Мужчина ищет долгое звучание

Larisa Baklaga, BLR.
E-mail: gregory777@mail.ru
§                                                                                                        Тел. в Гродно (80152)785151.

Мужчина ищет долгое звучание,
Женщина смешивает краски.

Арт-шок.Психэ.

(Пьеса)

Техника росписи фарфора «доу-цай»*  или «борьба цветов» разработана  в период цветных революций (эволюций) в распадающейся Китайской империи, 15 в.
В технике художники передали  знания  о светосинтезе.
Автор перенесла  кальку   «доу-цай» на сцену современного театра.

Действие пьесы развивается в наши дни, в одной из так называемых  закрытых стран, открывающих свое «лицо» миру ( но не в стране проживания автора).
Идет процесс смены правящих элит. Интересы новой, рождающейся аристократии и интересы  старой, все еще правящей, номенклатуры  столкнулись в небольшой и веселой компании.
И все бы шло как обычно, по известной, изученной схеме, но неожиданности
в «борьбу цветов»  вносят  телевизионные трансляции  развитых цивилизаций на этот регион — BBS, SNN, DW TV, TV-5 Franse и др.
В компании  появляется некто , называющий себя Телевизионным эмигрантом. Это—главный герой пьесы Тимур, переживающий кадровую отставку. Чтобы объяснить друзьям все, что с ним происходило после отставки, он выбирает стилистику  Сымы Тяня, описавшего  похождения отставных, выдворенных и преследуемых китайских чиновников. Избранный им  язык переговоров—«китайский»— не случаен. Тимур желает, чтобы его поняла загадочная женщина, специалист
по  минскому «доу-цай» —Риса.

Все трюки, передающие подсознание героя — на фоне «Черного супрематического квадрата» К.Малевича, использованного как декорация в 1913г. в опере «Победа над солнцем» Матюшина и Крученых (Москва).
Автор не настаивает на «дословной»  реконструкции  декораций К.Малевича.
Более того, «мерещится» электронная версия «Черного супрематического квадрата» на сцене ( компьютерные спецэффекты).

Автор.

П Е Р С О Н А Ж И :

Телевизионный эмигрант,
(Тимур) —
Безработный ученый-историк. Переживает кадровую отставку. Ищет девушку своей мечты и композицию группы “The Beatles”   “Revolution N9” .

Риса  —
Колорист-психолог. Восстанавливает  «доу-цай» как интеллектуальный проект. Девушка  мечты.

Сергей(Старлей) —
Друг Тимура. Астролог.

Кароль Стах ( в имени «Кароль»— ударение на первый слог)—
Режиссер. Создает авторский  театр. В «китайских»  постановках «нащупывает»  некоторые современные закономерности.

Сэр Джон—
Сотрудник парфюмерной компании.  Создает  уникальную композицию духов из ароматов местных цветов и фруктов  для  девушки своей мечты.

Козловский   —
Актер со звучной фамилией.

Антоша—
Девушка-весна. Школьная подруга Рисы, писатель и спич-райтер  крупного чиновника.

Крупный  чиновник, шеф Антоши—
Чиновник из  минского Китая в жизнеописаниях Тимура—
Двух  чиновников играет один актер. Впечатление, что это—« все тот же чиновник».
Образ с  «Портрета  чиновника». Свиток на шелку. 15  век. Москва. Гос. Музей народов Востока.
( Белое лицо. Длинные, отполированные ногти.Черные широкие усы и шляпа.
Красный халат с широким желтым поясом. Белоснежный  шелковый шарф закрывает всю шею. Туфли с загнутыми вверх носами.)

Группа сопровождения  чиновников— 3-4 человека.

Массовка на Площади Всех Революций (Режиссерская импровизация «№9»).

Два простых, наивных  паренька.
Сотрудник авиакомпании.
Милиционер .
Полная женщина европейской внешности и др. пассажиры авиарейса.

А также в «китайских» постановках Кароля Стаха: художник (Тимур), женщина, хозяин мануфакторы, чиновник, гонец Императора , первый монах, второй монах.

Пролог.

На сцене затемненная комната с  внутренним балконом.
Всполохи включенного (без звука) телевизора создают эффект «гало».
Все громче звучит самая длинная композиция группы  “The Beatles” — “Revolution N9” :
«Слышно, как  музыканты настраивают инструменты, вот-вот и зазвучит …
Настройка продолжается.
Голос Леннона  объявляет, как заевшая пластинка, о начале: «намбе найн…намбе найн…намбе найн…»
Настройка продолжается…Все в  радио- и телеэфире настраивает:
вот-вот и начнется №9 …
Кажется, уже начинается …слышна перестрелка… нет, это—обрывки классической музыки, а это—плач девушки,— но сейчас начнется “Revolution N9”.
Вас настраивают на “Revolution N9” весь трек.
Боже, опять где-то заело— №9…№9…№9.
Вот-вот и  начнется…»

1.«Мужчина ищет долгое звучание,
Женщина рисует белой глазурью».

Сверху  на сцену падает луч света.
Яркое пятно  раскачивается,  как  старый лондонский фонарь, напоминая о сырой погоде и одиночестве.
Скрипит? Показалось. Это— композиция группы  “The Beatles”  “Revolution N9”.
В кругу света динамично  появляется человек с телефонной трубкой в руке.

Телевизионный эмигрант (В трубку) :

—Старлей!

—Да-да-да. Вернулся из телевизионной эмиграции.

— Только что. «На — родину!».

— Можно. За мой счет.

— Кстати, о музыке. У тебя есть  “Revolution N9”?   “Beatles”.

— У тебя нет…(В голосе разочарование) А нужно бы послушать.

— Самое долгое звучание. Зашкаливает за восемь.

— Те, что «любят ушами».

—  А просто “Revolution» есть? Вдвое короче по времени, веселенькая такая, «пупсик». Все— в «Белом альбоме».

—  (Настойчиво) У кого может быть “N9”? Кто бы перегнал по электронке?
По- быстрому: « One! Two! Three!».

—Кто это? Парень?

—  Риса—имя девушки ? Имя такое? Знакомь.

Высвечивается  силуэт человека, с которым он только что беседовал.
Свет с Тимура  убирается.

Старлей (Отключает мобильный телефон. В зрительный зал):
— Звонил друг детства. Да-а-вно не виделись. Исчезал  на пару лет. Он такой!  Почему я решил познакомить Тимура с Рисой? У этой девушки много друзей, поэтому у нее  есть «все». (Набирает номер)   Риса —колорист. Делает  «доу-цай», в переводе с китайского —  «борьба цветов». Спецлаба, в которой она трудится, так и называется. На дверной табличке  написано: «Минское время: борьба цветов». По-моему, даже конкретные цвета— красный, зеленый… (В трубку ):
—Алло! Рысёнок!

— Привет.

—У меня …телевизионный эмигрант  объявился. Ненароком.

— Телевизионный—это новинка.

— Почему сразу— световолновой генетик? Девушкам умные речи не к лицу.

— Актер и астролог?(О себе) Нет?

— Ученый-историк. Монография об отставках и выдворениях из Китайского Императорского двора. Сыма Тянь, 2 век  до нашей эры.

—Да. Твой любимый  историк Сыма Тянь.

—Ну, так это же—  его жизнеописания …

— Мой друг, Тимур!

Свет с Сергея снимается.
Постепенно высвечивается силуэт девушки.
Она, в  черном трико, сидит на коврике в позе йога «лотос».
В состоянии медитации  кажется неподвижной, застывшей китайской статуэткой. Говорит  не сразу, «выходит» из состояния «погружения в себя».

Риса(В зрительный зал): Астролог звонит  с самого утра и напрашивается в гости. Не один! Знакомит со своим другом, каким-то телевизионным эмигрантом. Вынуждена пригласить друзей. (Набирает номер) Кстати будет моя школьная подруга  Антошка
(  работает спичрайтером у крупного чиновника и тайно в него  влюблена). Или наоборот? Тайно работает—влюблена по-крупному. Что-то происходит…какие-то
перемены у них, в ведомстве.

В трубку:

— Алло, Антоша!

В зрительный зал.

Звоню также  Козловскому, он представительный, и Каролю—для антуража.

В телефонную трубку:

— Нет, это я не о тебе…

— Я — о сэре Джоне, я не о тебе!

Свет с Рисы убирается.
Высвечивается Тимур.
Он  на прежнем  месте, слушает Старлея по телефону.
Записывает в блокнот, производит впечатление человека, разгадывающего  кроссворд.

Тимур:
—Любит философию и авангард. Как это совместить?

—Беспредметная живопись.

—Одевается в черное.

— И даже белье?

— Ты что, оглох? Белье, спрашиваю, тоже черное?

— Да не пси-хуй ты…Личный астролог …может знать! Если в черном, все знает о цветном…

—Можем подарить ей…

Тимур закрывает глаза и «выстреливает»  скороговорку:

—Мы-подарим-ей-копию-картины-Казимира-Малевича-«Черный –супрематический- квадрат»-картина-загадка!

Свет с Тимура   убирается, высвечивается  Сергей.
Он на фоне кистей, тюбиков, подрамников и пр.

Сергей(в зрительный зал):
—В назначенный день встретились в мастерской  художника, делавшего по заказу «копию». Мы давно не виделись и я  удивился!
Во-первых, отличному качеству копии.
Во-вторых, самому Тимуру. Он возник  передо мной  в стиле  «милашка»! Тот, кто любит «Дюран-Дюран», а не «Битлз», меня поймет. Ну,  не в таком же виде  «герою возвращаться на родину»!— Клетчатый пиджак. Конец незаправленной в брюки рубашки , которую он, и это было заметно, долго  мял, чтобы не выпасть из этого  стиля. Намазанные  воском волосы торчат сосульками вверх— мокрый ежик. Такой парень-милашка. Можно погладить. Хотелось сказать: «копыта заметны», но я промолчал. В этот вечер звезды прочили успех в любовных авантюрах, но не ему!

Свет убирается с Сергея и  возникает ближе к авансцене.
Высвечиваются влюбленная Антонина в «стоическом»  деловом костюме (воротник-стойка) и представительный  Козловский.

