч: А это что, в черной рамочке? Некролог? » На боевом посту, выполняя свой собачий долг, погиб пес Трезорка — отравился ливерной колбасой.»

Степаныч уходит с газетой от горя, позабыв книгу у Кощея.

Кощей: Книгу-то! Книгу-то, забыл! Ушел…

Кощей задумался и, вдруг, вскочил.

Кощей: Яга, звони быстрее Змею.
Баба Яга: Еще чего, раззвонилась я! Надо, так сам и звони.

Кощей набирает телефонный номер.

Сцена 7.

Склад продуктов. На бочке стоит Крысиный Король. Внизу его подданные. Он выступает.

Крысиный Король: Глупые люди! Ничего глупей не придумали, чем обольщать нас гречневой кашей. Мы им прямо скажем . мы на ихний кусок не охочи. Это вот пес Трезорка, который за всю свою собачью службу кроме пинков да обглоданных мослов ничего не имел, позарился на кусок, предназначенный не ему. Смешно подумать — на кусок ливерной колбасы. Жалко то, что мы уже не сможем псу Трезорке делать всякие гадости. Без него наша жизнь станет скучной, лишенной всякого смысла. Однако, не надо унывать!
Что же, спи наш заклятый враг, пес Трезорка. А мы будем жить и жиреть на нашем продовольственном складе.
Мыши первая и вторая: Ура нашему Королю! Ура нашему повелителю!
Король: Ешьте, пейте! Благосостояние нашей жизни повышается.
Хранитель: Ваше Величество! Ваше Величество! Осторожно, сзади покойник!
Мыши первая и вторая( в ужасе): А-А-А-А!!!

Откуда ни возьмись, появляется пес Трезорка. Хватает Крысиного Короля за шиворот.

Хранитель: Ну, все, конец!
Трезорка: нет, это еще не конец!

КОНЕЦ ПЕРВОГО АКТА.

Акт 2.

Сцена 8.

Кикимора у Змея Горыныча. Тот сидит у входа в пещеру и гонит самогон.

Кикимора: Ты, Горыныч, пользу этого дела рассмотреть не можешь. Еще раз тебе говорю — наше болото самое лучшее. Если уж во что деньги вкладывать, так это в него.
Горыныч: Ну-ну, а то мне бабки девать некуда.
Кикимора: Так куда же тебе их девать-то. Поди, уже всю пещеру мешками с деньгами забил.
Змей Горыныч: Да, на лечение. У меня ж производство. Самогон пробовать надо. Одну голову от алкоголизма лечу, вторая дело ведет, а третья самогон пробует, потом они меняются. Та, которая самогон пробовала, лечиться от алкоголизма. Которая вылечилась, ведет дела. Ну, а которая дела вела, самогон пьет.
Кощей: Интересно… А ты Горыныч не пробовал кого-нибудь на работу дегустатором принять?
Горыныч: Да не думал как-то насчет этого. Навряд ли найдутся охотники в нашей глухомани жить, а те, кто здесь живет, все на меня работают. И так-то пьют, а напьются, и дело встанет. Ведь, это у меня три головы, а у других-то по одной.
Кикимора: Да-а-а, проблема. Так я тебе и советую подстраховать твой бизнес. Спонсируй болото. Я ж говорю — тина лечебная, мертвого  оживить можно. Вот, недавно Василиса пса Трезорку притащила: совсем мертвый был, ливерной колбасой отравился — ожил ведь.
Змей Горыныч: Да, ну?
Кикимора: Вот тебе и «да ну». Хвост в каральку загнул и — вперед, на продовольственный склад — с крысами разбираться.

Зазвонил телефон.

