Притяжение ветра

Артюковская Владислава

«ПРИТЯЖЕНИЕ    ВЕТРА»

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ОНА

СУЩЕСТВО

ГОЛУБЬ

В тени ночи по железной крыше шагала девушка, ее ноги чеканили шаг, который звонким эхом  заполнял город. Город  затих и слушал музыку шагов. Девушка  шла, не спеша, что-то мурлыча под нос, глаза ее светились от счастья и покоя.

Она  проснулась от стука в окно. Оглушительный свист ворвался и распахнул окна. Она вспорхнула с постели и подбежала к окну: «Кыш, зануда, пошел вон. Надоел до чертиков». Снова легла в постель. Рядом лежало безликое существо. Она потянулась к нему рукой, Существо заворчало.
-Что? Что надо? Ничего не дам.
Страх пропустил через нее свои огромные тонкие пальцы. Она застонала и съежилась. На кухне бренчала валерьянкой, жадно пила.
Она: Не пищи и не рыпайся.
Существо зашаркало тапочками.
Она: Какофония.
Они сидели на кухне и  ели яичницу.
Существо: Я не понимаю, почему ты всегда ешь только половину?
Она: Что?
Существо: Половину бутерброда, половину яблока, половину чашки с кофе?
Она: Ты выдумываешь.
Существо: Нет посмотри. Хоть линейкой мерь, ровно половина.
Она: Не знаю. Что ты тычешь мне в лицо бутербродом. Не знаю.
Существо: Съешь другую половину, съешь.
Она: Я не буду. Не заставляй меня жмот.
Существо: Просто это странно. Сколько тебя знаю, ты всегда ешь только половину. Да и все остальное.
Она: Что остальное?
Существо: Половина свитера, ты вяжешь его, уже пять лет, половину рабочего дня, как будто ты больна чем-то, половина подушки…
Она: Какая подушка?
Существо: Ты всегда спишь на половине подушки.
Она: Так все спят. Ты просто сошел с ума.
Существо: Не я. Опять пила валерьянку?
Она: Да. Не смотри на меня. Мне было страшно.
Существо: Почему? Ты не ребенок, чтобы всего бояться, темноты или кого-то страшного на крыше.
Она: На крыше?
Существо: Не дергайся.
Она: Страх опять пропускал в меня свои пальцы.
Существо: Дура, это мои руки.
Она: Нет не сейчас.
Существо: Молчи, молчи. Я не хочу этого слушать. Бред брехня. Нервическая женщина. Истеричка.Вопливая баба. Психопатка.
Она сидела, как прилежная школьница и послушно слушала все гневные выкрики Существа.
Она: У каждого есть слабости.
Существо: Я в это не верю. И отойди от окна, отойди, тебе говорят.
Она: Я и не приближаюсь. Я же обещала.
Существо: Врешь, все врешь. И что тебя тянет туда
Она: Тебе этого не понять.
Существо: Я постараюсь.
Она: Ветер. Обдувающий ветер. Я шагаю, а он сдувает меня, испытывает. Забавляется. Он сильный, он может.
Существо: Я просил. Я умолял тебя.
Она: Я знаю.
Существо: Ненавижу эти окна, крыши. И эти пожарные лестницы.
( в окно раздается стук)
Существо: И ненавижу этот стук.
Она: Я знаю.
Существо: Это опасно, ты это понимаешь?
Она: Понимаю.
Существо: Я волнуюсь за тебя.
Она: Это лишнее.
Существо: Эгоистка. Тебе обо мне не хочется думать. Я ведь только помеха. Страсть сильна.
Она: Глупо тебе говорить об этом.
Существо: Что это значит?
Она: Глупо говорить о том, чего не знаешь.
Существо: Я молчу.
Она: Помолчим.
Она закрыла глаза и отключилась. Словно внутри выключили свет. Ее тело сбросило все импульсы, а на лице проступила улыбка. Существо оторопело.
Существо: Что смешного?
Она: Меня нет, я растворилась, как сахар в чае.
Существо: В чае? Я подавлюсь.
Она: За окном солнце.
Существо: И сладкие мечты?
Она: Разве ты можешь мечтать.
Существо. Это могут все. Я где-то читал, что тот, кто мечтает, живет дольше.
Она: Дольше кого?
Существо: А тебе всегда нужны уточнения. На каждую полочку положи и подпиши.
Она: Ты заговариваешься.
(За окном раздался робкий стук.)
Существо: Опять стучат в окно.
Она: Галлюцинация.
Существо: Стучат и по ночам тоже, и все морды небритые.
Она: Я ничего не знаю, не видела. Ты все выдумываешь. А впрочем, мне надоело, думай что хочешь.
Существо: И подумаю. Стучат.
Она: Кто стучит. Так окно царапают.
Существо: Это еще  кто. Смотри
(на окне показался серый голубь)
Голубь: Ну что вылупились. Что голубя никогда не видели.
Она: Курлыкает что-то. Красивый.
Голубь: Как разглядывают. Да я такой. Красотой не обделен.Эй, эй без рук.
Она: Не пугай его.
Существо: Он все время здесь сидит. Я его давно приметил.
Голубь: Да вам все голуби на одно лицо.
Она: Он серенький. Я его запомнила.
Голубь: Эта точно хорошая. И крошек подбросит и зернышек. О чем думают не понятно. Что смотреть то без толку.
Существо: Может хлеба ему дать.
Она: Пусть клюет.