Козловский (В зрительный зал) :
— Мы  встретились в тот вечер в скверике, под окнами Рисиной квартиры.

Слышатся чьи-то  шаги.
В освещаемый круг входят Сергей и Тимур.
Они несут большой, выше человеческого  роста,  упакованный в бумагу, холст.

Сергей: Привет!(Друзьям) Это— мой друг, Тимур, эмигрант первой  волны. Телевизионной.
Тимур:  Открыл для себя новую форму выживания, не покидая страны.
Сергей: BBC TV,  SNN,   TV-5 Franse. Забыл местную дикторовскую речь.
Тимур:Давно прочитанные лица.
Козловский: ( Медленно и красиво жует что-то): Есть… тоска по родине? Ностальгия? Тебя выжили на другие телеканалы? Или сам?  Не вернешься … в  привычный диапазон?
Тимур:Нет, только  Евростандарт. Смена диапазона. Новые частоты, наверное, в самом организме что-то…переменилось. (Обращается к  девушке ) А вы, наверное, Антоним?
Антоша:Нет, мы—синоним. Почему вы решили, что я антоним? Кто вам обо мне рассказал?
Тимур: Веснушки. Какая красота ? Весна на лице.Смотришь на девушку и  думаешь о весне. Даже зимой. Редкость.(В сторону Сергея) Годы телевизионной эмиграции вернули вкус к реальной жизни. Хочется ухаживать за земными прекрасными девушками.

Свет  гаснет.

Голос Тимура в темноте (По дыханию   можно понять, что препятствия преодолеваются  «вслепую»): Если это— минский Китай… где-то должна висеть шелковая кисть. Дернул, и свет загорается. Я видел ( вздох «слепого»)  такую… в провинции Янчжоу. Осторожно, Тоша…

Свет— возникающий,  и однокомнатная квартира, в которой живет Риса, освещается ярко.
Ничего особенного в интерьере.
Что делает эту комнату «китайской»?
Шелковые обои на стене?
…Роспись художника.
Точнее, фрагмент.
Постепенно вырисовываются детали колоритного  пейзажа  и экзотические цветы.
В кресле сидит человек, запрокинув голову назад, на спинку.
На расслабленном лице очки с затемненными стеклами.
Из ноздрей, правой и левой, торчат концы гигиенических ватных палочек.
Человек  то ли внимает запахи , то ли, наоборот,  отдыхает ото всяких запахов.
Но он слышит.

Сэр Джон. (Не поднимая головы): Входите. Козловский, это вы?
Козловский: Я. Привет, Джонни! Ты— по запаху или по звуку понял, что я не один? Со мною …люди. А где  хозяйка?
Сэр Джон: Девочка еще не родилась, вот-вот появится на свет.(Очки поднимаются на переносице.)
Тимур: Знать бы точно: появится на свет или просто роды? (Настойчиво сэру Джону)  Она появилась на свет?(Джон молчит) Сергей! О чем говорили звезды?
Сергей: О налогах на живопись.

Сергей  и Козловский    распаковывают и устанавливают на заднике сцены «Черный супрематический  квадрат» К. Малевича .
В дальнейшем супрематический квадрат используется как декорация.
Все трюки в «китайских» постановках выполняются на фоне супрематического квадрата.
Сэр Джон  по-прежнему занят  своим носом.
Черный квадрат значительно больше оригинала,  в человеческий рост.
Сэр Джон  по-прежнему занят  своим носом.
«Ощущение, что именно это—Казимир».
Сэр Джон  по-прежнему занят  своим носом.
В точности копии никто не сомневается.
Сэр Джон  по-прежнему занят  своим носом.
Гости  возле  сэра Джона.
Заметны флаконы  с духами и ароматическими композициями: одна  в руке  у сэра Джона  и рядом, на столике, несколько.

Козловский(Сэру Джону): Г-м! Ребята притащили Рисе копию картины Казимира Малевича «Черный супрематический квадрат».

Сэр Джон  вздрагивает, поднимает  голову, снимает очки, находит  глазами  черный квадрат.
Замирает в  восторге от увиденного.
Обескураженные, они  повторяют  движение  его глаз.
Замирают—на фоне черного квадрата— красивая девушка в образе невесты.
Белое  короткое, подвенечное платье и короткая фата.
На ногах гетры и кроссовки, в руке—короткий  меч .
Девушка  взмахивает мечом победоносно.

Сэр Джон: Она вышла из тьмы!

С возгласом: «рысенок!» он  выпрыгает из кресла, как  рысенок, ей  навстречу.
Одетый в черные парку и цилиндр, он  обнимает Рису, закрывая спиной от ребят.
На фоне черного квадрата они не видны.
Рисы и сэра Джона  нет? Они исчезли?…

Свет гаснет, высвечиваются Тимур и Сергей.
Они беседуют, в руках бокалы с напитками.

Сергей (Поясняет другу): Старик, она кому-то ответила этим образом. Арт-факт называется! «Брак» — короткий.(Показывает рукой  длину свадебного платья) Привел тебя спортивный интерес(Смотрит на кроссовки Тимура).
Тимур: А что у богатой девочки в руке?
Сергей: «Все»—в ее руке. Китайский обоюдоострый меч — цзянь.
Тимур:Обоюдо-острый?

На сцене по-прежнему темно.
Видны  только Тимур и Сергей.
Слышится  смех сэра Джона и возглас девушки.

Голос Рисы: На кого Боже пошлет…!
Тимур: Боже  послал на меня. В лицо  что-то мягко ударило.( В состоянии арт-шока) Это фата, а не салфетка!  (Рукой снимает с лица белую салфетку. Промокает испарину на лбу). По направлению удара я понял:  символ девичьей невинности брошен конкретно в меня. Я психанул, но тут же успокоился—  таковы обычаи в минском Китае! И я решил присмотреться к искусству этой девушки.

Тимур сладывает ладони в Мудру  почтения, как это  принято у буддистов, и склоняет  голову.
Освещаются сэр Джон.

Сэр Джон (Приподнимает цилиндр, из-под которого выпадает белая фата. Сэр Джон вытирает  фатой макушку): Как ко мне попала эта столовая салфетка—ума не приложу! Наверное, девочка подбросила…

Свет на сцене.
Напротив сэра Джона,  натянуто улыбается Тимур, рядом Козловский  и Старлей.

Сэр Джон(Заметив их, нервно ): Я говорю: салфетки здесь не гигиеничные. Пот не впитывают. Посторонние запахи  мешают.(«Заводится») У меня «на носу»  экзамен, сложная композиция—95 ароматов … цветов и фруктов! Каждый новый… посторонний …запах…Такое могут только композиторы Ги Ларош! 95 ароматов!

Все с уважением смотрят на нос гения, пытаясь  не расточать ароматы.
Далее Сэр Джон  говорит  миролюбиво.

Странная у вас мечта, Тимур. Вы ищете и не находите  эту композицию ?
Тимур: В Советском Союзе  этой композиции в дискографии не было. Официально зарегистрировано 20 пиратских альбомов  «Битлз», но  и в них “Revolution N9”  нет. Не было, я  знаю. Возможно, за годы моего «путешествия»  на рынке произошли перемены?
Козловский :А почему бы не послушать “Yesterday”? Более 1000 версий.
Сэр Джон: «1000 версий» — пошло. Речь идет о мечте. Нужно думать…
Антонина: Что-то Кароля долго нет!
Сэр Джон: Да, без Кароля  не начнешь и, главное, не закончишь.

Радостный возглас Кароля: « Yes!»

Риса: Король  Кароль появился!

Все играют  свиту короля, в угоду Каролю  переставляют мебель и устанавливают  декорации.

Свет гаснет.
Освещаются Тимур и сэр  Джон.

Сэр Джон: Ты громко не свисти в округе! Мы национально-освободительную  героику минского подполья репетируем. Скоро премьера.
Тимур: От кого освободительную?
Сэр Джон: От монгола, 15 век.
Тимур(С пониманием):Домашний театр.
Сэр Джон:Домашний—это жена.

К ним подходит Кароль.
«Сэр Джон —  Каролю».

«Дорогостоящая постановка, не правда ли, Кароль?!»
Кароль: Да, сэр. (Тимуру) Что тебе от Риски нужно? Кроме « намбе найн»?
Тимур:Что и всем— цветные революции в Китае. Пишу исторические байки «под Сыму Тяня». О выдворениях, ссылках и эмиграциях. Драматургия этого процесса, так сказать.
Кароль: Драматургия? Можешь показать на сцене ?
Тимур:Могу.
Кароль:Иди. Готовься .

Тимур уходит.
«Кароль—сэру Джону».

Кароль: Сыма Тянь жизнеописал героев, которых не было. А ему верят. Тысячелетия! Представляешь, какой псих! Как «загнул»! Основоположник китайской истории.
Сэр Джон :Что-то в этом историке есть.

Свет с Кароля и сэра Джона убирается.
Освещается сцена ( домашняя  сцена  в Рисиной квартире ,в  центре— черный супрематический квадрат).

Действующие лица в постановке Кароля Стаха:
Странник(художник)—  Тимур и его история.
Женщина.
Хозяин.
Монах.
Гонец Императора по имени Фу Ча.

На черном фоне возникает  силуэт человека в белом монашеском халате.
Китайский подросток?
Нет, это— женщина на циновке, поджав ноги, наносит рисунок на фарфоровую вазу.
Монах приносит еще  три  вазы, это —  не окрашенный фарфор.

Монах: Последние. Хозяину не удается держать нужную температуру в печи. Выполним ли  заказ Императора в срок?
Женщина:Небо затянуто тучами. Начнется ли  дождь?

Уютно.
Весело  трещит  тростник в камине.
Монах выходит на улицу  недовольный.
В комнате появляются двое: хозяин и странник.
Последний бледен — изнурен долгой дорогой.

Хозяин: Видно, господин, вы прошли долгий путь. Что заставило вас покинуть  столицу и оказаться на окраине Поднебесной? Кто вы?
Странник( Дает хозяину свиток): Я—художник. Мне указано покинуть столицу и поселиться  в одной из мануфактур при монастыре. На окраине империи. Это решение императорской Академии. Чиновники правят в искусстве. Все уничтожены. Нельзя так рисовать.

