Останемся дома

Заза АСЛАНИДЗЕ.
«Останемся дома»

мелодрама

Действующие лица

Эка
Ираклий          — супруги

Лана
Георгий           — друзья семьи

Саломея
Ирина             — «пилигримы»

Ния                  — подруга детства Ираклия

Нина
Гиги                 — «коллекционеры»

Мастерская художника – одновременно гостиная комната. Ираклий входит на цыпочках, осторожно открывает книжный шкаф. Потом, запинаясь, то за мебелью, то за картинами ищет что-то.

Голос Эки: Проснулся, Ираклий? Что ищешь? Если хочешь пива, искать надо в холодильнике.

Ираклий: Сигарет нету?

Голос Эки: Ни сигарет, ни пива.

Ираклий: Голова раскалывается.

Голос Эки: Сегодня не пей.

Ираклий: Что, значит, не пей? Мне плохо. Сигареты кончились. Голова раскалывается. Тебе то что – выпьешь, а на утро как стеклышко.

Входит Эка.

Эка: Вот деньги. Купи сигареты. И прошу – больше бутылки пива не пей.

Ираклий: Что б я без тебя делал! Я мигом!

Выбегает

Эка: Хоть бы умылся! Неряха.

Эка с полки берет коньяк, стаканы и накрывает на стол.

Эка (про себя): Он прав. С утра надо настроиться на целый день. С утра надо бодрствовать. Чего я убиваюсь? Выпью – и с удовольствием вырублюсь.

Звонит телефон

Эка: Здравствуйте. Эко слушает. Спасибо… Как вы поживаете? Ну, что вы, я не забыла. Да, с нетерпением жду. Ираклию очень нужна ваша поддержка. Мы будем обязаны вам. Если бы не вы, я сама собиралась вам позвонить. Всего хорошего. До встречи.

Эка пьет из горлышка коньяк. Явно нервничает. Посуда валится у нее из рук. Начинает резать хлеб – ранит палец. Садится в кресло. Пьет коньяк.

Эка(про себя): Твое гостеприимство сейчас выявится. Не забудь сказать гостям, чтобы чувствовали себя, как дома. Дом надо убрать… Как в свинарнике. Похоже, мы и вправду вчера с Ираклием нажрались. Ждем старых знакомых. От них ничего не скроешь, будто в твоих мыслях сидят. (Пауза). И мы тоже не подарок. Все-таки приберем дом. Слышишь, Ираклий. Авось гостям по душе придется. Кто знает, мы же люди. Создать бы для них тепло и уют. Ну, что, Ираклий? Это же не официальный прием… Им, думаю, любопытно посмотреть, как мы живем…Для них двери открыты. ??? (Пауза) Их никто не отталкивает. Мы к ним с открытой душой. Они это чувствуют. Забудь, что я твоя жена. Или мы друзья – или меня нет. Выбора нет. Ой, какой он хороший. (В это время Ираклий проходит мимо сцены и уходит за кулисы).
Эка (провожает его взглядом): Что ты, как метеор, проскочил?

(Выходит Ираклий)

Ираклий: Что у нас на завтрак?

Эка: Тебе звонили.

Ираклий: Чего?

Эка (пропевая каждое слово)? Не собирайся ни куда, мы ждем гостей.

Ираклий: Каких гостей?

Эка: Будь дома, понял?

Ираклий: Голодный, как волк. Что это? (Хватает бутылку).

Эка: Садись, выпьем.

Ираклий: (нюхая бутылку)И вправду коньяк. Есть же коньяк. Зачем ты меня за пивом посылала?

Эка: Во-первых, коньяк – крепкий напиток, а за сигаретами все равно надо было идти. Дай закурить.

Ираклий: Коньяк на тебя не действует. Он только мужиков с ног валит. Не скажешь, кто звонил?

Эка: Этот тост поднимаю за тебя. Будь здоров. Хочешь – не хочешь, а мы муж и жена. Будь здоров, муженек. Иди сюда, поцелую.

(Звонят в дверь)

Ираклий: Сорвалось наше шушуканье.

Эка: Подожди. Я открою.

Ираклий: Дверь открыта (Кричит в глубь сцены)Входите!

Эка: О… Входи, Лана, входи.

Лана: (Поправляя халат) Извините, у меня кончились сигареты. Без этой отравы не могу.

Эка: Заходи. У нас и сигареты, и кое-что еще.

Лана: Ты выпиваешь? Что происходит?

Эка: Прекрасный коньяк.

Ираклий: Привет гостю!

Лана: Налейте! Так что вы празднуете? Не развод ли? Надоело жить вместе?

Эка: Нет, Лана. Кто нам такое счастье дал? Французский треугольник, плюс застолье. Впрочем, многоугольник…

Ираклий: Лана, давай за Эку выпьем!

Лана: Эка, за тебя…

Эка: (Прерывает тост) За нас троих. Нас нельзя разлучить.

Ираклий: Эка, что с тобой? Она тост за тебя поднимает. Гулять, так гулять!

Эка: Гуляешь – гуляй! Нет – вон отсюда!

Лана: Большое спасибо. Знаете, я пойду.

Эка: Нет, сиди. Успеешь уйти. Между прочим, через час у нас будут гости. Мы и тебя ждем.

Ираклий:  Что за гости?

Эка: Обижусь, если не зайдешь, Лана!

Лана: Мне сегодня некогда. Я пойду.

Ираклий: Скажи, в конце концов, что за гости?!

Эка: Лана, заклинаю, сиди и не уходи никуда!

Лана: Хорошо, остаюсь. Я их знаю? Кто они?

Эка: Думаю, знаешь. В принципе, какое это имеет значение? Ираклий, давай за Лану тост произнеси. А после убирайся и выспись. Покажись хоть раз в жизни этим людям в нормальном виде.

Ираклий: Может, ты и при них так со мной будешь обращаться?

Эка: Побрейся, как выспишься. Голова не болит?

Ираклий: Я-то побреюсь, но как ты их встретишь в таком виде? Может, и тебе не помешало бы отдохнуть?

Эка: Иди-иди, сволочь.

(Ираклий уходит)

Эка: Лана, давай этот тост поднимем за всех женщин, какими бы они не были – за сук, за легкомысленных, преданных, за всех-всех… Я считаю, самое удачное создание Бога – это женщина.

Лана: Эка, ты пьяна. Ты никогда так отвратительно не обращалась с Ираклием при посторонних.

Эка: А кто здесь посторонний?

Лана: Я.

Эка: Я думала, что ты глупая, Лана. Но откуда такая хитрость?

Лана: Я пойду, а ты не пощадишь.

Эка: Ему с тобой тоже тошно?

Лана: Кого тошнит? О чем ты?

Эка: Довольно, мы же не дети.

Лана: На что ты намекаешь? Скажи прямо.

Эка: После вашего интима, его тошнит?

Лана: Ты меня с ума сводишь! Вправду говорят о тебе, что ты с ума спятила. За кого ты меня принимаешь?  Чтобы это было в последний раз! Может, ты меня упрекаешь за коньяк и сигареты? И вообще за то, что я здесь? И не думай, меня вокруг пальца обвести, как Ираклия. Не потерплю! Эка, учти: я тебя всегда выслушаю, но соучастницей не буду.

Эка: Прости, Лана, прости. Это все спиртное.

Лана: Спиртное тут ни причем. Повторяю, меня не обманешь.

Эка: Я не хотела тебя злить.

Лана: Оставь меня в покое. Делать тебе больше нечего.

Эка: Ты права, мне и вправду нечем заняться.

Лана: Прости, ради Бога, прости. Выскочило.

Эка: Всю жизнь Ираклий любил другую.

Лана: Дорогая, не преувеличиваешь ли ты?

Эка: Поверь. Мне можно верить.

(Пауза).

Лана: Эка успойся.
Эка: Поверь мне.

(Пауза).

Лана: Пощади Ираклия. Думай все, что угодно: днем и ночью пусть ходит по женщинам. Но любить другую – это у слишком!

Эка: Ты права. Ираклий тихоня. Он не может любить. И чем же он хуже других? Никто не знает, какой он. Может, им кажется, что пропащий. Таких, как он, можно по пальцам пересчитать. Знаешь, что его одного никуда нельзя отпускать? Представляешь, сколько женщин от него тащутся. Ни на одном празднике его дома нет. Как ты думаешь, кого он обожествляет? Старается от меня это скрывать. Ему кажется, что я дура. Вот телефоны и адреса его женщин. Все знаю. Это Магда. Это талантливая пианистка Тамара. Длинноногая Нона. Сюда звонят. Умоляют его. (Пауза). Сегодня и Ния приедет.

Лана: Ния? Та Ния?

Эка: Да, Ния, сама звонила. Этого бабника не было, и я говорила с ней. Она и сегодня утром звонила.
(Длинная пауза).
Лана: Ну, ладно, я пошла

Эка: Прости, Лана.

Лана: Все нормально. Главное – успокойся.

Эка: Может, останешься?

Лана: Я не одетая, не умытая. Сколько можно!

Эка: Через час жду, поклянись, что придешь.

Лана: Хорошо, приду, Лана.

Эка: Нет, поклянись!

Лана: Клянусь единственным сыном, приду.

Эка: Больше сыном не клянись! Давай я тебя поцелую. Хорошая ты девушка.

Лана: В чем ты встречаешь гостей?..

Эка: Да пошли они…

Лана: Может, тебе тоже отдохнуть? Через час я приду и помогу тебе.

Эка: Никого отдыха. Что, если в хорошем настроении их встречу? Ни перед кем играть не собираюсь. Пусть видят меня, какая я есть – пьяную. Пусть видят пьяную. Нет детей – пусть видят бездетную. Бедную, нищую – пусть! Мне до лампочки, что они подумают. Какая есть, такая и есть. Ты поняла меня: какая я есть, такая и есть?!