Змей Горыныч:   —     Алло, Кощей? Привет!
Что  за дела  — книга?
Против пьянства выступать вздумал!?
У тебя?
Ты уж Кощеюшка никому ее не отдавай. А я тебе часть долга сниму.
Потом решим, что с ней делать.
Да-да, можем и другую написать. Нужно что-то придумать.
Кикимора: Что Кощей звонил? Что говорил?
Змей Горыныч: Говорит, Степаныч какую-то антиалкогольную  книгу написал. Мой бизнес в опасности.
Кикимора: Вот я и говорю — возрождать болото надо. Возрождать.
Змей Горыныч: ладно, готовь бизнес-план, будем думать.

Тут появляется Степаныч с газетой в руках.

Степаныч: Ах, вот ты где, Кикимора Болотная. Сейчас я тебя взгрею. Покажу тебе как семьи разрушать!

Хватает палку и бежит за Кикиморой.

Кикмора: Ой,ой! Спасите! Помогите!

Убегает. Слышен всплеск воды.
Степаныч возвращается.

Степаныч: Вот, гадина. Нырнула в свое болото: никак ее оттуда не достать!
Змей Горыныч: Чего это ты на нее так взъелся?
Степаныч: Да уговорила мою Василису объявление дать. Вот, посмотри ( дает газетку ). Теперь у нее женихов очередь выстроилась, а я не конкурентоспособен — неудачник. Все потерял — жену, друга… мечту. ( сел на пенек и смотрит в одну точку).
Змей Горыныч:  Да-а, Степаныч, тебе не позавидуешь. На-ка выпей самогоночки, может, легче станет.

Степаныч пьет.

Змей Горыныч: Так что, Кощей загубил твою книгу?
Степаныч: А ты откуда про книгу знаешь?
Змей Горыныч: Да лес слухами полнится.
Степаныч: Никому я не нужен. Куда идти ума не приложу. Пойду в болоте утоплюсь. Хоть этим Кикиморе досажу.
Змей Горыныч: Можешь, конечно, и утопиться. Только я думаю, пользы от этого никому не будет.
Степаныч: Вот рассмешил! А кому от меня польза-то может быть? Если у меня ничего и никого не осталось?
Змей Горыныч: Мне польза может быть.
Степаныч: Какая?
Змей Горыныч: Иди ко мне на работу.
Степаныч: А что делать надо?
Змей Горыныч: Дегустатором будешь работать, а зарплату тебе продукцией платить буду — самогоном. Ну что, по рукам?!
Степаныч: Ну, раз дела для меня больше никакого нет —  по рукам!

Сцена 9.

Василиса, Трезорка и Крысиный Король в клетке.

Крысиный Король: Трезорка,  выпусти меня! Я тебе колбасы дам, сколько захочешь.
Трезорка: Уже наелся, хватит. До сих пор живот крутит. Если бы не Василиса, да не болото наше чудодейственное, сейчас бы  не с тобой разговаривал.
Крысиный Король: Так не мы же тебе отравленную колбасу подсунули, а эти .. из Санэпидемстанции.
Трезорка: Так хотели-то отравить вас. Значит, вы и виноваты. И потом, кто на мои мослы гадил?! А ты знаешь, как они мне доставались? Приходилось, и ластиться, и на задних лапах стоять, и на цепи сидеть. А вы…
Крысиный Король: Так, Трезорка, ты ж нам тоже житья не давал. В каждую дырку свой нос засовывал. Отпусти — у меня боязнь замкнутого пространства.
Трезорка: Не отпущу. Вор должен сидеть в клетке.
Крысиный Король: Так все же воруют- посмотри вокруг: тетя Дуся — кладовщица- ворует, Змей Горыныч — я сам ему сахар поставляю, у Поросят тоже рыльцев пушку, Волк — участковым работает и сам за счет нас, жуликов, живет.
Трезорка: Степаныч не ворует.
Крысиный Король: Ну, только вы со Степанычем одни честные и остались. Только я, думая, счастья вам лот этого немного. Степаныча вон, даже Василиса выгнала и где он сейчас — ни кола, ни двора- никто не знает.
Трезорка: Вот с тобой разберусь и пойду  Степаныча искать. У меня нюх знаешь, какой?!
Крысиный Король: Знаю.
Трезорка: Тихо! Василиса идет.