Последнее слово он произносит невнятно: не то «рисковать», не то «рисовать».

Женщина (С  почитанием) Это— он!

«Теряет сознание».
Ваза из ее рук падает на пол и катится в сторону странника.
Художник  наклоняется, чтобы спасти вазу.
Он всматривается в неловкого  работника в монашеском халате и видит:  это—женщина.
Женщина смотрит на художника.
Взгляды  их встречаются.

Странник(Рассматривая вазу): Редкая глазурь! (Хозяину) Останусь у вас. Я так решил.

Хозяин  согласно кивает головой.

Хозяин(Воспрявшей женщине):Накорми!

*          *            *
От автора: От *** постановка  арт-шока ( в ощущениях ).
В финальной сцене «китайской»  постановки герои  сами комментируют  свои же  действия.
В  этом причина их гибели.

Путник усаживается на циновку.
Женщина ставит перед ним  еду.
Путник сбрасывает  капюшон, показывает  кисти молодого  и красивого мужчины.
Кисти художника заметны на черном фоне.
Из супрематического квадрата появляется меч, а затем и рука.
Рука до появления тела  мечет.
А вот и тело  господина выходит  из квадрата.
Тело господина  говорит.

Тело господина: Я, Фу Ча — гонец Императора. В вашем доме остановился  художник?
Хозяин: Художник  здесь. Вот его документы.

Передает Фу Ча документы.
Фу Ча смотрит документы.

Фу Ча: Я вижу. Это — документы художника.

Смотрит на художника.

Фу Ча: Я должен отрубить  клюв  черному ворону. Известно всем. В клюве черного ворона — яд.

Фу Ча  взмахивает мечом по черному ворону.
Художник делает ложное  движение: уклоняется от удара меча.
Фу Ча кончиком меча подхватывает отрубленный у летящего черного ворона  клюв.
В клюве склянка с каким-то веществом.

Фу Ча(Рассматривает склянку): Яд.

Предлагает  художнику клюв черного ворона  и склянку с ядом.

Фу Ча: Вы должны  съесть клюв черного ворона. Известно всем. В клюве черного ворона — яд.  Съев клюв ворона, вы отравитесь и умрете. Это—Приказ Императора.
Художник: Лучше клюв черного ворона, чем зад белой коровы. Если Император желает, чтобы я умер, я соглашусь. Я беру клюв черного ворона , ем и пропитываюсь ядом. Передайте Императору—« Художник умер своей смертью».

Художник берет из рук Фу Ча  клюв черного  ворона, глотает  и падает замертво.
Фу Ча уходит в квадрат в обратной  последовательности.
Впечатление, что развороты и обращения относительно оси, телам, появляющимся из квадрата, не свойственны.
Некая линейность, прямолинейность и статичность времени.
Глядя на статичные движения, понимаешь: есть  трехмерность и многомерность изо-.
«Одномерный»  Фу Ча уходит лицом к зрителям.
Исчезает тело, затем руки.
В одной руке меч, во второй— тело покойного.
Рука Фу Ча  держит покойника за волосы.
Исчезает голова покойного, затем, постепенно, исчезает  тело.
И вот на черном  фоне фиксируются стопы  художника.
Стопы исчезают.
Ощущение: животное тащит жертву в узкую нору.

Затемнение  или занавес.

2. «Мужчина ищет долгое звучание,
Женщина рисует кобальтом».

Свет на Тимуре, он внизу.
Просыпается, снимает  с головы белую простыню.

Тимур:«Вырубили» нос— дыхания нет. Сон беспробудный. Проспал.
( Массирует нос, смотрит на часы) Опаздываю.

Утренние гигиенические процедуры: чистит зубы, умывается, расчесывается…
Между делом высказывается вслух.

Черт! Дыхание –нос. Девушка из административного царства, Антонина,  именно антоним—полная противоположность Рисе. Слова-антогонисты. Они столкнуться! Это поможет мне кое-что выяснить.( Смотрит на часы)  Вчера я увидел все необычным, странным зрением. Новый ракурс моего зрения?

Свет с Тимура убирается.
Освещается сэр Джон.
Сэр Джон на внутреннем балконе, вверху.

Сэр Джон (Занят работой): Что-то  о телевизионной эмиграции вчера прозвучало. До этого были телепортации.  Много ли народа эмигрировало на иностранные телеканалы?  Такая свобода эфира!(Нюхает)
…О! Какой-то новый нюанс… А если—  революцию цветочных запахов?
(  «Колдует» над пузырками) Начальний запах:  жасмин, гиацинт. (Мечтательно)  А здесь бы я  изменил ей…Нет,  не роза, господа .(Рассуждает вслух)  Что-то  неожидаемое, шокирует…Вереск после розы? Смолы в  розовом масле?

Делает профессиональные  жесты ладонями возле носа.

Что-то в баснях  Тимура есть. А композиции нет. А если ландыш и вереск в начальном запахе?

Что-то смешивает, закрывает глаза, чтобы сконцентрироваться.
Это ему не  удается.

Какая черта  этой девушки?  Такая победоносная импровизация  в белом. Что-то  в памяти вызывает…Наверное, это доходное  дело—сконцентрировать местный ресурс на французском канале?! Как на этом заработать?

Рядом с Джоном  появляется Риса.

Риса( Джону ):  Желтого мало. Дела не клеятся.
Сэр Джон: Да, не клеятся.  Какие-то неточности с желтым…Каждый новый человек, вчера…Добавить что-то клеевое?
Клей.(Произносит как существительное)
Клей! (Произносит как глагол)
Соя?  Клевер? Какая-нибудь клейковина и я –богач.
Риса  : Новичок—плохая примета. Тимур ломает все наши планы. Не парень, а меченный атом. Начало ядерной реакции. Распад компании.
Сэр Джон:Сергей случайного человека  не приведет. Тимур—закономерен.
Риса: Антоша и ее чиновник  заинтересовали Тимура. Как думаешь, почему? Не нарушит ли он наши планы.
Сэр Джон:Антоша пишет. Он тоже пишет. Возможно, она ему нравится. Будут писать вместе, я  подскажу.

Смотрят с балкона вниз, видят Антонину.
Свет на сцене.
Антонина  занимается шейпингом.
«Риса—сэру Джону».
Сэр Джон улыбается, он любит слушать Рискину болтовню.

Риса:.Подавала надежды как писатель-новелист, не состоялась, пишет  выступления чинуше. Квартиру обещали, но не дают. Водят за нос…

Смотрит на Джона.

Сэр Джон: «Водят за нос»— это обо мне.  ТоШнее сказать—«У женщины  все впереди!».

Показывает на себе  бюст Антонины.

А позади—ничего.

Показывает на себе  ягодицы Антонины.

Риса: Ни квартиры, ни семьи, ни денег. Одну избирательную компанию прошли удачно, начинается вторая. А  Тошку все держат на коротком поводке: Ату его!   Вот-вот получишь ордер. Пиши- старайся!
Сэр Джон: Позади у нее—выборы. Впереди у нее—выборы.

Внизу  появляются Кароль Стах, Сергей, Козловский.
Антонина активизируется, демонстрируя красивые мышцы.

Кароль: Тоня, кончай разогрев!(Сэру Джону и Рисе) Спуститесь, о, Боги!  Приступаем к чтению искомого текста.(Антонине) Речь готова?
Антонина(Каролю, словно он—ее шеф): Проект, Семен Иванович, готов. Но это , как вы понимаете, не окончательный вариант.
Кароль: Как я понимаю? Г-м! Красиво прочтет Козловский. Он—Семен Иванович.
Антонина(Козловскому): Ваше выступление, Семен Иванович!

Козловский в роли чиновника   берет из рук спичрайтера текст.
Становится за стул, как за трибуну, двигает настольную лампу, настраивая свет.
Сэр  Джон устанавливает подобие микрофона.
Все усаживаются за стол, вполоборота к « шефу».
На Козловском  уже черная шляпа с полями, красная майка  и белая шейная косынка, как у китайского чиновника.

Козловский(Читает): «Пусть извинят меня любители рок-н-ролла, но это же—
а-ме-ри-канская музыка! Если у вас есть свое мнение, то и меня не лишайте моих чувств, моих мнений, моих вкусов! Не люблю этой музыки! Не понимаю! Каждый должен играть на своем музыкальном инструменте. И вы скажете, что это будет оркестр. А я говорю: нет, это рок-н-ролл!»

Неожиданно его прерывает только что появившийся  Тимур.

Тимур: Приветик!

Чтец вынужденно замолкает.

Тимур (Не обращая внимания, с напором): Я не ошибаюсь. Это—стенограмма выступления Хрущева перед советской интеллигенцией, 1962 год. Новое—  в старых  декорациях.
Антонина(Ребятам): Я пригласила Тимура. Он в таких делах знает толк. (Тимуру) Это выступление шефа. Еще не состоялось, но обязательно состоится. Или квартира —или  его провал на выборах.
Тимур: Слушая его выступление, сэр Джон или Козловский  ( кого пригласят на совещание?)  в гримме «под Хрущева», снимает кроссовку и  ковыряет пальцем  или, того круче, нюхает ароматы? Семен Иванович в глазах интеллегенции разоблачен: «устаревший кукурузник». Такие планы?
Антонина: С первых фраз понятно? Это —провал.
Тимур: Дура и политесса! (В сторону Рисы, пародируя ее) Зачем   этот конформистский хлам?  Старая, известная всем схема. По этой схеме чиновники живут столетия. И слава Богу! Пусть живут.

Чем больше Тимур «наезжает», тем больше нервничает Риса на втором плане.

Сэр Джон: Не понял, в чем ошибка? Джаз заменили на рок-н-ролл! Обновились.
Сергей:За Тимуром опыт телевизионной жизни в развитых культурах. Он увидел все со стороны.
Тимур: Новое—в противоположном. Все наоборот. Чиновник—наш друг. Мы должны ему помочь. Семен Иванович—хороший человек. Вы его не рассмотрели.
Сэр Джон: Помочь этому бо-ше?

Немая сцена.
Становятся  заметными  цветные вспышки  телеэкрана.