Лана: Ты не пьяница. Что ты мелешь? Наговариваешь на себя. Да ты бредишь! Ты хорошенькая…

Эка: Ты своих успокаивай! Соболезнуй им, сучка ты подзаборная!

Лана: Я тебя не успокаиваю. И не сочувствую. (Пауза). Эка, ты устала. Но не чувствуешь, что очень устала.

Эка: Ты уже хоронишь меня, да? Учти, я еще не устала, а сегодня особенно прекрасно себя чувствую. Сегодня… Сегодня…

(Эка наклоняется и начинает плакать)

Лана: Нет, Эка, нет!

(Лана успокаивает Эку)

Лана: Идет в спальню. Не плачь

(Входит Ираклий)

Ираклий: О-о-о… Что за эротические сцены?

Лана: Брось ты эти шутки. Что, не видишь – ей плохо.

Ираклий: Кому, Эке? Что с ней?

Лана: Лучше помоги, отведи ее к постели.

Эка (Ираклию): Я ведь сказала тебе: выспись! Что бродишь бессмысленно?

Ираклий: Что-то не спится.

Эка: Повернись. Побрился? Хоть в этом послушался меня.

Лана: Ты видишь, он побрит и прекрасно выглядит. Тебе бы тоже не помешало отдохнуть. Облокотись на меня. Ираклий, помоги!

Эка: Не хочу. Уберите руки! Не прикасайтесь

(Уходит согнувшись)

Ираклий: Давай за нас выпьем, Лана. (Смотри-ка, вторую бутылку достали. Суки…)

Лана: За нас!

(Выпивают)

Ираклий: Боже, пьем-пьем – и без нормального тоста

(Лана смеется)

Ираклий: Что смешного?

Лана: Бритый – не бритый. Никакой разницы. Ты не меняешься. Ладно, я пошла.

Ираклий: Что с вами стряслось?

Лана: Так, бабьи сплетни.

Ираклий(поднимает тост): За нас Лана! Ты же знаешь, Лана, как я и Эка тебя любим.

Лана: Эка очень переживает.

Ираклий: Я это чувствую. Но ничего не спрашиваю, что с ней. Посчитает нужным, сама все расскажет. Не хочу в душу лезть. Нас поважнее дела ждут.

Лана: Что за дела?

(Пауза)

Ираклий (поднимает бутылку): Вот это.

Лана: Ираклий, сегодня Ния придет.

(Длинная пауза)

Входит Эка и сушит волосы феном.

Эка: Гуляешь, да? Пьянствуешь? А может, я умирала. Лана, тебя это не касается. Он мерзавец.

Лана: Все, ухожу.

Эка: Через час ждем. (Ираклию) – Иди за ней. Вот деньги. Принеси на шесть персон. Все, что есть лучшее – вино, сладости, сигареты… Только не пропадай. Скорее приходи.

Эка остается одна. Включает музыку. Ноги на стол и курит.

Эка(про себя): Сколько можно из тебя делать ангела? И притом, что сам веришь в это. Дегенерат. До каких пор будешь считать себя безгранично талантливым? Гением. Вечно молодым. (Пауза). Благородный ты мой. Ненавижу тебя, такого хорошего! Неужели ты безгрешен? Пьянство – это не грех. К моему несчастью, пол земного шара – алкоголики. Может, хоть сегодня до тебя дойдет. Хоть что-нибудь. И может, изменишься? Хоть чуточку, к лучшему или худшему. (Пауза). Когда, наконец, станешь человеком? Стал бы мужчиной, и это видно было. Куда ты меня тащил в этот мороз? Неужели ты настолько глуп, что не додумался уберечь беременную женщину. В ту полночь ты решил кататься на льду. Зная, что ни машину, ни «скорую» в эту проклятую ночь тебе не найти. Сколько я лежала на льду без сознания? Трудно сказать… Зачем ты убил моего сына?!.. Ах, ты сволочь… Мой нерожденный сын… Что, он тебе мешал?!..
(Звонок в дверь. Эка открывает)

Эка: А, привет, Георгий. Заходи.

Георгий: Я на минутку…

Эка: Заходи, заходи…

Георгий (заикаясь):  Мне некогда… Ираклий нужен…

Эка: Сперва выпей. За нашу семью. С минуты на минуту и Ираклий придет. О делах успеете поговорить.

Георгий: За вас. За семью.

Эка: Как Ната? Дети выросли, повзрослели, наверное?

Георгий: Спасибо, спасибо. Все нормально.

Эка: Георгий, честно скажи, как думаешь, какой у меня Ираклий?

Георгий: Не понял. О чем ты?

Эка: Какой он с женщинами? Нравится им или нет.

Георгий: Как сказать. Вроде нормальный. Обыкновенный парень. Почему спрашиваешь?

Эка(с улыбкой): Мы, женщины, особенно жены, хотим все знать. И должны все знать о своих мужьях. Давай еще по стопочке. Или тебе не нравится женская компания?

Георгий: Я тороплюсь, Эка, ты же знаешь, как я люблю женщин. И тосты за них.

Эка: Ираклий до такой степени обожает этот тост…Если хоть один день не потрахается с хорошенькой бабой, то ему становится плохо.

Георгий: Эка, Ираклий – прекрасный парень, и самое главное – он тебя любит.

Эка: Когда он возвращается, он пропитан женскими духами. Следы помад на его одежде. А женских волос я сгребаю пучками.

Георгий: У Ираклия очень много знакомых. Ты же знаешь, он от всех прячется, не любит, где многолюдно. Как пропадет, так на весь год. Соскучившись по нему, все его обнимают и целуют.

Эка: Как вы, мужики, друг друга оправдываете и выгораживаете. И притом профессионально. Неужели Ираклий тоже оправдывает тебя перед Натой?..

Георгий: Что ты, Эка…

Эка: Ладно, передать что-нибудь Ираклию?

Георгий: Нет. Я сам с ним увижусь. До свидания.

Эка: Привет семье. Поцелуй от меня…А, вот и Ираклий. Ну, я оставлю вас. Беседуйте.

(Входит Ираклий, Эка выходит)

Георгий: Где ты пропадаешь? Я тут, как на иголках.

Ираклий: Что случилось?

Георгий: Передай Лане…

Ираклий (прерывая): Я тебе уже говорил…

Георгий: Ираклий, передай Лане – пару недель меня не будет. Потом сам все объясню.

Ираклий: Вот сам и скажешь.

Георгий: Мне не до сцен. По-дружески, Ираклий, поговори с ней. Я побежал. Мне сейчас не до Ланы.

Ираклий: Оставь меня в покое. Мне стыдно ей в глаза смотреть. Как я Лане объясню? И думаешь Ната не догадывается о твоих похождениях?

Георгий: Да ладно, что с тобой? Друг ты мне или как?

Ираклий: И зачем я тебя с ней познакомил… Нет. Как я ей все это объясню?

Георгий: Смотри, я Эку попрошу.

Ираклий: Ну, ты и сволочь! Последний раз я вмешиваюсь в ваши дела. Больше не проси.

Георгий: Молодец, Ираклий. Ну, я побежал.

Ираклий: Постой. Зайди к нам сегодня.
Георгий: Зачем? В чем дело?

Ираклий: Ты мне очень нужен. Очень, понимаешь?

Георгий: В чем дело, в конце концов?

Ираклий: Придешь – узнаешь.

Георгий: Хоть намекни, в двух словах. Знать бы, что творится, кого касается…

Ираклий: В двух словах не объяснишь. Придешь? Ты нужен мне, как никогда.

Георгий: А как быть с Ланой?

Ираклий: С Ланой я поговорю. Беру ее на себя. В общем, жду через пару часов. Смотри, не подведи!

Георгий: Ладно, приду. Вы с Экой меня с ума сведете. Вы страшнее меня.

(Георгий уходит, появляется Эка)

Эка: Ираклий, о своих любовных похождениях кому рассказываешь? С кем делишься? И к кому за помощью обращаешься?

Ираклий: Я купил все. Вот сдача. (Наливает себе коньяк).

Эка: Ты погубишь себя.

Ираклий: Я не опьянею.

Эка: Я не про пьянку. Неужели в такой одежде, и в таком виде ты нравишься твоим женщинам? Не могу поверить, что твоих любовниц не возбуждал бы твой опрятный вид.

Ираклий: Что тебе надо?

Эка: Пойди и принеси одежду… Что у тебя есть наилучшее. Вместе выберем, во что тебе одеться. Подойди ко мне. (Гладит его по щеке). Прекрасно. Хороший мальчик. Хорошо побрился, милый ты мой. И голову помыл. Подойди поближе. (Поправляет Ираклию прическу).

Ираклий: Ты же знаешь, я не причесываюсь.

Эка: Как вам, мужчинам, поступать, нам, женщинам, лучше знать. Давай выпьем.

(Пьют молча).

Эка: Сегодня должна прийти Ния.

(Пауза).

Ираклий: Сама звонила?

Эка: Да, просила, чтобы ты был дома.

Ираклий: Она не говорила, зачем хочет прийти?

Эка: Придет, и узнаешь. Хоть сегодня нарядись.

Ираклий: Оставь меня в покое.

Эка: Ты что, в таком виде хочешь ее встретить?

Ираклий: Она одна придет?

Эка: Не думаю. Почему одна?

(Пауза).

Ираклий: Не могла сказать, что меня нет дома. Что за городом. Или что-нибудь в этом духе. Наврала бы что-нибудь.

Эка: Зачем врать? Что плохого, если она придет? Между прочим, мне тоже интересно ее увидеть. Может, она до сих пор тебя любит?

Ираклий: Ния не моя любовница. Оставь ее в покое.

Эка: Очень плохо, если это не так.