Голубь: Догадались. Вот за это спасибо. Сразу бы так. Черствый. А вы покрошите мне, я и с руки могу. Мне что, а вам удовольствие.
Она: Смотри, прямо с руки клюет. Смешной. И щекочет. Клювом щекочет.
Существо: Ну, хватит, хватит. Что за нежности.
Голубь: У нас у голубей всегда так. Любим мы ласкаться. А, да вам не понять. Неба у вас нету.
Существо: Смотри, нахохлился чего. Это почему?
Она: Ты его пугаешь.
Голубь: Крошки в горле стали. Ну что опять смотрите. Водички дайте.
Существо: Чего- то хочет. Вот корка. Клюй ее, клюй.
Она: Не понимаешь ты его. Надо ласково. Ты клюй, проголодался, наверное.
Голубь: Вот не понятные. Хорошо, что  добрые. Некоторые и камнем. И кошки.
Существо: Смотри, какой важный.
Голубь: Крошек поклюешь, водички попьешь на солнышке сядешь, помечтаешь.
Существо: Смешная птица.
Голубь: А эти кошки всегда тут как тут и в хвост зубами. Сердце стучит в глазах искры.
Существо: Может воды ему дать.
Она: Можно и воды.
Голубь: Наконец-то. Хорошо. А вы воды в рот наберите. Я и так могу. Людям нравится. Аттракцион говорят.
Она: Смотри, что он может. ( Она набрала в рот воды и подсунула лицо голубю)
Существо: Вот это не надо. Цирка нам еще не хватает тут.
Она: Романтика.
Существо: Без этой романтики жили и проживем
Голубь: Ну, как хотите. Странные вы люди.
Существо: Смотри, как смотрит. Чего надо? Человека никогда не видел. Вот он человек на двух ногах. Крыльев нет.
Голубь: Чего кривляешься?
Существо: Смотри какой. Давно я наблюдаю за этими птицами. Диву даешься. Головка маленькая, а что-то там думают, соображают.
Она: А он, небось, думает голова у них большая, а что толку крыльев то нет.
Голубь: Вот смотрю на вас, на всех и не понимаю. И  крошек у вас много и воды чистой, а   взгляд тоскливый и радости нет. Чего печалятся, непонятно.
Она: Клюй, клюй. Когда еще поешь.
Существо: Ручной. Люди разбаловали.
Она: Осторожный. Смотри, как клюет. Вроде и близко, а дистанцию держит.
Существо: А я его на руку посажу, пусть сидит.
Голубь. Эй, ишь чего надумал.
Она: Зачем испугал. Лети сюда. Вернись.
Существо: Не бойся. Не бойся, тебе говорят. Не полезу больше.
Голубь: Тоже мне. Хвататься вздумали. Я такой я и клюнуть могу.
Существо: Не обижайся, не со зла Я.хотел на руках подержать.
Голубь: Я тебе не кошка какая-нибудь, чтоб меня тискать. Видал, как вы люди этих мохнатых  тузите. Ой, противно. Тьфу.
Она: Видно не понравилось что-то.
Существо: Что черный хлеб не нравится? Тебе наверно только булки подавай?
Она: Хорошо ему птице. Летать можно.
Существо: А ты, о своем.
Она: Не нагнетай.
Существо: Маньячка.
Она: Что с тобой? Что мне и к окну нельзя подойти.
Существо: Говорил, не приближайся. Рефлекс у тебя какой-то.
Она: Ты сошел с ума. Может еще и привяжешь.
Существо: Может и привяжу.
Она: Будешь, как этого голубя с рук кормить.
Существо: Я для блага.
Она: Для чьего блага?
Существо: Что ты. Как будто я о себе думаю.
Она: Я тебе зернышке клевать, а ты меня по затылку гладить.
Существо: Не изверг я. Но и  ты не птица.
Она вскочила на окно и  задержалась на карнизе.
Существо: Стой. Не надо. Держись за раму, держись. Лезь обратно. Лезь обратно дура. Упадешь.
Она (стоя на карнизе): Ветер, какой сегодня сильный. Что соскучился бродяга?
Голубь: Так и подавится можно.
Она: Не бойся, серенький. Я не опасная. Странная очень.
Голубь: Это точно. Все видел. Но что бы с человеком на одном карнизе вместе сидеть. Не поверят. Заклюют.
Она: Вот смешной, что глаза свои округлил. Переваривай. И такое бывает.
Существо (держа ее за ногу): Прости, прости меня. Я зря сказал. Вернись, пожалуйста. Ты же мне обещала. Что мне делать прикажешь.
Она: Опять слезы льет. Что за жизнь.
Голубь: Как во сне.
Она: Другой бы развелся, а этот терпит. Терпеливый попался.
Голубь: Такое выкидывать, никто не стерпит. Жалко мне его, как надрывается. Жалеет дуру эту.
Существо: Ты за меня, за меня цепляйся. Карниз хлипкий, смотри обвалиться.
Она: Обвалится. Полечу. Хорошо здесь птицам то. Простор.  Да что ты понимаешь.
Голубь: Мне ли это не понять.
Она: Эй, красавчик. Не боишься меня.  Иди сюда. Я не страшная.
Голубь: Эй, чего ты. Караул. Отпусти ненормальная.
Она: Не трепыхайся так, а то вместе свалимся.
Существо: Иди сюда я прошу тебя. Зачем тебе эта птица.
Она (влезая обратно в комнату): Хватит. Хватит. Живая. Руки ноги на месте. Тебе подарок.
По комнате вспорхнула птица и нервно забилась около потолка. Существо железной хваткой схватил женщину и наотмашь врезал по лицу. Она закрылась руками.
Она: Отрезвил. Спасибо.