Тимур: Откройте для себя личную жизнь… «бо-ше»! У Антонины  конфликт с конкретным мужчиной. Правда, он— неумелый … «бо-ше».  Немножко лжец.  Но, может быть, он еше не потерян как (Смотрит на Антонину, пытаясь что-то «прочесть»  на ее лице) …человек?  как рыболов-любитель?

Риса неожиданно появляется на первом плане.
«Рубит»  фразой.

Риса: Сколько денежек у него на счету?
Антонина: Он любит музыку Гайдна.

Все  смотрят на Рису.
Пауза наполняется определенным значением.
Тимур и Кароль в стороне.

Кароль( Тимуру): Риса может «рубить на куски»!
Тимур( Каролю): Может, если ревнует!
Кароль: У тебя  артшок. Ты впечатлился вчера.

Приближаются Риса и Сергей.

Кароль:(Передает Тимуру компьютерную дискету): То, что спрашивал—“Revolution N9”. Купил в магазине. Слушал утром. Согласен, настройка на «намбе»  уводит от реалий жизни.(Со вздохом) Деньги.
Тимур (Вежливо): Спасибо за подарок.
Сергей:(Вторую  дискету): И я купил. Девятая—это «командос». Продается на каждом шагу! Ты сам не мог купить?
Тимур: (Берет дискету): Спасибо. Я не искал в магазинах, я спрашивал  друзей. Спасибо за подарок.
Риса (Тимуру): Кто сказал тебе, что у Антонины  личный конфликт с руководителем?
Антонина: Я и сказала, вчера вечером, после спектакля. Мы слушали “Revolution N9” у меня. Премиленькая, я вам скажу, вещица!
Сэр Джон(С удивлением): Да-а?
Тимур(Спасая репутацию): Это— личное …личный конфликт красивой одинокой женщины с мерзавцем!
Козловский(Глядя на Тимура): Самец!
Риса:( С понижением интонации): Самец обыкновенный.

Риса возвращается  на второй план.
Антонина  пытается что-то еще  сказать, но Тимур  закрывает ей рот рукой.

Тимур: Ты должна  согласиться, Антон (Обращается в мужском роде, как к мужчине).      В этой ситуации ты…(Ей о себе)Дурак! Дурак –  это роль.(Громко, всем) Или личный, или я не впутываюсь в  конфликт. Принимай мужское решение.
Антонина: Согласен. Отношения полов—в основе всех конфликтов.
Кароль (Антонине ): Признавайся!
Антонина(Резко): Конфликт личный, не затрагивает основ общества.
Тимур(Презрительно рассматривая Рису): А теперь самое обыкновенное выступление чиновника прочти.  Антон, «читай  чиновника», мы слушаем.

Антонина читает с  листа  бумаги.

Антонина:  « Товарищи! Театр не может без драмы, а драма не может без театра. Отсюда, видимо, и вытекает «единство и борьба противоположностей» театра и драмы, торжество и различие их исторических путей.
Театр зависит от драмы, тоскует по репертуру. Мечтает о встрече с новой пьесой. И ему всегда этого не хватает. И он всегда  не удовлетворен.
Но и драму сегодняшний театр не удовлетворяет. Она  опережает театр. И, порой, требует невозможного».

Пауза, смотрит на слушателей.

Тимур: «Он» и «она». Сексуальные проблемы— в голове. А должны быть…А должны быть… Легкая добыча!
Риса: Читай до конца.
Козловский : Что у них там? У театра и драмы?
Антонина(Читает):  « А теперь о смене поколений. В драматургии, как, впрочем, в сценографии и режиссуре, в театроведении и критике, образовалось то, что специалисты называют «демографической ямой». Талантливой молодежи до обидного мало. А то, что эта «яма» приходится на поколение тех, кто в 80-е годы, из-за перестройки и распада государства так и не смог родить детей, и говорить не приходится.
Да и старшие товарищи по оружию, пришедшие в  драматургию в годы первых пятилеток, несколько снизили свою активность в творчестве».

Антоша завершает чтение, смотрит на ребят.

Сергей(Рассуждает) : Драма опережает театр и, порой, требует невозможного. А Театр ждет новую пьесу. Он устал на строительстве нового государства. Ребеночек не появится. Логично!
Тимур:  Пиши так же, но играй  глаголами. Глаголы должны быть: «не стоит—не стоит». Не стоит  уподобляться, например.  Все упало—   «упаднические настроения», например. В  выступлении все должно не стоять и  плохо подниматься. Ты меня понимаешь? «Драма» здесь ни при чем. «Театр» виноват.
Антонина: Нет. (Краснеет) Семен Иванович!
Кароль: Мы ему помогаем! Он станет лучше.
Тимур :  Записывай под диктовку. (Антонина пишет). Заглавие : «Стереотипы мышления, от которых необходимо избавиться». Чиновнику, а не тебе… Далее с «красной» строки.
«Никак не установится
…хорошая погода или дружеские отношения».
«Поднять настроение… трудящимся непросто, также, как  и боевой дух нашим пограничникам».
Не забудь также—«под лежащий камень»…(Антонина записывает)
Сэр Джон: …вода не течет! А когда напишешь, в порядке эксперимента, предварительно, дай прочесть (Выбирает, кому прочесть) несколько раз…
Козловский (Спешно): Не мне! Я только что читал. Меня перебили неудачно.
Кароль: Сам прочту. Проверю на себе.
Сэр Джон :  Самонастройка. Пять таких выступлений, Кароль, в женских трудовых коллективах, и ты—оральный инвалид.
Сергей: Если чиновник не научится писать выступления сам…
Риса: Будет очередным непишущим  министром.
Сэр Джон: Но, возможно, он хорошо играет в теннис?!
Антонина: Эпатажный красавец!  Перед выборами ставка— на молодежные аудитории! Ансамбль экстремального молодежного танца «Табу-Н»— первый.
Тимур:Наш первенец.
Сергей:Мне нужна дата и место его рождения. Составляю гороскопы— личный и на выборы.
Риса:Вы что, настроены работать на этого Семена? Вы хотите изменить чиновника за неделю?— Годы и десятилетия. Он не освоит  цветовую гамму. От игры новых  красок  он (Подыскивает  слово) — свихнется! Дельце чумовое и опасное. «Доу-цай» я не применю! Начинайте без меня, с Джоном. Только запахи.
Тимур: А запахи зачем?
Сэр Джон(Уверенно) : Все на трибуне пахнет мышиным пометом.
Кароль(Закрывая ноздри, гнусаво): Это дело пахнет.(Тимуру) Твоё прочтение темы «чиновника»  мне нравится. Можешь на сцене показать? Что там у тебя происходило, после конфликта с чиновничьим миром?
Тимур: «Через призму личного?» Могу.

Свет  гаснет постепенно.
Заметна подготовительная суета перед спектаклем.
Ближе к авансцене высвечиваются двое: Риса и Тимур.
Риса  «рубит» его.
Делает это красиво.

Риса : Почему ты морочишь голову «намбе найн»? Почему все слушают эту композицию?
Тимур: Меня тоже интересует «почему?».  Почему  «намбе найн» самая долгая?
Трек— 8 минут 21 секунда. Все остальное наследие великих—по 2 минуты.
С чего бы это?  Так долго — о хаосе. Так мало—о любви. Произведение это— выражение  либидо автора. (Убедительно) Все, что длится во времени—сфера моих научных интересов.
Риса:У них одна такая долгая композиция?
Тимур: Одна. (Голос его дрогнул).
Риса: Голос…?
Тимур: Джона. Голос Джона.(Какая-то ломка в голосе) Музыка его и Пол-а.
Риса:Почему Кароль позволяет тебе импровизации на сцене? Ты вставил  в текст «зад белой коровы»? Ты трепешься о том, чего нет.
Тимур (Сиплым голосом): Ты слышишь меня «неправильно». (Нормальным голосом)
Не спеши.

Тимур исчезает.
Риса одна.

Риса: Он «выдал» себя голосом. Я должна думать , что у него ко мне— «яйцы».  Все, что долго…Либидо. Я только об этом и думаю.  Как это он ляпнул: «Все, что длится во времени—сфера  научных интересов»?! Интересно, что за проект? Все, что длится…?

Свет с Рисы убирается.
Освещается «домашняя» сцена.
На циновке сидит живой художник.
Художник наблюдает, как ветер раскачивает ветви молодого бамбука.
Появляются два монаха и женщина.
Они присаживаются на циновку, рядом с художником.

Женщина( Обращается к  художнику) : Господин!
Художник:Я такой же монах, как и все.
Первый монах:  Что не нравится в твоих картинах императорским Академикам?
Художник: Ветки моего бамбука колышет ветер. Листья живут на ветру, как живые, и это видно на рисунке. Листья моего банана сочные и яркие, а по канону  должны быть бледно-желтыми.(С опаской) Но так я уже не рисую! По-старому  рисовать  не могу.
Женщина:Да, живое рисовать нельзя. Природа статична.
Второй монах: А что ты делаешь?
Художник: Думаю.
Женщина: Вы думаете уже много лет, господин. А что вы думаете, господин?
Художник:  Я открыл для себя  кобальт, а кто-то знал об этом всегда.Теперь этот кто-то смеется надо мной. И я радуюсь тоже, потому что многие будут открывать кобальт  и после меня. ( Показывает женщине) Под эту глазурь я бы дал слой  кобальта.
Женщина: Основной фон становится  ярко-синим.
Художник: И на этом фоне новые эмали играют. Синий—видимый свет, но только по кобальту такой синий!
Первый монах: Потише вы! Хозяин идет! А он мятежные речи не любит. Без решения Академии мы не можем использовать кобальт.
Второй монах(Категорично): Без кобальта!

Появляется хозяин.
Художник прячет  под циновку склянку с кобальтом (склянка с ядом из предыдущей постановки).

Хозяин: Да и кобальт еще  не открыт. Это—новый краситель. Его откроет для мира другой китаец, не вы!  Все за работу! А вы, мятежный  художник, подойдите ко мне!

Монахи и женщина уходят.
Художник подходит к хозяину мануфактуры.
Хозяин доверительно— художнику.