Ираклий: Мы столько лет с ней не виделись, уж и не вспомню, сколько. Может, ты сама ей звонила? Скажи правду. Ты звонила, чтобы она приехала? Я все равно узнаю. Не ври, а то хуже будет. Я не шучу.

(Эка приносит одежду Ираклия)

Эка: Вот, дорогой, одень это. Это твой цвет.

(Ираклий одевается)

Эка: И это примерь. Повернись, дай посмотреть на тебя.

(Поправляет одежду)

Эка: К этому костюму подойдут эти туфли.

(Ираклий молча обувается).

Эка: Помоги накрыть на стол. Нет, не пачкай одежду. Я сама справлюсь. Молодец, муженек, сколько ты всего принес. И сдача еще осталась. Иногда ты такой миленький бываешь. А иногда просто не выносим. (Пауза). Ну, скажи хоть слово!

Ираклий: Чего тебе?

Эка: Поговори со мной, и больше ничего.

(Ираклий погромче включает магнитофон).

Эка: Как мне нравится эта мелодия! Наверное, и Ние понравится.

(Ираклий выключает магнитофон)

Эка: Что за истерика? Скажи что-нибудь. Оглох, что ли? Я к тебе обращаюсь. Что за истерика, я тебя спрашиваю? Отвечай!

Ираклий: Позвони Ние и скажи, чтобы она не приезжала. Придумай что-нибудь.

Эка: Ах, это тебя мучает, мудила!

Ираклий: Умоляю, передай дословно, что «Ираклий не желает с тобой видеться».

Эка: Нет, Ираклий, чему быть – того не миновать.

Ираклий: Ты не представляешь, что здесь может произойти.

Эка: Хуже случившегося что еще может быть?

Ираклий: Тогда я сам позвоню.

Эка: Не трожь телефон! Кто тебе разрешил?

Ираклий: Ты видишь, в каком я состоянии. Я за себя не ручаюсь. Или звони, или я сам.

Эка: Ты кого пугаешь? Хуже сделанного, что ты еще можешь сделать?

Ираклий: Не подливай масла в огонь.

Эка: Ты окончательно совесть потерял. Если огонь, то это у меня все горит. Куда ты меня тащил в тот мороз? Настаивал, что гулять по снегу очень полезно. Захотел играть в снежки и развлекаться. И мать твоя тебя поддержала. А я не хотела выходить на улицу. Ненавижу ветер, солнце, дождь и снег. Хотя бы снег был похож на снег. А то, так – оледеневшая вода. Сердцем чувствовала неладное. Хотелось тепла и одиночества. А мать твоя твердила: «Это прекрасно, доченька. Свежий воздух и прогулка беременным рекомендованы. Оденься потеплее, выйди погуляй». Она думала о своем внуке, а не обо мне. Отвечай: моя мать настаивала бы на прогулке? После моего отказа она и слова бы не сказала. А твоя: «Погуляй, погуляй!». Вышла. А что еще оставалось делать? Убийцы вы оба! Сообразить, что в тот мороз, со мной могло случиться плохое, большого ума не надо. А ты, вместо того, чтобы оберегать беременную женщину, начал в снежки играть, орать и дурака валять. Почему эта особа больше не приходит? Почему твоя мамуля не гостит у нас? Если бы все было нормально, и родился ребенок, то ее отсюда палкой не выгнать бы.

Ираклий: Оставь мою мать в покое. Говори со мной.

Эка: Конечно, я ей больше не нужна. Почему она не приходит к нам?!

Ираклий: В наши с тобой отношения никто не вмешивается.

Эка: Как это «не вмешивается»?! К другим она ходит, твоя мамочка. Она же дружит с твоими женщинами. Они нашли общий язык. Может, она и ждет от некоторых внучат.

Ираклий: У меня любовниц нет.

Эка: Она надеется, что какая-нибудь сучка родит от тебя ребенка. Недавно твою мать с твоей Ноной видели на концерте.

Ираклий: Эка, проститутки детей не рожают. Повторяю, у меня никого нет.

Эка: А с кем ты дружишь? Несчастная Лана. Думаешь, не знаю, что у Георгия, кроме нее уйма любовниц. Ната тоже в курсе. Сама сказала – и имена, и где с кем познакомился, и как с кем обращается. Этот кобель ей сам все рассказывает. Как тебе это нравится? Когда муж жену посвящает в свои похождения, да еще во всех подробностях живописует? Ты хоть тем хорош, что скрываешь от меня свои походы налево.

Ираклий: Это нас с тобой не касается. Георгий, Ната, Лана, Петров, Сидоров – пусть сами разбираются.

Эка: Георгий даже не представляет, как Ната ему за все отплатит. Она с тобой еще не заигрывала?

Ираклий:  Опомнись! Если она узнает, о чем ты говоришь…

Эка: Большой подлец твой Георгий. Негодяй. Убивался, что без Ланы жить не может. Он использовал нас в своих целях. Якобы твой друг. Якобы ходил к тебе. А ты дурак. Тебе плевать на нашу семью, и на твое самолюбие. Здесь он и обворожил Лану. И превратил нашу квартиру в дом свиданий. А теперь она ему надоела, и он опять использует тебя, чтобы выйти сухим из воды.

Ираклий: Не совсем так обстоят дела. Мы же с тобой не в курсе, что у них и как.

Эка: А ты хоть в курсе, что творится между нами, несчастный? Молодец Лана. Ни один мужчина не заслужил преданности. Я удивляюсь, как до сих пор Ната не предала Георгия, не наставила ему рога.

Ираклий: Как ты ей в глаза будешь смотреть?

Эка: Я тебя не прощу. Задушу. Вот этими руками задушу. Вместе с твоими любовницами.

Ираклий: Я не кролик, чтобы надо многой эксперименты проводить. Оставь меня в покое. Всему есть предел.

Эка: Ах, всему есть предел?! Нет, все без предела. Полный беспредел. (Пауза). Почему твои мечты о Ние безграничны?

Ираклий: Оставь ее в покое. Что ты в нее вцепилась? Я даже ее помню смутно.

Эка: А ты вспомни прошлое. Боишься?! Отвечай, боишься ее вспоминать?

Ираклий: Зачем мне вспоминать, если она меня забыла.

Эка: Она прекрасно помнит тебя. Помнит до такой степени, что в любую минуту может войти в дверь.

(Звонок в дверь)

Эка: А вот и она. Легка на помине. О, что здесь творится? Что за бардак?

Ираклий: Мне открыть или сама откроешь?

(Эка открывает дверь. Входят две молодые женщины)

Первая женщина: Ирина. Здравствуйте.

Вторая женщина: Саломея. Привет! Нас Лана прислала к вам.

Эка (в растерянности): Прошу вас, присаживайтесь. Это Ираклий, мой муж.

Ираклий: Здравствуйте!

Первая женщина: Это Саломея – моя духовная сестра. Меня зовут Ирина.

Ираклий: Мою жену зовут Эка. Кофе не желаете? Я мигом.

Саломея: Спасибо, но мы кофе не пьем.

Эка: Лана – наша подруга. Наверное, вы тоже ее подруги?

Ирина: Сегодня подружились. Она прекрасная девушка. К сожалению, куда-то спешила. Говорит: «Неотложные дела. Сегодня не могу». И отправила нас к вам, сказав, что вы – Божьи слуги.

Саломея: И то, что вы душевно несчастные и нуждаетесь в помощи.

Ираклий: Значит, вы с Ланой сегодня подружились?

Ирина: Лана – теплая. Верующий в Бога человек.

Эка: Но что она имела ввиду, чья помощь нам нужна?

Ирина: Божья и наша

Эка: А-а-а… Ясно. Она ведь так и сказала? Правду сказала. Не так ли, Ираклий?

Ираклий (покашливает, еле сдерживая смех): Простите, я на минуту вас оставлю. (Заходит за угол, будто бы перебирает картины, а сам захлебывается от смеха).

Саломея: Лана сказала, что вы  — на краю пропасти. Главное – не падать духом, и все будет прекрасно.

Эка: Извините, только выключу на кухне плиту, и сразу вернусь. (Эка, проходя мимо Ираклия, перебрасывается несколькими фразами) Убью Лану. Она отомстила мне за утренний разговор.

Саломея (осматриваясь): Что за грешное гнездо? Явно нуждается в помощи.

Ирина: По-моему, и жена пьяная.

Саломея: Мы от себя постараемся, а там видно будет.

Ирина: Как в этом доме живут, не задыхаясь от дыма? Хоть топор вешай. Хотя бы проветривали, когда покурят. Интересно, они когда-нибудь прибирают в доме?

Саломея: С виду интеллигентные вроде бы люди. Боже, сколько картин! Видно, мужик художник. Такие неряшливые только художники. А жена…

Ирина: Нам, по-моему, придется очень потрудиться.

Саломея: Не испугаешься?

Ирина: Нет, нет…

(Возвращается Эка)

Эка: Угощайтесь, коньяк отменный.

Саломея: Нет, мы алкоголь не употребляем. Да и вам не советуем.

Эка: Как вы убедились, нам нужна ваша помощь. А то я и мой муж погибнем. Вся беда наша в том, что ты с трезвыми не можем и просто не в силах беседовать. Выбирайте: или откровенный разговор и выпивка, или прощаемся… И этим проложите нам дорогу в ад. Толкнете в пропасть.

Саломея (не решительно): Раз так, налейте нам по чуть-чуть.

Эка: Или полный стакан – или нас с Ираклием окунайте в кипящую смолу. Давайте за нас!

(Саломея и Ирина молча опрокидывают полные стаканы)

Ираклий: Как вы представляете себе наше спасение?

Саломея: Это зависит от многих факторов. Главное – ваше желание и наша помощь.

Ираклий: Простите, по-моему легкая музыка не помешает нашей беседе?