По комнате летала птица, натыкаясь на стены и потолок. Голубь уставал и останавливался. А потом снова начинал летать и натыкаться. Она посмотрела на окно. Из окна доносилась тихая и приятная музыка: « Ах, Самара городок, беспокойная я …». Страх ослепил ей глаза, она вскрикнула от боли.
Существо: Что опять?
Она:  Я же хорошая девочка. Ни в чем не провинилась, ничего не нарушила. Ни с кем не кокетничала. Почему я так мучаюсь.
Существо: Голова глупая. Во все стороны смотрит, а видит только свою задницу.
Она: Глаза болят. А внутри комок.
Существо: Может, отпустишь птицу?
Она: Я ее не держу. Вот окно открыто, лети.
Голубь подлетел и присел на подоконник около окна: Я лучше тут посижу. Присмотрюсь. От вас чего угодно ждать можно.
Существо: Чего смотришь дурачок. Лети.
Она: Испугался. Не верит. Думают обманут.
Голубь: И обманете. Нет вам веры людям. Двуличные, да и только. Улыбаются. Улыбаются. А потом кипятком обольют. Эта еще хорошей прикидывалась, а я у нее из рук ел. Кретин.
Существо: Так обманула. Корочки подсовывала, добренькой была, а потом вцепилась в перья. Все себе заберу. Будет у меня голубь ручной словно канарейка.
Голубь: Чего придумала. Ненормальная.
Она: Так говорю, лети.  Не летит.
Голубь: Может, вы еще что придумали.
Существо: Не верит. Целую ночь трепыхался, крыльями махал, в потолок бился.
Голубь: До сих пор крылья болят. А эти только и смотрели на мои мучения. Злорадствовали.
Она: Глаза закроешь, как в раю.
Существо: Что говорит. Где твоя голова
Она: На месте. Я ее руками щупаю. Ага, на месте. Жить можно.
Существо: Ну что ты на окошечке сел, дурачок. Лети. Там то лучше.
Голубь: Ты подальше, подальше от меня держись. Может, еще чего задумал. Я слышал, где-то супы из нас бедных птиц готовят. Так нет тебе, не получится. В горле встану.
Она: Там  лучше, за окном?
Существо: Для птицы лучше. Она птица чтобы по карнизам шастать, да на крыше сидеть. А тебе-то за чем. Что ты там забыла?
Она: Что-то видно забыла, раз тянет. Страшно мне тут.
Существо: Страшно? А там что? Ночью на крыше весело, наверное, гулять?
Она: Там спокойнее.
Существо: Лечится тебе надо. Болезнь это. Как ее называют лунная.
Она: Не вылечат. Это лунатики с закрытыми глазами ходят. А я нет в памяти и чувствах.
Существо: Постыдилась бы.
Она: Вся в краске.
Существо: Помни, ты мне обещала.
Она: Хватит, что ты начинаешь.
Голубь: Вот, вот меж собой-то разберитесь. А то на мне срываетесь. Я то в чем виноват.
Она: Ну что уселся? Лети. Надоел ты мне. Примитивное животное.
Голубь: Еще обзывается.
Существо: А ты думала он игрушка заводная. Дернешь за веревочку, крыльями начнет махать. Надоело, выбросишь.
Она: Лети, давай. Пошутить я хотела. Понимаешь. Не обижайся. Больше и руками не притронусь.
Голубь: А я и не позволю.
Она: Кыш отсюда. Что глаза мозолишь. Вот я тебе сейчас.
Голубь выпорхнул в окно и взлетел высоко-высоко пробираясь через облака и осколки солнца. Она высунулась в окно и протянула ему руки, закричала: Только не возвращайся, слышь, не возвращайся.