Покажите Лу, как работать с кобальтом. Мы сделаем одну вазу, моей мануфактуры. Никто не должен знать.
.
*             *               *
От автора: От *** постановка арт-шока ( в ощущениях).
В финальной сцене герои  не только совершают, но и сами комментируют  свои  действия.
В этом причина их гибели.

Хозяин уходит.
Монахи возвращаются в мастерскую.
Из супрематического квадрата  появляются  меч, а затем и рука.
Рука до появления тела мечет.
А вот и тело господина Фу Ча, гонца Императора.
Фу Ча выходит  из квадрата.

Фу Ча: Я, Фу Ча — гонец Императора . Кто художник ?
Художник: Я—художник, Фу Ча— господин.
Фу Ча: Годы вашего изгнания закончились! В руке у меня меч Императора.

Все смотрят на художника.
Руки его нервно дергаются.

Император  передает  вам  меч в подарок. На мече надпись:
«Тебе приказано умереть Император ».

Художник:Принимаю подарок  Императора— меч.

Кисти художника берут меч.

Читаю надпись.

Читает:
«Тебе   приказано умереть.  Император.» ?
«Тебе приказано умереть, Император!» ? (Продолжает без паузы, не думает— находится в состоянии артшока— а комментирует. Говорит без пауз, в порыве.)
Господин — Фу Ча! Вот и дождался я часа, когда окончательно победили мои клеветники.
Я помогал китайскому народу своим искусством, как мог.  Почему  я — враг Императора?!

Фу Ча молчит.

Не плачь! Сейчас я тебя обниму.

Художник  обнимает и целует плачущую Лу.

Мне нужно сказать что-то важное…
Когда я умру, друзья, выколите мои глаза и повесьте их над воротами столицы. Я  увижу, как падут последние промонгольски настроенные чиновники, и как в минском искусстве победят новые традиции ! Сказал – и вонзил в себя меч!

Сказал— и вонзил в себя меч.
Падает мертвый.

Лу: Слезы мешают —я плачу. Выкалываю  глаза художника и передаю монахам.

Плача, выкалывает  глаза, скрепляет  шелковой нитью.
Передает монахам.

Первый монах:Мы исполнили завещание великого художника. Повесили его глаза над воротами столицы.

Вешает глаза художника над воротами, на самый верх  квадрата (как возможный «технический» вариант—вместе с головой).

Второй монах: Пророчество сбылось! После смерти художника  в минском искусстве победили новые традиции.  Жизнь стала красочней. И глаза художника  это видели.

На сцене появляются краски «доу-цай»( свет).
Глаза художника это видят.
Фу Ча уходит в  квадрат по описанной схеме: лицом к зрителям.
Исчезает его тело, остается заметной рука.
Рука  тащит  за собой тело покойного, держит его за волосы.
Исчезает голова художника, затем тело.
И вот на черном фоне  фиксируются стопы.
Стопы исчезают.
На черном квадрате остаются глаза художника.
Ощущение—Вас видят всегда и везде, за вами наблюдают( «всевидящее око»  телевизора).

Затемнение  или занавес.

3.«Мужчина ищет долгое звучание,
Женщина рисует зеленой, красной и желтой эмалями».

Высвечивается  чиновник на трибуне.
Выступает перед избирателями, коллективом  ансамбля экстремального танца.
За его спиной Антонина.
Две девушки держат плакат.
На плакате— логотип кандидата( сердце) и текст: «Мы (любим) С.И.».
Сверху, с внутреннего балкона за митингом наблюдает Тимур.
Неотрывно смотрит в несуразный, модерновый  бинокль.
Бинокль одевается на голову, как кепка.
Тимур  в макинтоше, ворот поднят.
Играет  Главнокомандующего, принимающего свой первый проект.

Чиновник(Читает): «  Рэперы и брэйк-дансисты! Рука не поднимется задушить за горло первенца—ансамбль экстремального молодежного танца «Табу-Н»!

После слов «задушить за горло» выступающий кашляет.
Антонина предусмотрительно подает стакан воды.
Кандидат  пьет—   кашляют  некоторые присутствующие.
Семен Иванович—  спичрайтеру,  вполголоса:

Чиновник: Весь день першит в носоглотке. Какой-то едкий запах!

Антонина:Г-м! Это духи Жаклин.(Кивком показывает на девушку из группы сопровождения) Супермодный аромат. Резкий, мужской.

Избиратели аплодируют.

Чиновник: Простите! Простужен.
Возгласы: «Ничего- ничего! Мы здесь все свои!» и «Не болейте!».
Чиновник(Продолжает):Вопрос об ансамбле  молодежного танца «Табу-Н» мною однажды поднимался перед министром, и я это слово правды донес. Министр и Премьер знают, что ваш экстрим— это совершенно чумовой драйв. Поколбасить перед старичками… вы не  дураки.

Смотрит вопросительно на спичрайтера.
Она смотрит вверх, на балкон (то же делают глаза художника на квадрате).
Тимур, не отнимая от глаз бинокль, показывает ей жестом: «Клево!».
Антонина повторяет этот жест чиновнику.
Успокоенный, он продолжает в том же духе.

Ваши экстремальные телодвижения—совершенное сумашествие! А то, как вы издеваетесь над публикой, не поднять уже  никому! Супер -райт! Продолжайте таранить девочек этой экзотикой!

Раздаются аплодисменты и радостные возгласы молодежи: «Семен Иванович—наш, молодежный кандидат!», «Старикан хорошо оттянулся на трибуне!», «Мы—торчим и поднимаемся!».
Молодежь поднимается с насиженных мест и покидает сцену.
Их места занимает следующая  группа молодежи.
В пересменке свет на чиновнике  и спичрайтере.

Чиновник:Прошу объяснить! Что за перемены …стиля! Что за словечки, какие рэ-перы?
Антонина:Молодежный слэнг. Вы  в молодежной, эстремальной аудитории. Тут надо круто замесить!
Чиновник: А вообще неплохо получилось, молодец! Поддержат сердцем! Проголосуют за меня. Но это—опасный эксперимент, Антонина Федоровна!

Мимо проходит  сэр Джон в темных очках.
Сэр Джон делает профессиональные движения ладонью у носа и смотрит выразительно на чиновника.

Чиновник (С гриммасой отвращения):Что за запах весь день! Я, кажется, теряю сознан..и…е…Мне не устоять…на этом месте…

Чиновник закатывает глаза и теряет равновесие.
Глаза художника на квадрате тоже закатываются.
Тимур на балконе балансирует, чтобы не упасть.
Антонина и сопровождающие  поддерживают чиновника.

Антонина: Стоять, Семен Иванович! А как же депутатский мандат?

Машет перед его носом китайским веером.
Вдохнув от веера, чиновник повторно закатывает глаза.
Глаза художника на квадрате закатываются синхронно.

Сейчас трудное—выступление перед театральной аудиторией. Здесь: « Играть!».
Чиновник: Где мы? (Открывает глаза, оглядывается)

Глаза художника на квадрате открываются, рассматривают актеров.

Антонина:В центре молодежной экспериментальной драматургии. Ваше слово ждут, предвыборный график плотный. А вы—крупный. (В сторону)  Чиновник.

Подает  текст следующего выступления.
Театральная аудитория  слушает кандидата.

Чиновник: Господа! О чем мечтает наш зритель? Да, о полете «чеховской чайки», но это должна быть натуральная, живая птица! И этой птицей движет анреналин в чистом виде. Андреналин позволяет нашей театральной птице проделывать немыслимые трюки в заоблачной высоте!

Аплодисменты и свист.
Чиновник смотрит на спичрайтера.
Спичрайтер смотрит вверх, на балкон.
Тимур дает  знак: «Клево!».
Антонина, затем чиновник повторяют знак.
Эти манипуляции заметны толпе.

Возглас Кароля Стаха из толпы: « Фуфло! Долой суфлеров! Только живой звук!».

Толпа  улюлюкает.

Чиновник(Резко, не то в сторону балкона, не то в сторону Стаха): Убрать! Парень без башки!

Группа сопровождения разбегается в двух направлениях, но  возвращаются ни с чем.
Тимура на балконе нет.
Кароля внизу  нет.

Чиновник(Тем временем читает): Живое искусство— без суфлеров! Искусство on-line – вот главная перспектива искусства! Суперпопулярный on-line— это  поток зрителей в театры и наши новые доходы! Американский театральный репертуар это доказал!

Толпа одобрительно скандирует: «on-line- on-line-on-line!».
Чиновник замолкает и обращается к спичрайтеру.

Чиновник:Ты что тут нацарапала, кошка драная? on-line запрещен!(С опаской) Негласно! В отставку меня отправить? Не доходы, а воспитание молодежи—наше главное дело! Да после таких заявлений меня уже нет!
Антонина:Да не волнуйтесь вы так, Семен Иванович. Заменим on-line на non-stop. В протоколе. Никто и не заметит.

Толпа скандирует: «Мы вас поддержим!»
Чиновник продолжает.

Чиновник: Вымученные сюжеты штатных авторов с однажды придуманным концом—это репертуарные клоны! Не клонируйте сюжеты классиков, как …овечку Долли…Ах…

Чиновник закрывает глаза и теряет сознание.
Глаза художника на квадрате закрываются.
Тело чиновника подхватывают.
Тимур на балконе балансирует, чтобы не упасть.
Антонина дает чиновнику что-то нюхать из флакона.
Чиновник открывает глаза.
Смотрит вверх, на Тимура.
Глаза художника тоже смотрят на Тимура.
Тимуру неловко, но бинокль от глаз не отнимает.

Чиновник: Кто этот Макинтош? Кто вами руководит?
Антонина: Макинтош не руководит. Это— мой знакомый. Телевизионный эмигрант.
Чиновник: Эмигрант— не профессия. ТоШнее…
Антонина: Специалист по конфликту интеллектов. Дорогостоящие услуги.
(Декламация) «Американские политические технологии— не для наших кошельков!»
Чиновник: Знакомить срочно. Займусь лично. Открою ему глаза на Америку! Парень совсем без башки. Я должен ему помочь.

Свет  внизу гаснет.
Высвечивается на балконе Тимур.
Появляется сэр Джон.