Саломея: Как вам угодно. На первый раз мы можем оставить вам литературу. Ознакомитесь, а при следующей встрече все обсудим. Сегодня просто побеседуем. Важно, откровенно рассказать, что вас беспокоит, что вам мешает быть счастливыми? Когда-нибудь вы мечтали о счастье? Давайте вместе разберемся, обсудим и, может, найдем выход.

Эка: Что мешает нам быть счастливыми?

Ирина: Мы с удовольствием вас выслушаем и постараемся помочь вам.

Эка: Мне показалось, или вы на самом деле спросили, что нам мешает быть счастливыми?

Саломея: Исповедь облегчит вашу душу.

Эка: Может, и выход найдем, да?

Саломея: Выход всегда существует.

Эка: Ираклий, наполни мне этот стакан.

Ираклий: Я и себе налью. Значит, говорите, выход есть?

Эка: Я вас очень прошу. Прошу правильно понять меня: если хотите нам помочь, то выпейте с нами. Или я с ума сойду.

Ирина: Если вам и вправду это поможет, то с большим удовольствием.

(Пьют)

Саломея: Счастье заключается в спокойствии и вере, а не в выпивке. Или в уклонении от истины.

Эка: Простите, поймите меня правильно. Нельзя ли слово «счастье» заменить каким-нибудь другим?

Саломея: Как вам будет угодно. Главное – не слово.

Эка: Может, слово «выход» тоже убрать из нашего лексикона?

Саломея: Лана про вас твердила, что вы – добрые люди.

Ираклий: Не обижайтесь, Эка говорит правду. Она такая: что думает, то и говорит.

Саломея: Это лучшая черта в человеке. В таком разе вы обязаны о Боге больше думать.

Ираклий: Лана вечно лжет, но она прекрасная девушка.

Эка: Между прочим, Лане нужна помощь больше, чем нам. Вы должны ей помочь. Она не пропустит ни одного мужика, чтобы не затащить к себе в постель. Вот и моего Ираклия соблазнила. Но один лишь раз. Правда, Ираклий?

Ираклий: Всего лишь раз. Но очень соблазнила.

Ирина: Как это интересно! Все-таки как это «очень соблазнила»?

Эка: Это вы у Ланы спросите. Она большой мастер по этой части. Абсолютно все удачливые девушки в районе – воспитанницы Ланы. Спросите Лану, она не поленится и расскажет, как соблазнила Ираклия.

Саломея (Ирине): Больше не пей.

Эка: Слово есть слово – надо выпить.

Ираклий: Давайте выпьем за Лану. Вы этот тост обязательно должны поддержать. Именно Лана свела нас с вами.

Саломея(пьет): Лана и, вправду, ваша подруга?

Эка: А вы сомневаетесь в этом? Она сегодня у нас вырубилась.

Ираклий: У нас с друзьями такие отношения: не щадя друг друга, говорим в лоб всю правду. Поэтому мы и беседуем так откровенно с вами о Лане. Это вовсе не означает, что мы сплетничаем у ней за спиной. Поэтому и Лана раскрыла всю правду о нас.

Саломея: Всей правды о вас она не сказала.

Эка: Не обижайтесь, мы не хотели сделать вам больно. Наоборот… (Улыбается). Обидевшись, вы свою миссию не выполните.

Ираклий (Обращаясь к Саломее): О-о-о! Не пожалеете. Саломея, потанцуем?

(Ираклий и Саломея танцуют. То остановятся и беседуют, то рассматривают картины).

Эка (Ирине): Смотри, какой он парень! Как танцует! Настоящий кавалер. Его женщины выпили мою кровь. Уму не постижимо, как я еще сохранила мужа? По сравнению с Ираклием, все мужчины – ничто. Это любая сука может подтвердить.

Ирина: Что изменяет, да?

Эка: Каждую секунду. На каждом шагу и со всеми подряд. Он бабник, бегает за каждой юбкой. И вообще, такой мужчина должен изменять.

Ирина: Как вы миритесь с этим? И вы закрываете глаза?

Эка: Не мирюсь. Воспринимаю как непреложный факт. Я бессильна пресечь его животные потребности. Но я все равно буду бороться за него. По мере сил и возможностей. Чудовищно, но любовь к Ираклию не остывает. Смотрите и наслаждайтесь – другого такого счастья вам не видать.

Ирина: Удивительный вы человек. Как сильно его любите. Вы были бы славной верующей, слугой Богу.

Эка: Что? Опять про Бога говоришь? А давай еще по стопочке.

(Эка и Ирина молча пьют)

Ирина: Простите, выскочило.

Эка: Ничего страшного. Я тоже часто несу ерунду.

(Эка и Ирина смеются)

Ирина: Про то, что Лана соблазнила Ираклия, вы, наверное, пошутили, да?

Эка: Давай на «ты». Между нами, девочками, так лучше.

Ирина: Наливай, Эка. Выпьем. Невероятно, как можно тебе изменять?

Эка: Ираклий – такой мужчина, что дает почувствовать тебе, что ты – женщина. Я вечно ревную к нему. Пока ревную, значит, я женщина. И, кроме благодарности, он ничего не заслуживает.

Ирина: Вы оба невероятно красивы.

Эка (улыбается): Несмотря на то, что мы у пропасти и безбожники?

Ирина: Я же извинилась. Думала, что мы исчерпали вопрос о вере.

Эка: Хорошо, не злись. Думаю, больше не будем друг друга цеплять. Давай выпьем за нас.

Ирина: За нас! Эка, а дети у вас есть?

(Пауза)

Эка: Мы были молодоженами, когда с Ираклием поехали на море. Прекрасно проводили время. Ни в чем себе не отказывали. Завели новых друзей. Все жильцы нас знали. Да, я море с детства люблю. Плаваю, как рыба. Ираклий знал, что я лучше его ныряю. Однажды на водном велосипеде прогуливались и заплыли далеко в море. Ираклий говорит, давай, поплаваем, кто лучше. Я не хотела. Но он настаивал. И тянул меня в воду. Я смеялась и не прыгала в море. Неожиданно он схватил меня и бросил в воду. У меня потемнело в глазах. Я начала тонуть. Очнулась я только в больнице. Узнала, что был выкидыш. Трехмесячная беременность прервалась. Погиб сын.

Ирина: Прости, что невольно сделала тебе больно. Вернула тебя к воспоминаниям.

Эка: Не стоит извиняться. (Смеется). В семье повешенного о веревке не говорят, не так ли?

(Пауза)

Ирина: Бедняга Ираклий, представляю, в каком он был состоянии.

Эка: Ираклий ничего не знал. Я попросила врачей, чтобы они не говорили. Когда домой вернулись, сама все рассказала.

Ирина: Дай закурить. Он сошел бы с ума.

Эка: Он не знал о моей беременности. Я скрывала от него. Я сама во всем виновата. Если бы он знал, ничего не произошло бы. И ребенок сейчас бы был жив.

Ирина: Ребеночка жалко. Вы с Ираклием не причем.

Эка: Не хотела Ираклию душу травить. Все-таки первенец. В такой ситуации мужики не соображают. Он начал бы следить за мной: не простудись, не стой  под солнцем, не кури, не пей. Он и сам был бы без ума, и я – как в инкубаторе. А мне хотелось хорошо отдохнуть. Чтобы остались прекрасные воспоминания.

Ирина: Ираклий не разозлился, узнав, что ты скрыла от него беременность?

Эка: Представь себе, нет. Просто через неделю изменил с одной уличной шлюхой. Я их поймала. О, музыка закончилась. Браво, Саломея! Браво, Ираклий!  Браво!

Ирина: Саломея, как вы замечательно смотрелись. (Ираклию) Вы очень красиво танцуете. Одно дело – хорошо танцевать, другое – красиво.

Эка(Саломее): Не желаете выпить?

Саломея: Я хочу предложить один тост. За здоровье Ираклия! Для меня это не характерно. И, надеюсь, Ирина поймет. Сперва выпивка, потом тост за незнакомого мужчину… Ираклий, вы большой творец, настоящий художник. И человек. И человек… Будьте здоровы! За вас!

Ирина: Давайте выпьем за измену. Ираклий, в лице вас я хочу поднять тост за всех предателей. За всех изменников!

Ираклий: Большое спасибо, Ирина. Эка, какая ты безжалостная.

Саломея: Ирина, о чем ты говоришь? Больше не пей! Простите меня.

Эка: Саломея, не стоит извиняться. Я согласна с Ириной. В лице Ираклия я хочу выпить за измену.

Ираклий: Какая честь! Искренне благодарен.

Саломея: Я ничего не понимаю! Если шутите, то объясните, что происходит.

Ирина: Мы пьем за Иуду Искариота.

Саломея: Простите нас, но мы пойдем. С Ириной, наверное, не все в порядке.

Ираклий: Ради меня останьтесь. Мне очень приятно, что вы с Ириной у нас в гостях. Вполне серьезно. Я от души говорю. Не только приятно, но вам обязательно надо здесь быть.

Эка: Какой ты трус, Ираклий! Ты уже боишься со мной наедине остаться? Зря я выпила за тебя. Оставайтесь, Саломея. Ираклий, познакомь Саломею со своим творчеством. Посмотрите картины, от которых я пьянею.

(Ираклий и Саломея выходят)

Ирина: Вы от меня устали, наверное?

Эка: Иуда Искариот – это было классно!

Ирина: Смотри, она с Ираклием готова… Прямо тает. А ведь пришла проповедовать. Не люблю ложь.

Эка: Может, она таким путем хочет спасти душу Ираклия?

Ирина: Смеешься надо мной? Человеком, счастливой себя почувствовала. Не переношу двуличия. Или человеком надо быть, или фанатично верующей. А она хочет быть и женщиной, и фанатом. А это невозможно! Мне жаль Саломею, хорошая девушка.