Василиса ставит Трезорке чашку и дает огромную кость.

Василиса: На, поправляйся, Трезорка. Одни мы с тобой остались. И где мой Степаныч ходит? Пьет, небось, и контроля никакого. И зачем только я его выгнал? Где его теперь искать — ума не приложу. В се окрестные леса обошла, нигде нет. Надо же мне было эту Кикимору слушать. Женихи — у кого рыло свиное, а у кого повадки волчьи. То ли дело, Степаныч. Тот хоть и бреется раз в неделю, и напивается частенько в стельку, зато как прижмет, да приголубит. Помню, цветы мне в прошлом году дарил. А я, Трезорка, ему за эти цветы чего хочешь простить готова.

Сцена 10.

Степаныч сидит пьяный в обнимку с Кикиморой.

Кикимора:  Я женщина одинокая, но с перспективами. Горыныч деньги выделит на обустройство болота., санаторий построит, все неведомые дорожки заасфальтирует, на болотных кочках цветные клумбы разведем и заживем с тобой Степаныч. Ты  книгу какую-нибудь писать будешь, а я тебя кормить и стриптиз бесплатно показывать. Ты знаешь, как я танцую? Только здесь на болоте оценить некому.
Степаныч: А я?… Я к искусству тоже какое-то отношение имел. Танцуй!

Кикимора танцует.

Степаныч: Хорошо ты танцуешь! Я тоже хочу сплясать ( встает  и падает).

Из леса голос Горыныча.

Змей Горыныч: Степаныч, дегустировать пора!
Степаныч: Счас, доползу ( уползает).
Кикимора ( сама с собой): Вылечу его от алкоголизма — мужичок будет , закачаешься! Только бы к Василисе не убежал.

Сцена 11.

Змей Горыныч у Кощея.

Кощей: Нет у меня денег!  Понимаешь, нет! Можешь в счет долга рекламу в мою газету дать.
Змей Горыныч: А что я буду рекламировать-то?  Как этот пес Короля поймал, так не из чего стало самогон делать. Короче, Кощей, я твою редакцию продаю с аукциона. Мне деньги нужны. Новое дело начинать буду — болото облагораживать.
Кощей: А где же тетушка твоя, Баба Яга,  работать будет?
Змей Горыныч: Найду ей работу фольклорным персонажем в лесу себя изображать.
Кощей: А я? Я же не смогу Кощеем работать. Вон как растолстел, ни капельки на себя сказочного не похож.
Змей Горыныч: Так похудеешь! Редакции-то лишишься — будут кожа да кости.
Баба Яга: Не хочу в избушку на курьих ножках! Мне и здесь хорошо. Музой-то престижней быть, чем Бабой Ягой.
Змей Горыныч: Нынче любое дело престижно, лишь бы доход приносило.

Кощею попадается под руку книга Степаныча.

Кощей: А с книгой что делать?
Змей Горыныч: Давай, Кощей, станем профессорами этой книги.
Кощей: Я думаю, польза будет.
Змей Горыныч: Не только польза, но и прибыль может покатить. Мы по ней сценарий закажем и будем по театрам играть.
Баба Яга: Реклама для наших мест бесподобная. Все про нас узнают и к нашему болоту потянутся.
Змей Горыныч: Думаю, что права Кикимора. Розами может зацвести наше болото!

Сцена 12.

На складе Мышь первая и Мышь вторая упаковывают чемоданы.

Мышь первая: Неуютно на складе без Короля стало.
Мышь вторая: Хозяина нет.
Мышь первая: Да какой он хозяин! Жулик и вор!
Мышь вторая: И то правда!
Мышь первая: надо валить отсюда пока в памяти. Прижмут, и всех нас выдаст.
Мышь вторая: А кто прижимать -то будет? Участковый — то, Волчара, прикормлен!
Мышь первая: Прикормлен — не прикормлен, а мент, — он всегда мент. Своя шкура дороже.