Сэр Джон: Тэми! Мне тут такое открылось… Я знаю – у тебя уже есть…но все-таки, я подумал, раз «намбе найн» в стране навалом, а у тебя нет, то, возможно, ты ищешь фирменный “LP”   фирмы Capitol…или того круче — United Artists…
Корифан! Гони  «стольник», я заказал поиск. Мой человек  ищет на аукционах Лондона, надо же знать, за сколько продается коллекционный «Белый альбом»!
Тимур: Все-таки оригинальное звучание другим не заменишь, с-э-э-р!(Подает  Джону 100-долларовую купюру). На всех!
Сэр Джон:Мне кажется, после вчерашней постановки, ты, действительно, умеешь видеть все со стороны. Глаза у тебя – всюду!

Тимур снимает  бинокль, как кепку, но ответить не успевает.
Появляется Кароль.

Кароль :Надеюсь, все уже оттащились от этой «намбе найн»? О чем  ш’умы? (Тимур и сэр Джон молчат) «О чем шумят умы?»— я спрашиваю.
Сэр Джон: О цветном…

Свет с троицы убирается.
Прожектор высвечивает Рису на авансцене.
Девушка в ярком и экстравагантном.
Одиночная  прогулка.
Играет бумажным  зонтиком.
Ее авангард  комментируют Тимур, Джон и Кароль.

Голос Тимура о Рисе: Ба! «Черная маленькая жемчужинка»! «Потерялась» — не стала участвовать в моем проекте. Как только Семен дал официальное согласие — она тут как тут, пускает в ход все краски. Ее ведет какой-то интерес.
На кого она «работает»  и кто финансирует  «доу-цай»? Еще немного, и Риса, не произнеся ни слова, расскажет обо всем. Мимика выразительная. Каждый жест о чем-то говорит… Характер!

Голос  Джона о Рисе: Глазам бы не поверил, но нюх меня  не подводит! Мне чудились в её образе запахи местных, полевых цветов…  Но это – не местный аромат! Амбра, мускус, иланг-иланг… Эротичная, терпкая и чувственная девушка. Для Тимура ? (С ревностью)  Не может быть! Но как преобразилась!  Риса—«человек»  Кривоноса из администрации Президента. А Кривонос –конкурент Семена, он также претендует на должность министра. Именно поэтому она отказалась участвовать в проекте Тимура. Ей нужен Кривонос, а не Семен! Она будет сбивать с толку Тимура и Антонину, а мне что делать?

Голос Кароля  о Рисе: Риса может. В чем-то ей нет равных. Сегодня она— яркая и скандальная. Красавица.  Наносит поражение тому, кого ревнует?  Так говорит Тимур. Самолюбие задето. Она мечется. Между Тимуром и кем?  Что за «борьба цветов» ?  И почему Тимур так накаляет ее страсть?  Она ему нравится!  Что-то «варится» на «китайской» сцене…

Свет  на сцене.
Тимур и Антонина в центре, их окружают все остальные.
Антонина показывает только что отснятые снимки митингов.
Впечатление увлеченной, сплоченной  компании.
Тимур отвлекается  и замечает  на авансцене Рису.

Тимур: А вот и Риса!
Риса:Я мимо проходила…
Сэр Джон: Рысенок, ты куда пропала? Не звонишь даже.
Антонина:Давай в компанию!

Риса  идет  на сцену энергичной  походкой, говорит с  ходу, со знанием дела.

Риса:Как дела у кандидата? Как он держится, кстати?
Тимур: Держится прямо. Иногда за трибуну. С таким мы продвинем наше искусство вперед.
Риса(Рассматривая снимки):  Живьем, на митинге не видела. Судя по фото…
Антонина:Все также красив.
Сергей:Был бы  уродом, давно бы был министром. Отвлекается на зовы женщин.
Сэр Джон:Его зовут—Семён.
Риса: Что нам нужно от него? Предлагаю четыре реакции для этого типа.
Первая. Вызвать в нем агрессию и опрометчивые действия?
Вторая. Вызвать внезапный приступ гнева, после которого он осложнит  жизнь своим близким?
Третья. Вызвать  желание уйти в тень, в политическую отставку? исчезнуть?
Четвертая. Вызвать неумелые действия в экстремальной ситуации? Растерянность и провал?

Внимательно рассматривают фото чиновника ( или «Портрет чиновника», 15 в), думают над Рисиными словами, высказывают резюме  в «обличительном»  тоне.

Антонина(Осторожно): Лучше осложнить жизнь его близким.  Жене, например.
Сергей:Агрессия по первому пункту  и опрометчивые действия отпадают. Я рассчитал  его гороскоп. На чем он «зациклился»? На том, что красив?
Тимур: Каждый день в красном. Люди  в красном любят опасность.
Риса: Идет дорогой страсти. Есть ли у него любовница?(Смотрит на Антонину)
Антонина(Глядя на Рису): Превышает свои полномочия.
Козловский:Да, не любит умных.
Сергей: Уклоняется от принятия решений.
Антонина(Глядя на Рису): Холеный вид , боли в желудке, морская болезнь.
Сэр Джон: Туалетная вода—в  основе композиции — шипр.
Кароль:Истеричный холерик. Трясет башкой, когда кричит.
Риса:Второй вариант—желтый цвет—возможен.
Сэр Джон:  В помещении только что травили тараканов!
Риса: И, как запасной—серый. Третья позиция.(Сэру Джону) «Все на трибуне пахнет мышиным пометом». Уйти в отставку и исчезнуть. Начнем с запасного—серого. Готовим серость.
Сэр Джон(Рисе): Я тоже не люблю серый. Интересно— почему?
Риса: Нужно любить.
Тимур(Сэру Джону): «Серый»— уйти в отставку! (Всем) Зачем хорошего человека, Антошиного  друга… А  квартира? Деньги? И все остальное? Кто официально «толкнет»  театр Кароля? Астрологическую школу Сергея? Мое исследование?  Чистота исследования—шесть телевизионных лет. Я не позволю.
Сэр Джон: Господа, нужно чуять амфору, а вы улавливаете…другие запахи. Прости, Тимур. Инерция мышления.
Риса: Какой вариант— четвертый  коричневый? Если не серый? Неумелые действия в экстремальных ситуациях?
Тимур: Коричневый и желтый. Гнев и на этой почве ошибка в экстремальной ситуации. Семен Иванович может стать министром только на желтом и коричневом поле. И другой возможности для него нет.
Кароль:С вами приятно иметь дело, Тимур.
Тимур:  Открываем «консалтинговые услуги».
Антонина: Обо мне забыли? Все-таки чиновник мой.
Риса:Тобой и займемся.

Риса выбирает из отрезков ткани, лежащей  на столе,  лоскуты желтых  оттенков.
Антонина усаживается перед зеркалом, как  в салоне красоты.
Риса закрывает ее  волосы черной шапочкой и  черным покрывало— тело.
Остается открытым лицо.
Риса   прикладывает к лицу Антонины по очереди  отрезки так, чтобы лицо было в цветной оправе.
Каждый раз она произносит фразы:

—Желтый лимон.
—Желтый мед—Медея!
—Яичный желток .
—Олива .
—Спелая дыня.
—Желчь.

Все молча наблюдают, ожидая финала, но каждый как-то реагирует на ее манипуляции:
Сэр Джон после каждого колера или  поднимает  большой палец вверх, или  опускает его вниз: «нет».
Тимур  посвистывает.
Старлей реагирует мимикой.
Кароль в роли хозяина салона, « руководит и помогает».
Козловский молчит, но  однажды  произносит слово «Красиво!», увидев  лицо Антонины  в оправе из ткани  цвета спелой дыни.
Наконец,  Риса  соединяет  все  отрезки вместе.

Риса: В какой оправе она эффектна?
Все вместе: Лимон !
Антонина: Лимон?
Сэр Джон: Жухлый, усыхающий лимон.
Антонина(Радостно): Что б ты усох!
Риса: Я бы сделала из нее Медею, Меду!
Тимур: Парень желчью изливается, а ты — мед.
Сергей: «Въелась в печенку».
Кароль:Толстый? Тошка, твой чиновник толстый?
Антонина(Со слезами на глазах) : Крупный чиновник. Я вам  не Тошка!
Тимур: Однажды Сыма Тянь описал про-Зрение героя. И оно цвета желчи.(Каролю) Можно, я свободно выскажусь?
Кароль:Валяй дурака!

Свет гаснет и загорается вновь.
Все та же комната-мастерская.
На циновке художник  и Лу.
Художник показывает женщине свои техники.
Неподалеку притаился хозяин.

Художник: Не спеши, Лу. Эмали по глазури — долго. Кобальт еще не просох. Краски смешиваются, дают разводы.
Лу: Большие красные цветы рисовать долго?
Художник: Свинцовыми эмалями рисую долго. Большие красные цветы  рисовать очень долго.
Лу: А синие?
Художник: Мелкие синие—  еще дольше, Лу. Борьба цветов длится и длится. Ты смешиваешь желтую и зеленую эмали. Долго мешаешь.  Нужен именно такой синий.
Лу: Я мешаю желтую и зеленую долго-долго. Затем синяя краска начинает мешаться с красной. Это длится долго, а дождь никак не начнется! Засуха. Семена не прорастут из земли. Голодный год.
Художник: Люди искусства не спешат. Все совершается в свое время. Это—божественный промысел.(Немного помолчав) О чем  думаешь, когда мешаешь?
Лу: Я не думаю, я вижу. Идет Желтый правитель по берегу Красной реки. Он весел и счастлив. Желтый правитель идет к Зеленому вечному дереву и роняет Черную маленькую жемчужинку. Он ищет и не может  найти потерю. Желтый правитель обращается за помощью ко всем Богам, но никому не удается отыскать потерю.
Художник: И только самый  ленивый Бог Сян-ван сразу увидел в Зеленой траве Черную маленькую жемчужину и принес Желтому правителю? Да?
Лу: Да . Почему?
Художник:Черная маленькая жемчужинка сама бросилась ему в глаза. Это—глаза художника.

*                *               *

От автора: От*** постановка  арт-шока ( в ощущениях).
В финальной сцене герои  не только совершают, но и сами комментируют  свои  действия.
В этом причина их гибели.
Не комментируйте себя.