Она пробиралась на цыпочках сквозь темные углы комнаты, случайно наткнулась на кресло: «Чтоб тебя». Она оглянулась на постель, Существо мирно и тихо спало: «Спишь сладенький». Окно звякнуло от камешка, который в него бросили.
Она высунулась из окна: Что стучишь подлец?
Голос: Выходи. Заждался.
Она: Тише всех разбудишь. Неугомонный.
Голос: Весь горю.
Она: Осторожно, так и сгоришь.
Голос: Не боюсь.
Существо перевернулось на другой бок.
Она: Тише тебе говорю.
Она перелезло через окно.
Она: Лови птицу.

Существо сидел на своей кровати, монотонно включая и выключая свет маленького торшера. Он заслышал звуки поспешно лег в постель, полежал немного и  снова сел на кровати. В оконном проеме показалась Она.
Она: Что не спишь? Давно?
Существо: Давно.
Она: Что надумал?
Существо: Что тут думать. Руки надо тебе связать.
Она: Что легче станет.
Существо: Спокойнее.
Она: Вяжи.
Существо: И свяжу. ( Он схватил ее и стал привязывать веревкою к стулу) Ты замужняя женщина, чтобы по ночам по лестницам ползать.
Она: Щекотно, не могу.
Существо бросил веревку: Что ты. Что ты смеешься?
Она: Анекдот: Девушка вы хотите заниматься бизнесом. Хочу. Главное, чтобы мама не узнала.
Существо: А  мне что отравиться?
Она: Зачем. Живи. Как таракан в банке.
Существо: Не могу, уже пробовал.
Она:  И  что. Не понравилось?
Существо: Не получилось. Все вокруг тебя хожу. Что я, какой не такой? Чем тебе не нравлюсь. Что ты носом вертишь?
Она: О чем ты?
Существо: Так и чувствую злобу твою. Ненавидишь. За что?
Она: Что ты люблю.
Существо: Притворяешься. Все время притворяешься. В глазах для всех хочешь быть примерной, чтоб никто и не заметил, что ты девка подзаборная.
Она: Под забором под забором  меня мама родила…
Существо: Всю душу мою в узел скрутила.
Она:  А ты развяжи узел. Тяжело, наверное.
Существо: Тяжело. Но не могу.
Она: Сиди и мучайся. Слабак.
Существо: Пинай меня. Пинай. Я боли не чувствую. Боль моя далеко спрятана под семью замками и печатями.
Она: На конце иглы. Словно сказка.
Существо: Сказка это или нет, не знаю. Только покоя нет. Как убийца все время возвращается на место преступления, так я к тебе тянусь.
Она: Страшно.
Существо: А я думал смешно.
Она: Смотри. А этот голубь. Снова прилетел.
Существо: Он  обиды не держит.
Она: Проголодался, наверное.
Голубь: Догадливая.
Существо: А я тебе зернышек припас и корочек.
Она: Знал, что вернется?
Существо: Надеялся.
Голубь: А я не злопаметный. Я зла не помню. Такой я. Особенно, когда в животе бурчит.
Она: Клюй, клюй. Прости меня.
Голубь: Кто старое помянет.
Существо: Хорошие корочки. Белые. Такие любишь.
Голубь жадно клевал крошки, существо смотрел на него с умилением: Топчи, топчи милый, не суетись. Она сладко спала, положив голову, на подоконник. Существо прикрыл ей ноги одеялом: «Как ребенок».