(Пауза)

Эка: Двуличие – это не страшно. А вот много личин – это беда.

Ирина: У вас так хорошо, что я не хочу уходить. Я еще приду? (Смеется). Не для беседы, а просто так.

Эка: Приходи, когда захочешь. И сегодня приходи. Через часок. Повеселимся.

Ирина(наливает): За нас, Эка! Давай еще по сто грамм.

Эка: Пей сама. Я не могу. Мне надо убрать в квартире. Вот-вот придут гости.

Ирина: Да, ты должна прибрать. Подмести. Протереть. Отрезветь… И нарядиться. (Плачет). Не убирай квартиру. Умоляю, не убирай. Ничего не трогай. Ты не знаешь… эта пыль, дым сигарет, неприбранная комната. Не прибирай, а то соскучишься по этому бардаку.

Эка: Не волнуйся. Завтра будет то же самое.

Ирина: Не убирай. Ради меня. Хоть передо мной не убирай. (Кричит). Саломея! Пошли, пошли, Саломея! Скорее! Скорей!

Саломея: Что с тобой, Ирина? В чем дело?

Эка: Ничего, слишком чувствительная девушка.

Ирина: Нет, Эка… Ты хорошая, когда я уйду, прибери квартиру. Пойдем, Саломея, пойдем…

Саломея: С ней такого еще никогда не случалось. Извините нас.

Ирина: Пошли!

Саломея: До свидания. Большое спасибо за все. Простите.

(Ирина и Саломея уходят)

Ираклий: Отдохнула бы чуть-чуть.

Эка: А ты как себя чувствуешь?

(Пауза)

Ираклий: Хорошенькая эта девушка, Саломея.

Эка: Я Ирину пригласила.

(Пауза)

Ираклий: Да где же до сих пор Ния?

Эка: И тебе не мешало бы отдохнуть.

Ираклий: Что ты задумала?

Эка: Ничего. Успокойся.

(Пауза)

Ираклий: Хоть бы Лана пришла.

Эка: Она, видимо, устала от нас.

Ираклий: Ребенка она у матери оставила, одной ей скучно. Позвони, пусть придет.

Эка: Сама придет. Успокойся. Не думай ни о чем.

Ираклий: И пить надоело.

(Пауза)

Эка: Завтра день рождения твоей мамы.

Ираклий: Помню.

Эка: Не поздравишь?

Ираклий: Не знаю

Эка: Минуточку помолчим.

(Долгая пауза)

Эка: Ради Ирины квартиру убирать не буду. Пусть видят, как мы живем. Какие есть такие и есть.

Ираклий: Что тебе сказала Ния?

Эка: Сказала, что приведет коллекционеров. Может, им что-то понравится, и они купят твои картины.

Ираклий: Интересное желание.

Эка: Мое желание. Чем-то ведь надо было заманить Нию к нам.

Ираклий: Я так и знал. Сразу догадался, что ты звонила. Просила прийти. И все-таки, как ты ее убедила?

Эка: Сказала, что тебе очень трудно. Что у тебя кризис и депрессия. Что я уже ничем не могу тебе помочь. Что, может быть, она тебе поможет. В конце концов, вы друзья детства.

Ираклий: Учти, Ния – крепкий орешек.

Эка: Рада, рада. Достойная у тебя подруга.

Ираклий: Эка, ты опять начинаешь?

Эка: Нет, прекратим.

Ираклий: Бережешь силы?

Эка: Ты меня успокаиваешь или заводишь?

Ираклий: Позвони Лане.

Эка: Сдаешься? Нет сил? Потерпи. Чуть-чуть потерпи.

Ираклий: Давай немного помолчим.

(Длинная пауза)

Ираклий: Может позвонить Ние и сказать, что уже ее не ждем.

Эка: Поздно. Мы готовы к ее встрече.

Ираклий: Хорошо.

(Пауза)

Эка: Ния знает, что ты бабник?

Ираклий: Не знает, и это ее не интересует.

Эка: Как скажешь. Она мечтает продать твои картины. Представляю, как она будет есть меня взглядом.

Ираклий: Конечно, конечно, и на кухню заглянет, какая Эка домохозяйка. Да ей наплевать на тебя, на меня, на наши проблемы.

Эка: Наконец-то в тебе заговорила обида. Молодец, Ираклий. Ты мужик. Вот таким и надо быть. Как только она придет, дай ей подзатыльник. Хоть раз почувствуешь себя мужиком. Ты ошибся адресом, Ираклий. Чья вина, что ей наплевать на тебя? Может, Нию обвинишь?

Ираклий: Мы же договорились молчать.

Эка: Мы всегда молчим. Сколько можно молчать?! Мы и так всю жизнь молчим. Твоя мать молчит. Я молчу. Георгий про тебя говорит, что от людей прячешься. Ирина молча ушла. В конце концов, мы же люди! Ты забыл, что я человек!

Ираклий: Эка, я люблю тебя!  Ты же знаешь, что люблю.

Эка: Если бы ты мог любить, не прятался бы от Нии. Не обманывал бы себя, зря не мучился бы. И Ния была бы твоей. Но ты актер. Тебе нравится быть мучеником и неудачником. Хочешь стать трагической личностью? А на самом деле ты – ничтожество. Несчастный трус, боишься любви. Многие верят в это. Многим кажется, что ты страдаешь. Ну, ты и осел! Трус ты, а не мужчина!

Ираклий: Я люблю тебя!

Эка(плачет): Зачем ты убил ребенка? Почему? Убийца. Вас обоих, тебя и твою мать, надо убить. Что я вам сделала плохого? То, что хотела малыша родить?

(Звонок в дверь. Ираклий открывает. Заходит Лана)

Ираклий: Где ты была?

Лана: Что, грызете друг друга?

Эка: Как ты нарядилась! Женихов не жду в гости.

Лана: Что ты, как старуха? Его-то нарядила, а о себе не думаешь. Кстати, к вам никто не заходил?

Ираклий: Бессовестная ты, Лана! Не жалко тебе старых дев?

Лана: Мне для вас никого и ничего не жалко.

Ираклий: Они только и говорили об исповеди и о счастье. И притом, обе девственницы.

Эка: Заткнись, лучше налей Лане выпить.

Лана: Не хочу. Хоть один трезвый человек должен встретить ваших гостей.

Эка: Ладно, пойду, оденусь.

(Эка уходит)

Ираклий: Эка сама звонила Ние и просила прийти.

Лана: Я сразу догадалась.

Ираклий: Я устал ждать. Может, позвонить ей, чтобы не приходила.

Лана: Эка взбесится. Подожди. Между прочим, как тебе эти девчонки?

Ираклий: Ты все шутишь. А они ничего.

Лана: Мне вкус не изменяет.

(Пауза)

Ираклий: Сегодня был Георгий и просил передать тебе, что он пару недель не появится. Причину сам тебе объяснит.

Лана(смеется): Чего? С ума сойти! Ну, и вид у тебя. О, Боже..

Ираклий: Вид как вид. Хватит издеваться.

Лана: Пингвин. У тебя лицо траурное. Смешной вид у тебя. Георгий у тебя был? Не смеши, я его сама послала подальше. Он притворяется, будто это он меня бросил…а ты поверил дурак.  Ну, и вид у тебя. (Смеется).

Ираклий: Пошли вы оба на …

Лана: Налей мне, налей.

Ираклий: Мне ваше дурачество – вот где сидит. Прошу, когда Георгий сюда придет, не перегрызите друг друга. Ясно?

Лана: Тоже нашел мужика.

Ираклий: Я ему обещал. Мне своего хватает по горло. Лана, умоляю, не говори ему ничего. Сегодня вы все мне нужны.

(Звонок в дверь. Ираклий открывает. Входит Георгий)

Георгий:  Смотри-ка, и Лана здесь…

Лана: Ираклий, зачем ты этого подонка впускаешь в дом?

Георгий: Замолчи, сука, а то…

Ираклий(кричит): Хватит! Молчите оба. Мне не до вас. Свои проблемы в другом месте решайте.

Лана: Нет, Ираклий. Хочу, чтоб ты знал, какой у тебя «классный» друг. Черт со мной, ты спроси, как он свою жену опозорил.

Георгий: Язык вырву, сучка!

Ираклий: У меня в доме не матерись, козел!

Лана: Откуда ему знать, что такое семья и дом? Весь город говорит про этого козла.

Ираклий (Лане): Да хватит тебе. Не сводите меня с ума. Мне своих разборок хватает.

Лана: Как хочешь, но я должна сказать.

Ираклий: Я тронусь, точно тронусь из-за вас.

Георгий(Лане): Давай выйдем и поговорим.

Лана:  С тобой что ли? Да пошел ты! Ираклий, этот негодяй недавно решил заняться каким-то бизнесом. При договорах он решил девицу рядом с собой иметь. Надо же крутым показаться.

Георгий: Лана, задушу…

Лана: После моего отказа…

Георгий(набрасывается на Лану): Убью, сучка…
Ираклий бьет Георгия. Тот падает

Ираклий: Прости, друг. Другого выхода не было. (Лане) Молчи. Не продолжай. Мне не интересно.

Лана: А мне интересно, как это дерьмо перенесет, когда ты обо всем узнаешь.

Ираклий: Не стоит.

Лана: Стоит! Короче, после моего отказа, одевает Нату как последнюю шлюху и везет на встречу с бизнесменами. Причем, предупредил ее, чтоб молчала, что они муж и жена. Встреча была в ресторане. (Георгию) Слышишь, мерзавец? (Ираклию) Представляешь, какие были там сцены? Если бы не мужество Наты, ее бы там же трахнули… (Георгию) Не так ли, дерьмо? (Ираклию) Но это еще цветочки. В это время заходит в ресторан сосед и оболдевает. Узнав, что Ната – жена, они разукрасили морду Георгию. (Георгию) Что, показали тебе Кузькину мать?