Затемнение.
Из супрематического квадрата появляются меч и плеть.
Затем –две руки.
Одна рука мечет, вторая—плетет.
А вот и тело  господина Фу Ча, гонца Императора.
Фу Ча не один.
Появляется красный халат, затем широкий желтый пояс на  брюшине, затем туфли с загнутыми вверх носами,затем— белая шейная косынка.
После богатых одежд  появляется тело чиновника  Императора.

Фу Ча:Мятеж!
Чиновник (Хозяину): Господин  Шань Гу! Кто вами руководит? Где  художник?
Хозяин (Показывает рукой на Север): Показываю вам рукой Зеленое вечное дерево, на севере. Под Зеленым вечным деревом могила художника.
Чиновник: К могиле!

Идут.

Фу Ча: Приказываю выкопать тело мятежника!

Монахи «выкапывают»  тело из супрематического квадрата.
Тело выходит, как при неправильных родах, ногами вперед.
Первыми появляются стопы художника.

Читаю указ Императора.

Читает:
«Мятежник заслужил наказание— 300 ударов  плетью по голому телу. После этого отрубить ему кисти».

Тело художника оголяют.
Фу Ча  наносит голому  телу 300 ударов плетью, затем отрубает кисти.
От удара кисти летят в сторону и фиксируются на черном фоне, на некотором расстоянии от глаз художника.
Глаза  видят.
Враги его уходят.
Чиновник  исчезает в квадрате так же, как и появился, статично, в линейной последовательности, без разворотов и обращений.
Исчезает тело, затем одежда.
Фу Ча исчезает вслед за чиновником так же: спиной в квадрат, лицом к зрителям.
Предпоследней исчезает рука, последними – меч и плеть.
Вторая  рука  Фу Ча тащит за собой тело покойника, за волосы.
Стопы художника на мгновение фиксируются, затем исчезают.
На черном фоне остаются забытые кисти и глаза художника.

После того, как преследователи  исчезли, раздается голос художника, с «того света»:

—Кисти закопайте!

Монахи  «закапывают»  кисти  в супрематический квадрат.
Из квадрата навстречу  высовывается  рука Фу Ча: прихватывает кисти с собой.

Глаза  закройте. Черная, мелкая соринка …

Монахи закрывают глаза.

Затемнение  или занавес.

4. «Борьба цветов завершилась. Фарфоровая ваза готова.»

Высвечиваются Риса, Тимур, сэр Джон, Сергей, Козловский, Кароль.
Тимур выдает денежный аванс.

Тимур:  Тебе.(Дает купюры Сергею) Джону.(Дает купюры) Сегодня у нас по плану…?
Риса: Приступ гнева.
Тимур:Каролю больше…Что? (Рисе) Шопотом. «Гнев и шопот». Тебе, Риса, тише остальных.
Риса:Следующий этап—осложнение отношений с близкими. Локальный и окружающим незаметный конфликт.
Тимур: Антонина  знакома с женой. Она и оповестит  общественность.
Повторяю еще раз последовательность всей «операции»: «Гнев и шопот», конфликт с близким человеком. Далее – (Подсматривает в шпаргалку) непредвиденная никем экстремальная ситуация. Затем нелепая «выходка» Семена, его ошибка и—финал!
Сэр Джон(Пересчитывая деньги, шопотом) :  Что-то вызывает горечь.
Тимур:Возможна ссора в коллективе.

Свет гаснет.
На противоположном краю сцены высвечиваются Антонина и чиновник.
Антонина в гротесковом стиле:  костюм цвета желчи, волосы  такого же цвета, с зеленым отливом  и пр.

Чиновник: Никакого таланта у человека нет, а такой способный.  Голоса нет? Он не поет?
Антонина: Нет.
Чиновник: Музыкального слуха нет?
Антонина: Музыку не сочиняет, не композитор.
Чиновник: И на музыкальных инструментах не играет.
Антонина: И не оратор.
Чиновник: Знает тысяча и один способ, как заработать деньги. Способный, этот Тимур.
Антонина:  Специалист по конфликту интеллектов. Аферист, между нами говоря, но очень нам нужен. Нахватался знаний на западных телеканалах.

Раскрывает над чиновником зонтик, чтобы укрыть от дождя.

Антонина(Заботливо): Не капает?
Чиновник: Не капает, спасибо. Последняя встреча с избирателями. Начнем раньше. Зачем мокнуть?
Антонина: Астролог строго запретил. Ни секундой раньше!
Чиновник:Покажи-ка мне текст выступления, пробегу глазами.

Появляется Сергей, после  быстрой хотьбы—одышка.

Сергей(С напором): Никаких пробежек! Здравствуйте!
Чиновник:Здравствуй.
Сергей(Пасы руками, как экстрасенс):Дождь! Хорошая примета! Ж-дать! Начало: 16 часов 42 минут 15 секунд. И не секундой раньше. (Антонине)  Накажу.—Желтая курица! Зрение— Отдых!
Чиновник(В ужасе): Только не желтая курица! Не перевариваю жирное. А если раньше начать?
Сергей: Раньше— вероятность автомобильной катастрофы. В течение месяца. За рулем встречной машины женщина.

Мимика его выражает ужас.

Машина сама изменит …траекторию движения. Машина- убийца.  (Смотрит на Антонину)
Чиновник: Надо же, никого не накажут после этого.
Сергей: Все! Юпитер—планета  закона и Крупных  государственных деятелей— входит в 13 градус Стрельца, точь в точь, на ваш Асцидент,  до секунды местного Звездного времени и… Пошли!

Делает пасы руками у лица чиновника.
Взволнованный чиновник  хватается за правый бок.

Чиновник: Совсем плохо со зрением, не вижу текст. Наверное, печень.
Антонина(Инструктирует):Мягкая беседа с интеллигентными людьми. В аудитории  желтое освещение. Нежный, золотистый свет пустыни.  Мы у дизайнеров по свету. Показывают новую систему. Владелец—Конрад.
Чиновник: Помню, помню. Ему—патент на это открытие, как только назначат министром, после выборов. Ну, с Богом! На посошок!

Желтым  высвечивается группа художников и архитекторов.
Чиновник начинает.

Чиновник: «Господа! Свет—главное в современном дизайне. Мягкая подсветка, игра оттенков и настроений, зрительные объемы— это не просто  комфорт. Это—хорошая видимость и перспектива человека.  Я уже не говорю о ночном  видении, ночной потребности наших дней. Как говорили древние, «покажи светильник в  спальне, и я пойму, о чем твои сны».

Присутствующие вяло  апатируют.
К чиновнику подходит девушка, произносит  шопотом,  виновато и интимно : «Простите».
Подает записку и уходит.

Так, за-писка. На все вопросы и записки избирателей отвечаю  без волокиты, сразу же.Читаю текст за-писки.

Читает текст записки вслух.

«Тебе ничего не светит.У нас новый министр. Назначен Кривонос. Приказ подписан сегодня».

Свет с чиновника резко убирается.
В темной студии две желтые вспышки.

Голос  Тимура: «Системный конфликт!».
Голос Кароля : «Локальное замыкание. Система предусматривает».

Слышится грохот падающего стула, звон бьющейся  посуды, возня.
Звучит композиция «Революция №9».
Высвечиваются чиновник  и Антонина.
Заметно:  они дрались.

Чиновник: В гневе я ужасен! Это все ты! Желтая курица!  Видеть не могу, до тошноты. Въелась в печенку своими новациями. Каждый день молодые эксперименты.  Уволена с этой минуты. Покинуть помещение!
Антонина: Семен Иванович, ваша жена звонила…
Чиновник: Не вмешиваться в мою жену. Достаточно подножки на службе. Премьер так и сказал : «Всех новаторов—уволить до выборов. Никто официально не позволит готовить почву …для цветочной рассады». Дамскую оранжерею в стране развели! Вон из кабинета!
Антонина: А как же закон? Не имеете права. После всего, что мы вместе пережили? Две избирательные компании вместе.
Чиновник: Только пикни, я так осложню твою жизнь…Лютик  на каблучках.

Семен Иванович уходит.
Появляется Тимур.

Антонина:Тимур! Меня уволили. Он в гневе.
Тимур: Еще бы! Потерять кресло министра! А куда сесть? Любой бы на его месте… А  если депутатские выборы  проиграет?  В день  выборов такие назначения! Не терпится кому-то стать министром, «за пять минут» до окончания избирательной компании.  Что за срочность?
Антонина:Мы планировали… мое увольнение?

Снимает с ноги туфлю и пытается ударить Тимура по голове.
Тимур уворачивается.

Тимур:Антон! Мужские решения.Такова импровизация – конкуренты на противоположном поле играют неплохо. А вдруг они победят и на выборах? И мы—ни с чем! Семен и мне дал неприятное личное поручение. Не могу ему отказать.  Деньги, Тоня, деньги. Моя фирма порывает с тобой все отношения. Тебе—«Нет места в нашем коллективе!». Отдохни. Пиши книгу.(Уклоняется от удара) О жестоком обращении с животными. Не до тебя!

Антонина пытается что-то сказать, но Тимур не слушает.
Антонина убегает.
Появляются Кароль, сэр Джон.

Кароль: Ты что, Тоню отбросил?
Тимур: Легко. По просьбе Семена.
Кароль:Ну, знаешь ли, это слишком! Она— первопричина. Мы здесь из-за Антонины.
Тимур:Да? А твой театр?  Только обиженная Антонина  может это. Никто, кроме нее, не создаст экстремальную ситуацию для чиновника.  Ты—экстремал?! Или этот пижон?!(Берет сэра Джона за «грудки»). Что в вас на экстриме?!
Сэр Джон (Миролюбиво):Да, я не экстремал. Я второй ребенок в  семье.

Освобождается и подносит к лицу Тимура «знакомый»  пузырек.

Нюхни-ка. Новинка. В мужской парфюм добавляют.

Тимур нюхает.