Существо проснулся от стука в окно. Она стояла около оконной рамы  и пыталась ее открыть, но  рама не поддавалась.
Она: Что гвоздями забил?
Существо: А ты как думала. Думала, буду спокойно на это смотреть.
Она: Лучше не будет.
Существо: Спокойнее.
Она: Думаешь, остановишь?
Существо: А как тебя остановить?
Она: Не держи, не удержишь.
Существо: Есть, наверное, кому держать.
Она: А если и так. Чего не выгоняешь?
Существо: Знаешь, не могу.
Она: Не удержишь.
Существо: А чего тебя держать, все равно возвращаешься.
Она: Не вернусь.
Существо: Полетаешь и вернешься.
Она: Уверенный.
Существо: Я тебя знаю.
Она: Да где тебе.
(За окном раздался игривый  свист.)
Существо: Что за волновалась? Места себе не находишь. Может снова страх со своими   пальцами терзает.
Она:  Когда одним воздухом  с тобой дышу, мне страшно. А там  легко, как в санатории.
Существо:  Вот как. Так чего не бежишь. Беги. Ты через дверь беги. Что не можешь? Или ты как обезьяна по деревьям привыкла лазить.
Снова раздался свист.
Существо: Как свистит соловей.
Она  схватила стул и разбила  им окно.
Существо: Что творишь стерва.
Она: Привыкла я по окнам лазить. По другому не могу
Существо: Порежешься.
Она: Будь спокоен. Жива буду.
Ее силуэт мелькнул в очертаниях окна и исчез. Существо стал подбирать осколки и порезался: «Так всегда. Ей вершки мне корешки».

Существо сидел у окна. Он сидел долго, уже несколько дней. На его щеках появилась седая щетина. На окно прилетел голубь и клювом постучал в окно.
Существо: Что снова прилетел?
Голубь: Что с тобой творится. Рожа небритая.
Существо: Чем угостить то не знаю. Где-то корка была. Помню. Немного плесневая. Сгодится?
Голубь: И за то спасибо. Выбирать не приходится. Эх, крутит тебя, ой как крутит.
Существо: Что смотришь, не узнал. Гомо сапиенс самой персоной.
Голубь: Опустился. Чего убиваешься? Ну, нет ее и наплюй. Да если голуби такие слезы лили из-за всякой голубки, повымирали бы давно.
Существо: Вот только эта корка и есть. Прости, брат. Такие вот времена.
Голубь: Что ждешь? Ну, жди. Не дождешься.
Существо: Луна с блюдечко.
Голубь: Светло, как днем. И чего себя  мучаешь? Из-за бабы? Эх.
Существо: Хорошо. Поговорить есть с кем. А то все молчу и молчу.
Голубь: Будто с ней много разговаривал.
Существо: На вещи ее натыкаюсь. Забыться не могу. Думаешь, не вернется?
Голубь: Размазня, да и только.
Существо: И горечь во рту словно полынь.
(За окном раздался знакомый свист)
Существо: Все не унимается.
Голубь: Чего свистишь, денег не будет. А  вы люди без денег- ноль.
Существо: Не свисти, нет ее. Улетела в далекие края райская птичка. Смотри как побежал, как ошпаренный. Много тут свистунов ходит.
Голубь:  Обманула. Всех обманула.
Существо: Никогда не понимал, что это ей нравится ночью по крышам ходить. Она говорила, а я  не понимал. Что тут такого.  Ты птица знаешь?
Голубь:  Чужая душа потемки.
С существо: А может и вправду. Как птица. Что я хуже ее.
Голубь: Что делаешь? Что делаешь, не удержишься.
Существо вылез на карниз, теплый  сильный ветер наткнулся на его лицо: «Ветер. Какой оглушительный  ветер». Его нога дрожала на слабом карнизе. Существо заорал, что есть силы в эту темную ночь: «А ты не плач и не горюй, моя дорогая…». Небо содрогнулось и замерло. Растерянная птица нервно хлопала крыльями. В окнах погас свет, ночь темной лапой закрыла весь город. Город безразлично спал. И только сотни голубей вспорхнули в небо и долго там кружились, пока не взошло солнце.