(Ираклий приподнимает Георгия)

Ираклий (Георгию): Прости. Пошли в ванную. Умоешься. (Лане) Ты тоже – змея еще та.

Георгий: Оставь, сам пойду.

Ираклий: Имей ввиду, Георгий, я ничего не слышал, и сучке этой не верю.

(Георгий выходит)

Ираклий (Лане): Вроде ты его бросила?

Лана: Какая разница, кто кого?

Ираклий: Значит, есть разница. Такой озверевшей я тебя не помню.

(Звонок в дверь. Ираклий открывает. Входит Ния)

Ираклий (Ние): Думал, ты больше не придешь.

Ния: Дай поцелую.

Ираклий: Ты одна?

Ния: Пока да. (Лане) Эка, я рада нашему знакомству.

Ираклий: Ния, это Лана – наша подруга. Эка в своей комнате. Скоро выйдет.

Ния: Простите, Лана. Я – Ния.

Лана: Да, я Лана. Я привычная, меня всегда с кем-то путают. (Смеется).

Ираклий: Может, присядем?

Лана: Присядем. Я и Ираклий пили за матерей. Персонально – за мою и Георгия маму. (Ние) Вы не присоединитесь к нам?

Ния: Спасибо, я не пью.

Лана: Кстати, Ирина и Саломея – не ваши подружки?

Ираклий: Лана, дорогая, пойди на кухню, приготовь нам что-нибудь. Скоро Эка выйдет и тебе поможет накрыть на стол. А этот тост мы с тобой отдельно выпьем.

Лана: Как же тебе нравится, когда ухаживают за тобой! (Ние) Он настоящий феодал.

(Лана уходит)

Ния: Чья подруга – твоя или Эки?

Ираклий: Она просто знает про тебя. Это заслуга Эки, она ничего от нее не скрывает.

Ния: Это не ответ.

Ираклий: Почему ты одна?

Ния: Они подойдут позже.

Ираклий: Лучше б не приходили.

Ния: Хочешь, отправлю обратно?

Ираклий: Нет, пусть придут.

Ния: Тебе решать. Не хочешь – мигом отправлю их назад.

Ираклий: Мне ли решать? Убить меня мало.

Ния: Еще не поздно все отыграть назад.

Ираклий: Нет. И так жить, как живет, невозможно. Я устал.

(Пауза)

Ния: Лана тоже будет здесь?

Ираклий: Да, от и до. Мой друг Георгий тоже здесь. Меня они не волнуют. Я думаю об Эке. Потом обливаюсь, как представлю. С ума сойти.

Ния: Как Эка себя чувствует?

Ираклий(плачет): Иногда мне кажется, что это я сумасшедший.  Сегодня она так меня нарядила. Даже причесала. Ей жалко меня. Понимаешь? Эка жалеет меня… Ей кажется, раз она сама звонила тебе, то мы ничего не знаем. Она решила нам устроить неожиданную встречу. И горит желанием смотреть на нас. И при этом, она меня до такой степени жалеет, что готова убить себя. Представляешь, она меня жалеет! (Пауза) Я до последнего надеялся, что ты не приедешь. (Пауза) Зачем я впутал тебя в эту историю. Меня и вправду надо убить.

Ния: Ираклий, давай вернем им назад.

Ираклий: Нет, Ния. Другого выхода нет. Я устал.

Ния: Они к ней доброжелательно отнесутся. Примут хорошо. Ты ведь там был, слышал, когда они обещали.

Ираклий: А что будет здесь? Вот что тревожит меня. Это главное.

Ния: Слава Богу, твоя мать об этом не знает…Помолчим…

(Входят Эка, Лана и Георгий. Они несут фрукты, сладости и вино)

Эка: Здравствуйте, меня зовут Эка.

Ираклий: Знакомься, Эка, — это Ния.

Эка: Очень приятно.

Ираклий: Это Георгий.

Ния: Здравствуйте. Какая вы прелесть, Эка! Ираклию можно позавидовать.

Лана: Когда я работал прислугой, моя хозяйка мне часто говорила, какая я прелестная, и смотрела на меня оценивающим взглядом.

Ния: Видно вы попали в плохую семью. Та женщина была не воспитанная.

Лана: Я думаю, она говорила с завистью.

Ираклий: Лана, мы с тобой не выпили за матерей.

Эка: Смотри, Ираклий, Георгий упал в ванной и разбил себе лицо.

Лана: Мужчину украшают шрамы.

Георгий(Ние): Я рад, что с вами познакомился.

Эка: Вы одна здесь, Ния?

Ния: Скоро и коллекционеры придут. Знаете, они о себе высокого мнения. Мол, мы богатые и серьезные люди.

Эка: Надеюсь, они чего-нибудь купят.

Георгий: В таланте Ираклия еще никто не сомневался.

Ния: Даже если одну картину купят, Ираклий оживет. Дело не столько в деньгах, они могут на такие выставки представят картину, что популярность Ираклию гарантирована.

(Звонок в дверь)

Ния: По-моему, пришли. Ираклий, пошли встретим их. Порошу вас! Прошу вас!

(Входят «коллекционеры»)

Ния: Знакомьтесь: Ираклий – глава семьи.

Первый коллекционер: Очень приятно, Гиги.

Второй коллекционер: Здравствуйте, Нино.

Ираклий: Эка, моя жена. Лана и Георгий, наши друзья. Прошу к столу.

Гиги: Может, нам в другой раз зайти? Наше дело требует трезвости и здравого мышления.

Лана: Если вы собираетесь жить этими правилами, то вам нечего делать на этой земле. Хоть одно из этих условий. А то и трезвость, и здравый смысл. Я лично таких людей пока не встречала.

Гиги: Интересно рассуждаете. Считайте, что мы пошутили. Остаемся.

Ния: Только, что мы беседовали о вас. О той большой роли, которой вам, коллекционерам,  дана в признании художника или наоборот. Захотите – принесете ему славу, нет – значит, сравняете с землей.

Гиги: Как в знаете, муж Нии – известный коллекционер. Да, ее муж нам рассказал историю, как один художник решил, без нас, коллекционеров, решил стать популярным.

Лана: Неужели есть такие негодяи?!

Гиги: Да…какая вы быстрая. Он не был негодяем. Он был бесталанным.

Георгий: Точнее, неталантливые и есть негодяи.

Лана: Кто об этом говорит?

Гиги: Короче, кем бы он ни был этот художник, не убедив никого в своем даре, заплатив деньги ворам, он решил выкрасть свою работу с выставки, этим доказывая «гениальность» картины. Дескать, только полотна великих воруют, вы, то есть мы ни черта не смыслим в искусстве. Но курьез в том, что воры, не знаю, непрофессионализм или вкус их «подвел», но они украли все замечательные, прекрасные работы с выставки, а «заказанную» картину не тронули.

Георгий: Ние история понравилась. Сами придумали, да?

Эка: Какое это имеет значение? Главное – интересно.

Нино: Эка права. Главное, что интересно. Пусть будет придумано.

Эка: Выпьем за наших гостей. За Нию, Гиги и за Нино. Хорошее дело вы делаете. Удачи вам. Дай Бог, чтобы нашли побольше талантливых художников и помогли им.

Ираклий: За вас

Лана: Я здесь как член семьи и хочу, чтобы вы принесли добро и счастье в этот дом. Эка и Ираклий на самом деле заслужили их. Когда с ними поближе познакомитесь, поймете, что я права.

Ния, Нино и Гиги(вместе): Выпьем за наше знакомство.

Георгий: Быть в гостях в этом доме – для многих радость и большая честь. Давайте выпьем за то, что вы пришли в гости. За эти приятные минуты. И дай Бог, чтобы вы чаще заходили сюда. Поверьте, это прекрасная семья, Ираклий и Эка. Надеюсь, никого не обидел.

Ния: Спасибо.

Нино: Большое спасибо.

Гиги: Если можно, я «скажу» большим бокалом. Наполните бокал. Выпьем за нас. За всех нас.

Лана(Гиге): Вот так. Все больше и больше вы мне нравитесь. А то вначале «за трезвость», «за здравый смысл»… Как вы могли за здоровых людей…

Гиги: Есть предложение: давайте на «ты».

Нино: Гиги, у меня тоже есть предложение. Давайте выпьем за Ираклия. Но на этот раз пусть Эка скажет тост за Ираклия.

(Звонок в дверь)

Эка: Я открою. Ой, Ирина? Заходи, заходи, моя девочка…

(Входит Ирина)

Эка: Знакомьтесь: Ирина. Прекрасная девушка. (Знакомит ее с гостями) – Ния, Нино, Гиги, Георгий, Лана. А, Лану ты же знаешь, вы же давние подружки.

Лана: Ирина, ты не в обиде на меня?

Ирина: Наоборот, я тебе благодарна. (Смеется). Тем более, в этом доме все дозволено.

Ираклий(Ирине): Присаживайся, вот твой стакан.

Гиги: Я извиняюсь, но … Эка, Нино просила, чтобы вы подняли тост за Ираклия.

(Пауза)

Эка: Ираклий, будь здоров! За тебя!  Я люблю тебя. Единственный человек на свете, кому я доверяю, на кого могу положиться, на кого надеюсь. Ираклий, я от тебя никогда ничего не скрывала. Много чего рассказывала, никто своему мужу столько не рассказал бы. Я даже свои мечты не скрывала от тебя. Ираклий, я хочу, чтоб все знали, что я и ты любим друг друга. Мы можем друг друга терпеть. Естественнее, ты сильнее, крепче меня. Но в любви нет разницы, кто сильнее, кто слабее… Или кто больше любит. Ираклий, большое тебе спасибо за все. Я знаю, ты мне ни разу не изменил. Даже не думал. Людям кажется, что ты одинок, угрюм. Не выходишь на улицу. Но я-то знаю, что ты мечтаешь быть всегда рядом со мной. Близость со мной – для тебя превыше всего. Раскрываешь мне душу, обо всем говоришь со мной. Тебя интересует мое мнение. И тебя это полностью удовлетворяет.