Появляется Хранитель. Хвост у него перевязан.

Хранитель: куда это вы собираетесь?
Мышь вторая: На другой склад перебираться будем, или обратно в какую-нибудь канцелярию. А, может,  полевыми мышами станем.
Мышь первая: свежий воздух, простор полей — поближе  к природе!
Хранитель: Возьмите меня с собой, я тоже каим-нибудь полевым хомяком заделаюсь.
Мышь первая: А кто нас Королю постоянно закладывал, да следил за нами, где и сколько мы колбасы съели?
Хранитель: А что здесь сейчас делать? Всю колбасу в железные холодильники попрятали и по всем углам каша с отравой.
Мышь вторая: Ладно, пойдем с нами.

Появляется тетя Дуся.

Тетя Дуся: куда это вы собрались? На кого меня оставляете? Как я буду списывать продукты?
Мыши первая и вторая: Не знаем!
Хранитель: Шеф в клетке, мы в бега.
Тетя Дуся: А вы знаете, что ревизор скоро приедет? Что, мне одной отдуваться за всех?
Мыши первая и вторая: Почему одной?
Хранитель: Шеф-то в клетке!

Тетя Дуся хватает метлу

Тетя Дуся: Ах вы неблагодарные! Вот я вас!..

Все убегают.

Сцена 13.

Степаныч у пещеры Змея Горыныча.

Степаныч: Змей, дай похмелиться! Ради бога, прошу!
Змей Горыныч: Дал бы, Степаныч, да нету! Не из чего самогон гнать: сахар закончился.
Степаныч: Ты же говорил продукцией расплачиваться бкдешь.
Змей Горыныч: Так продукции-то нет. Накрылся мой самогонный бизнес.
Степаныч: А где же похмелиться можно?
Змей Горыныч: А ты у Кикиморы спроси. Может, у нее, что осталось.

Заходит Кикимора.

Степаныч: Кикимора, у тебя самогон есть?
Кикимора: Да ты что, Степаныч?! Ты же у меня еще давеча весь выпил!
Степаныч: Да-а, дела-а-а.

Появляется Василиса.

Василиса: Вот ты где! Я его по всем лесам ищу, а он у Змея с Кикиморой гостит. А ну, собирайся домой!
( Кикиморе) А с тобой я еще разберусь!
Степаныч: Да не пойду я домой. Вон, Кикимора скоро миллионершей станет, а дома что? Одни тараканы. Ты же меня выгнала, женихов там себе, наверное, кучу навела.
Василиса: Да каких женихов?
Степаныч: Ладно, мне врать-то! У меня и газета с объявлением есть.
Василиса (смотрит газету): Не, откуда это объявление в газете появилось?! Да еще некролог «Смерть пса Трезорки».
Степаныч: Погиб мой верный друг.
Василиса: Да ничего он не погиб. Вон он клетку с Крысиным Королем Волку утащил и сюда бежит.

Вбегает Трезорка.

Трезорка: Что тут за дела? Кого покусать?
Степаныч: Трезорка! Как я рад тебя видеть!
Трезорка: А я как рад тебя видеть!

Из-за куста выходит Кощей с книгой и Баба Яга.

Кощей: Мы вот, с Горынычем подумали и решили издать твою книгу. Правда, Горыныч?
Змей Горыныч: А как же! Я всегда к Степанычу с уважением относился!
Баба Яга: И я, и я тоже с уважением.
Василиса: Так ,что, Степаныч,  ты все-таки написал эту книгу?
Кощей: Не только написал, но и сценарий ему хотим заказать, чтобы лес наш прославить и болото чудодейственное обустроить. Пусть все к нам приезжают лечить не только тело, но и душу! Места у нас сказочные!

КОНЕЦ