(Пауза)

Лана: Эка, чем мы тебе не угодили? Ты не обращаешь на нас никакого внимания.

Георгий: Лана, ты плоско шутишь.

Лана(Георгию): Мы с тобой не мирились, так что заткнись.

Нино: Если Ираклий изменил бы, что-нибудь изменилось бы в вашей жизни?

Эка: У измены тоже свои прелести.

Лана: Слышишь, Георгий? Запомни хорошенько.

Гиги: И в чем же прелести измены?

Лана: Мужчинам этого не понять. Чтобы почувствовать, надо быть женщиной.

Гиги: Эка, ты серьезно уверена, что Ираклий тебе никогда не изменял? Глядя на него, этого не скажешь.

Эка: А я уверена.

Нино: До сего дня не встречала еще женщину, которая была бы рада измене мужа.

Эка: В глубине души жена довольна: ибо в борьбе за своего мужа именно она побеждает другую женщину. И потому она счастлива.

Нино: Значит, ты считаешь себя несчастной?

Эка: Мы говорили про измену, а не о счастье и несчастье.

Ирина: Ираклий, за тебя! Если знаешь и догадываешься, что у тебя за жена, тогда ты настоящий мужчина.

Гиги: Ираклий, пью как мужик за мужика. Будь здоров. Борись за жизнь. За тебя!

Нино: Ираклий, за тебя! Эка так хорошо объяснила про ваши взаимоотношения, что мы чуть не заплакали. И друзья тебя любят. Короче, вы очень интересная супружеская пара. За тебя, Ираклий!

Ния: Я Ираклия с детства знаю. Он ни чуть не изменился. Тот же Ираклий. Помню, как всех дворняг тащил домой. И как твоя мать выгоняла тебя вместе с собаками из дому. За тебя!

Лана: Большой ребенок? Ты не права. Я не вижу в нем ничего глупого, инфантильного. За тебя, Ираклий.

Нино: Эка, скажи правду, ты совсем не ревнуешь к Ираклию? Ну, хоть чуть-чуть.

Гиги: Ираклий, будь здоров. Интересный случай. Кто бы мог подумать! Что, Ираклий ни разу не опоздал домой? Или нигде не заночевал? Ни разу не уходил одетый, будто бы на деловую встречу?

Лана: Ираклий – не жена Цезаря. Что вы к нему пристали с этой изменой? Я всю жизнь изменяла мужу, но никто не спросил мне: Лана, почему ты изменяешь мужу?

Ираклий: Спасибо, Эка. За все тебе спасибо. Я не тот мужчина, кого ты заслуживаешь. Ты намного лучше меня. И прости меня за все. Но хочу, чтоб ты знала, Эка, чтобы тебе я ни говорил, я никогда не врал. Я очень дорожу тобой. Ты лучше всех. Я никого не любил, как тебя. Поверь, я люблю тебя, люблю… Запомни, на всю жизнь: ЛЮБЛЮ!

Георгий: Что это за реквием?! Эка, зачем ты вышла замуж за такого скучного человека? Ираклий, за тебя!

Ирина: Этим летом поезжайте с Экой на море, пьянствуйте, гуляйте, ищите приключений. Но береги Эку. Ираклий, ты же будешь беречь Эку? Поласкай ее, не кричи на нее. Ираклий, дай мне слово, что будешь ласков с ней. И будешь ее беречь.

Лана: Ирина, больше не пей.

Ирина: Ираклий, запомни, о чем я просила.

Гиги: Эка, у вас дети есть?

(Длинная пауза)

Георгий:  Ираклий Эке много картин посвятил. Может, выберете какую-нибудь, Гиги? Нино, если желаете, можем посмотреть. Я провожу вас.

Гиги: Я просто хотел предложить тост за маленьких Ираклия или Эку, но я не вижу здесь детей. Как, Эка у тебя нет ребенка?

Лана: У меня есть ребенок. Если хотите, познакомлю. Он уже и матюкаться умеет. А сейчас давайте за любовь Ираклия и Эки выпьем.

Нино: Чтоб семья была полноценной и чтоб сохранить любовь, надо, чтобы слышен был плач и смех ребенка. Лично я девять раз бы уже развелась с мужем, если бы не дети. Эка, почему у вас нет детей?

Георгий: Я не понял, вы коллекционеры или следователи?

Лана: Мне тоже не нравится ваш разговор. Гиги, это похоже на допрос. И ты туда же, Нино.

Ирина: Я не замужем. Ну, и что. Что, я не могу любить? Выпьем за любовь. (Пьет).

Лана (Ирине): Я же сказала тебе: не пей! Гиги, Нино, а вам, между прочим, не помешало бы побеседовать еще и с Ириной. Отдельно ото всех. Она такая интересная девушка… Столько интересных историй знает…

Ирина: Заткнись, Лана! Обо мне ни слова!

Эка: Не ссорьтесь, давайте выпьем. (Пьет). Куда ты меня вез? Зачем вез к этому врачу? Ясно помню тот день, когда Ираклий и моя свекровь заявили, что я должна сделать аборт. Помнишь, Ираклий? Как ты говорил: «Эка, нам пока ребенок не нужен… Мы пока молодые». Говорил, что у нас туговато с деньгами, Вот когда переедем на новую квартиру, мол, тогда и заведем ребеночка.  И мать твоя туда же. «Да, доченька, с малышом будут большие проблемы. Денег пока нет. Жалко вас…» Змея! Сейчас она мечтает о внуке. Дружит с твоими сучками. Надеется, что они подарят ей внучонка. Ты и тогда не был мужчиной. И сейчас не мужик. Не заступился ни за сына, ни за жену. Убийца! Мой не рожденный сыночек… Этот ваш врач так меня выскреб, что у меня никогда теперь не будет ребенка. Ни-ког-да! Зачем ты тащил меня к нему? Животное ты. Даже голодному тигру жалко беременную самку. Ты, кто такой? Отвечай, кто ты? Как я оберегала моего ребенка! Даже кофе, не то что вино, не пила ради него. Соки, фрукты, диета. Прогулки на свежем воздухе. Все, что полезно для беременной женщины. И зачем все это? Ираклий не хочет ребенка. Говори, при всех говори, почему убил моего сына? Отвечай, за что угробил его?

(Пауза)

Нино: Эка, как ты могла сделать аборт, если ты никогда не была беременной. По заключению врачей, ты вообще не можешь иметь детей. Хоть ты и ходила к врачам и лекарям. Но сбои в организме…

Эка(шепотом): Откуда ты знаешь?..

Гиги: Ираклий сам сказал.

Эка(угрожающим шепотом): Ираклий, ты сказал?! Ты?!

Гиги: Да, Ираклий нам все рассказал.

Эка (тем же шепотом): Почему тебе поверили, а мне не верят?

Нино: Не верим.

Ирина: А я верю тебе, Эка. Верю. Что ты сказки рассказываешь, Ираклий? Эка была беременной. Вспомни, что случилось на море? Как ты бросил ее с водного велосипеда, из-за чего прервалась ее беременность. Или ты ничего не знал? Ну-ка, вспомни!

Нино: Я понимаю тебя, Ирина. Тебя ввели в заблуждение. Эка никогда не была беременной. И на море с Ираклием она никогда не ездила. Эка все придумала. И то, что на катке упала, , и про аборт. Все придумала.

Эка(шепотом): Ираклий, если Ирина верит, то почему эти мне не верят?  (Кричит) Это выдумки твоей матери! Ей выгодно объявить меня бесплодной. Этой змее верите, а мне нет?! Ираклий, что с тобой? Что происходит?! Хоть раз возрази своей матери. Ведь ты знаешь правду. Знаю, твоя мать убеждена, что одна из твоих шлюх беременна от тебя. Поэтому и хочет от меня избавиться. Я ей мешаю, да? Я мешаю твоему счастью, Ираклий? Как она тебе помогает, чтоб ты свободно с сучками гулял. Она и вчера звонила: «Не переживай, Эка, сегодня он у меня ночует, он пьян и не может с тобой поговорить». Эта змея так решила: я бездетная, я бесплодная, я бревно, я бесчувственная, да?! И все-таки, какая из них ей рожает внука? Нона? А…Меги. Мега, как крольчиха, плодиться. Пусть твоя мать оставит меня в покое. Она ребенка моего убила! Да, у меня теперь никогда не будет детей. Но ей этого мало. Что она еще желает? Что ей еще от меня надо?

Гиги: Эка, мать Ираклия умерла десять лет назад. Это случилось до вашей свадьбы. Ты ее никогда в глаза не видела.

(Долгая пауза)

Лана: Гига, Нино, что вы копаетесь в жизни Эки и Ираклия?

Эка: Кто вам дал такое право?!

Нино: Ираклий. Муж твой.

Лана: Кто вы такие, и что вам здесь нужно?

Гиги: Мы из специального медицинского учреждения.

Лана: Что ты крутишь, скажи прямо.

Нино: Мы психиатры.

(Пауза)

Ирина (плачет): вспомни, Ираклий, как вы провели время на море. Как Эка лучше тебя плавала. (Пауза). Ираклий, Эка, мы же с вами на море познакомились? На пляже, перед гостиницей. Вспомни, Ираклий.

Лана: Успокойся, Ирина. Ну, хорошо, Эка врет. Точнее, выдумывает. И что? Что дальше? Что вы хотите от нее?

Гиги: Мы приехали за ней. Мы должны ее забрать.

(Пауза)

Лана: Ираклий, ты Эку в сумасшедший дом устраиваешь?! В психушку сплавляешь? А в общем, кого я спрашиваю…

Нино: Не в дом сумасшедших, а в психиатрическую больницу.

Лана (Нино): Ты заткнись, а то язык вырву.

Гиги: Эку надо лечить. Лана, я тебя прекрасно понимаю, но посмотри правде в глаза.

Лана: Какой правде? Какой правде надо смотреть в глаза? На эту шлюху Нию смотреть? Или на тебя?

Гиги(спокойно):  На Эку посмотри.

Георгий: Ираклий, скажи хоть что-нибудь!

Нино: Лана, решение мужа и действительность нельзя отменить.

Лана: Мне плевать на решение мужа. Это разве муж? Мне на вас и ваше мнение плевать! Эку вы отсюда не заберете!

Гиги: Подумай об Эке. Вам нужен скандал? Драку хотите? Эка, с шумом тебя забрать? Тебе это надо? Хочешь, чтоб все узнали?

Георгий: Ираклий, ты с ума сошел? Что ты молчишь, подонок?

Ирина: Ираклий, скажи что-нибудь. Ираклий, ведь это про Эку говорят. Ты слышишь, что говорят? Ей угрожают. Ираклий, умоляю, не отдавай Эку.

Лана: Ирина, кому ты говоришь? Посмотри на него.

Ирина: Ты и сейчас не изменяешь Эке. Ты просто от нее избавляешься.

Лана: Для измены нужно мужество. Фу, козел!

Гиги: Обещаю вам, никто ничего не узнает. Через короткое время Эка вернется домой.

Лана: Эти обещания ты своему отцу давай. И вообще, о чем мы с тобой говорим? Я с ума сойду! Что Эка забыла в психушке?

Георгий (вытаскивает оружие): А ну, посмотрим, как вы Эку заберете. А этому (направляет дуло на Ираклия) башку прострелю.

Лана: А ты, оказывается, еще не совсем пропащий человек. Спрячь пистолет.

Георгий: Ты права, Лана, из-за этого педераста еще в тюрьму попадешь.

Лана: А ты скотина, Ния! Ты соображаешь, что ты делаешь? Ты же Ираклию могилу копаешь! Что он тебе такого сделал, что ты мстишь? А-а… догадываюсь. Не смогла его к рукам прибрать, любовником сделать, вот и взбесилась?! Хочешь всем показать, какой он негодяй, да? Ираклий…

Ния: Нет, Лана, нет. Я и представить не могла весь этот ужас!

Лана: Да, Ния, да! Ты не смирилась, что Ираклий никогда не станет твоим. Да и что тебе оставалось делать – только мстить. Единственный выход. Чтобы успокоить себя. И ты прекрасно знаешь, что Ираклий этого не переживет. Решила погубить человека?

Ния: Когда Ираклий ко мне пришел, он на человека не был похож. Безумный. Сумасшедший. Я поняла, вы только об Эке думаете. А я спрашиваю вас, в чем провинился Ираклий? Он устал от постоянного кошмара, слышите, устал!

Георгий: Ты посмотри на эту скотину – ты еще и оправдываешься?

Лана: Кто из вас до этого додумался первый? Как в мыслях такое могло появиться?

Ния: Вы не хотите понять…

Лана(обрывает Нию на полуслове): Значит, Эка виновата. Ты постоянно думаешь о благополучии Ираклия. Хочешь этим помочь ему, да?

Ния: Эка, клянусь тебе, я не отбираю у тебя Ираклия!

Лана: Зачем он тебе? Ты хотела прежнего Ираклия, а не этого мужичка. Ты того Ираклия хотела, который бездомных собак домой таскал, да? Смотрите на эту проститутку. Как она сравнивает Эку с дворняжками.

Ния: Вы не знаете всю правду. Да, я люблю Ираклия. И мне его жалко. Слышите, жалко. Да, я люблю его, люблю, люблю!

Ирина: Знай, Ния. Чтобы с Экой не творилось, она в сто раз лучше тебя. И Ираклий всегда будет любить Эку. Несмотря ни на что. Ираклий наивный, хоть и негодяй. Но это совсем не значит, что он не любит Эку. Запомни это хорошо.

Лана: Ния, посмотри на Ираклия. Это разве мужчина?! Ты такое ничтожество желала? И думаешь, твоя мечта сбылась? И не мечтай! Ты никогда этого не добьешься!

(Пауза)

Эка: Ираклий, ты же придешь меня проведать?

Лана: Эка, ты и вправду спятила. Молчи!  Ты больная? И эти должны тебя уму-разуму учить?! Они тебя должны лечить? Что с тобой, Эка?.. Я их… Вон отсюда! Кому пришла эта идея в голову!

Нино: Идеи Эки приходят в голову. И поэтому ее надо лечить. А так, она хорошая девушка.

Лана: Что вы называете идеями? Из-за мечты вы ее забираете в психушку?
Была бы мечтой – ладно. Это просто желание обыкновенной женщины: чтоб муж не изменял, свекровь не доставала, чтоб ребенок был и его надо было воспитывать. И это вы называете идеями?

Ирина: Ираклий, ты думаешь, что проживешь без Эки? (Смеется) я тоже так думала. Но как ушла, так и вернулась.

Эка: Вы там привяжете меня?

Лана: Не своди меня с ума. Эка, я тебя никуда не отпущу. Мы еще посмотрим, кто кого.

Эка: Я буду в отдельной палате или общей?

Нино: Как пожелаешь. Где понравиться, там и будешь.

Ирина: Ираклий, поверь: ты не проживешь без Эки. Ты с ума сойдешь.

Эка: Вы дадите время, чтобы я собралась?

Нино: Ну, конечно, даже помогу.

Лана: Эка, куда ты идешь?! Ты что, и вправду с ума сошла?!

Эка: Пусть Ираклий поможет. Ираклий, поможешь?

(Эка неожиданно набрасывается на Ираклия и обнимает его)

Эка: Я боюсь, Ираклий. Пойдем со мной. Ираклий, ты же любишь меня. Мне страшно. Не отпускай меня одну.

(Пауза)

Эка: Может, остаться? Оставь меня, Ираклий.  Здесь, дома, оставь. Я там умру, Ираклий. (Плачет). Умоляю, оставь.

(Эка плачет и целует Ираклия)

Эка: Смотри, Ираклий. Смотри, как я тебя люблю. Счастливей меня нет женщины на свете! Ираклий – ты моя жизнь. Если бы не ты, я повесилась бы. Кто они такие? Никто. Я никого не вижу, Ираклий. Только я и ты. Мы одни. Помолчим. И просто обними меня, как ты умеешь. Приласкай.

(Пауза)

Эка: Ираклий, не отпускай меня к ним. Я вся дрожу. Мне страшно. Поцелуй меня. Хоть один раз. И я успокоюсь.

(Длинная пауза)

Ния: Прости меня, Эка, прости.

Георгий: Зачем ты меня звал сюда, Ираклий? Зачем звал? Объясни, чего ты хочешь? Умоляю, объясни.

Ирина: Заткнитесь, все заткнитесь! Неужели вам не ясно, что Ираклий на нас надеется. Поэтому он и хотел, чтобы мы присутствовали.

Лана: Георгий, Эку не заберут. Не говорите ничего. Молча выйдем. И оставим их одних.

(Пауза)

Ираклий: Эка, не дрожи. Никуда я тебя не отпущу. Не бойся. Останемся дома. Клянусь, Эка. Успокойся. (Кричит) Уходите все! Уходите! (Целует Эку). Эка, я люблю тебя. Завтра же на море поедем. Сегодня же поедем. А этих здесь оставим.

Эка: Побудем еще чуть-чуть. Побудем в этом доме день-два. Я очень хочу здесь быть. Потом поедем. Усади меня, Ираклий. Не отпускай мою руку. Посиди рядом.

(Пауза)

Ираклий: Я тебя научу плавать, чтоб тебе не было страшно. Возьму на руки и так научу.

Эка: Я люблю тебя, Ираклий. Ты же знаешь, я только на тебя надеюсь. Не оставляй меня.

Ираклий: Эка, ты же знаешь, кроме тебя у меня не было женщин. Эка, я ни разу тебе не изменил.

Эка: Я люблю тебя.

Гиги: Пойдем отсюда.

Ния: Лана, не оставляй их одних.

Лана: Ты до сих пор здесь?

Ирина: Все вместе уйдем. Лана, пошли.

Нино: Может, им чуть-чуть выпить? Принесите им два стакана и коньяк.

(Все уходят. Остаются Ираклий и Эка)

На сцене темнеет

Голос Ираклия: Эка, ты помнишь, на море я был пьян и приставал к каким-то девушкам.

Голос Эки: Будто хотел их снять. Фраер. Но они тебя так напоили, что ты еле-еле дотащился до номера. Приставили тебя к дверям, постучали и убежали твои «бабенки».

(Пауза)

Голос Эки: Сколько раз я тебя ловила с блядями. И выгоняла пинками из ресторана. И приводила в номер. И выгоняла этих фиолетовых блядей.

(Пауза)

Голос Эки: Ираклий, позвони своей матери. Скажи, пусть придет и спечет ребенку хачапури. Я не могу такие хачапури печь, как твоя мать. А малыш, сам знаешь, какой капризный.

(Пауза)

Голос Эки: Как только ребенок придет, я ему все расскажу. Что ты ни разу не помогал его купать. П по ночам себя не утруждал вставанием к кроватке. Скажу, что о нем вспоминал только по пьянке, и чтобы поиграть с ним. Скажу, что сын тебе нужен только для показухи. Что для его воспитания ты палец о палец не ударил. Я ему все расскажу, Ираклий, все расскажу.

Июнь, 2004 года.

Заза АСЛАНИДЗЕ.