Тимур:Что это? Еще нюхнуть. Боже, какое блаженство?(Мечтательно) Риса где-то задерживается…Отдохнуть бы.
Сэр Джон(Повторно подносит к его носу флакон):  Духи с аттрактантами животных. На самок настраивают. Особый позыв открывается.(Что-то шепчет Тимуру на ухо).
Кароль(Почти в панике):Риса предсказывала, что Семен Иванович  осложнит жизнь близкого человека. Получается ,что Антонина—самый близкий ему человек?  И все, что она ему писала—это все о любви? Это— любовные выступления?
Тимур:Получается , что да.(Сэру Джону) Повтори о духах! Ты их применял? Без моего ведома? Признавайся.

Кароль думает,  что-то «переваривает»  в себе.

Сэр Джон: Ты говоришь так, словно я применил «ОВ»—отравляющие…Антонина ему подарила духи.  Личный подарок руководителю. Экстремальная  выходка. Она уже ее совершила. Не волнуйся ты так, Кароль расстроен. Если мы «его потеряем»  в день выборов… из-за этой Тоньки!

Появляется Риса.

Риса: Все меняется. Произошел  мощный выброс энергии. У чиновника избыток адреналина. Благодаря Тониной работе парень вышел из депрессии. Но очень резко и неожиданно. Начинает куролесить, предвидятся «немыслимые трюки в заоблачной высоте».
Сэр Джон: От кого узнала?
Риса: От врача. Медпрепараты — успокаивающие. Семен Иванович пробудился ото сна. Может такое завариться: новые реформы, повороты рек и развороты всей культуры в новом направлении.(С завистью) И все ради нее!  Ни дня без лени! Хорошо, что наша работа заканчивается. Замаялись бы выпонять его указания. « Вся группа—в сером».  Ведем его к отставке. Семена—в укрытие. Мы должны ему помочь, но Антонину этому чинуше я не отдам. Он осложнит жизнь моей подруге!

Последнюю фразу произносит с удовлетворением.

Тимур:Женщину прошу покинуть помещение. Немедленно.
Сэр Джон: «Консалтингс групс» порывает с тобой все отношения.
Тимур:С вами, Риса, и с Антониной Федоровной, мы расстаемся. Живите по-серому. Самостоятельно.
Риса: Что происходит?

Не находит ответа  в их сердцах.
Парни  от нее отворачиваются, стараясь не замечать.
Риса  подходит к Каролю, пытаясь найти с ним общий язык.

Кароль?!
Кароль:Далее с нами—опасно.

Застегивает наглухо молнии на куртке, карманчики и пр.
Говорит с  непроницаемым лицом .

Вы обе уволены общим решением.
Риса:Психи! Мы с Тоней найдем себе защитников!
Кароль:Да уж! Любовный синдром.

Риса убегает.

Тимур: Джон, «колись» по-настоящему. Что с баб-с?
Сэр Джон:Мне неудобно, право. Риса, наша девочка, в штабе Кривоноса. По просьбе Кривоноса она мешала Семену Ивановичу. Я помогал им тоже. Мешать. До «Консалтинг групс». Вот до этого момента.
Тимур:  Ты свободен. Риса—твоя давняя подруга. Да и Кривонос тоже. Теперь вы  у власти.

Сэр Джон переминается с ноги на ногу.

Вас тут целая шайка. Решайте с  Каролем. Немедленно. Если покидаете «Консалтинг групс», то сейчас, немедленно, вслед за девчонками! У Кривоноса вам будет спокойней.
Сэр Джон(Плаксиво): Иду с тобой по  «желтой дорогой гнева». Погибать—так погибать!
Кароль: Да, мы в  крутых событиях, но это—наши события . Только вперед. Во мне не сомневайся.
Тимур: Если вы со мной, друзья, у меня для вас радостная новость. От нашего человека в избирательной комиссии.
Сэр Джон:Да?
Тимур:Да-да-да! Семен лидирует на всех  избирательных участках, со значительным перевесом голосов. Эта информация утаивалась до поры –до времени… от прессы и наблюдателей. Вещание не в нашу пользу, но итоговые результаты выборов—наши. Вещали за Кривоноса, а победит Семен.

Кароль молча бьет его правой рукой «под дых».
Удар слабый и дружеский.

Прости, Кароль. Это— на тактический ход. Неожиданность для многих, и вы —не исключение. Из массы. Информационная война закончилась нашей победой!

После этих слов Кароль пытается его снова ударить, но Тимур уклоняется.

У них это называется «кадровое ЧП». Ожидаются чрезвычайные разборки…но ничто не сможет помешать нам. Да отстань ты!

Появляется Сергей.

Сергей: Девицы и Козловский в Министерстве у Кривоноса. Переметнулись. Жируют.
Сэр Джон: Вовремя успели. И все?  Ты бледный.
Сергей:Не все. Козловский  передает  вам свои извинения.
Тимур:Он хорошо воспитан. И все?
Сергей: Семен Иванович уволен из министерства. Он—безработный. И новость эту ему сообщила Антонина Федоровна, звонила прямо из приемной министра. И только потом переключили связь на Кривоноса. Новый министр объяснил подчиненному, что по этическим причинам…они не могут работать в одном учреждении.
Кароль:Логично. Они же конкуренты. Ничего себе—любовные метания! Теперь обе работают на Кривоноса.
Тимур(С упоением): Хороша! Только Антонина способна нанести удар такой поражающей силы.  Теперь Семен переживает по-настоящему. Самый близкий ему человек его же и уволил. После того, как он уволил ее. Хороша! Теперь у нас одна дорога—на улицу! Идем  на зеленый свет! Без преград— на природу! Нуждаемся в отдыхе.
Сергей:Семен, по  внешнему виду—в госпитализации.

Появляется безработный и несчастный   Семен Иванович.
Швыряет на землю  мобильный телефон.

Чиновник: А на фига  мне телефон? Свобода!  И вот она—сво-бо-да! Ничего, кроме свободы. Теперь у меня «нет»:  нет работы, нет жены, нет «верных» друзей. Скандал за скандалом. Отставка за отставкой: нет…нет… Так тоШно!
Сэр Джон: Депутатский мандат—«есть»!
Чиновник: Депутатский мандат есть.(Мгновенно успокоился) Есть! Покушать бы. Отпразднуем победу! Самым сложным было скрыть это от Антонины Федоровны. Зачем женщине лишние волнения?
Тимур: На природу. Отдыхаем. Шашлычки. Сто грамм на душу. Песни, Семен Иванович,  будем петь, расслабимся. (Копирует Рису) Зеленый цвет смягчает страсть и успокаивает нервную систему.
Кароль(Вторит ему ): Жизнь покажется вновь мирной и спокойной.
Чиновник: На природу. Спешить мне некуда. В ночное! В молодость!

Свет гаснет.
Высвечивается  мужская  компания  у костра:
Семен Иванович, Тимур, Кароль, Сергей и сэр Джон.

Сэр Джон: Сосиски, Семен Иванович, готовы. Вкусненько, под пивко.
Чиновник: А  говорил—шашлычки. Экспресс-питание. Общепит. Что-то народу в лесу много, для этого времени года и суток. Неужели всех с работы уволили?

Прожектор высвечивает  неподалеку еще несколько костров.
Много людей.
Все видимое далее напоминает визуализацию композиции «Революция №9».
Все снуют, настраиваясь на что-то грандиозное, поют,  выкрикивают, обнимаются, кто-то хохочет, кто-то плачет и пр.
Свето-цветовая гамма «доу-цай»: красный, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолет.
Цвета как бы борются между собой: из зеленого и желтого  получается синий.
Синий с красным смешиваются—получается фиолетовый и т.д.
Впечатление буйного праздника.
На импровизированной  танцплащадке, неподалеку, два парня «выдают»  брейк-данс.

Кароль: Где я видел этих танцоров?
Чиновник(«Слегка под хмельком»):Да это же мой «ТабуН»! Ребята, это же мой «ТабуН»! Лучший в мире экстремальный молодежный танц-пол! Это – «мои люди веселятся». Ночное!

Табунщики их тоже видят.
Крики: «Ребята! Да это же наш  Семен Иванович! Ура! Семен с нами!».
«Семен не подвел!».
«Семен Иванович. Мы вам верим!».

Ребята! Сегодня оттянемся по-настоящему!

Тимур и сэр Джон выкрикивают, как лозунги:

Тимур:Семен Иванович—наш депутат, без портфеля и работы! Он не подвел своих избирателей, он с нами этой трудной ночью!
Кароль:Семен— демократ до глубины души! И только такого верного человека мы можем взять в наше будущее!

Крик из толпы: «Сейчас мы этим прозаседавшимся  пасть порвем!»
Семен Иванович падает в обморок : «Ах!».
Тело депутата подхватывают.
Сэр Джон дает что-то нюхнуть, трет виски, машет веером.
Семен Иванович открывает глаза, смотрит, не понимая, что происходит.
Прожектор высвечивает  здание Дома правительства, лица людей, флаги и пр.

Чиновник:Где я?
Тимур:На Площади Всех Революций! Вам нужно со всем согласиться и плыть  «по течению». Течение вынесет.
Чиновник:А ты кто?
Тимур:Телевизионный эмигрант.
Чиновник(Пьяным голосом):Избыток зеленого в моем организме рисует картины враждебного мира. (Тимуру, доверительно) Почему мир так ожесточился именно перед этим зданием? Вот в чем вопрос.
Тимур(Успокаивающе):Здание как здание. Типовой проект, серийный. «Намбе 9, серия ПЖ-1Е». (Заверяет) Есть документы. Экспертиза объекта. Все подписи на месте. Даже пожарники…

Ноги  у Семена Ивановича подкашиваются.

Кароль(Строго):Стоять! Мы на сцене!
Чиновник(Слабо): Эта сцена—политическая.

Радостные  крики: «Ура! Он хочет что-то сказать народу!».

Тимур(Чиновнику,строго): Идти до конца(Нежно) постановки.(Каролю) У нас есть режиссер.(Чиновнику) Говорите, люди вам верят! Только такому—без работы, без жены и без друзей—верят.

Чиновник обращается к толпе.

Чиновник: Единомышленники! Я должен сказать народу что-то важное!

Семена Ивановича окружают митингующие и уводят куда-то.
Он идет, размахивая руками и «братаясь»  с молодежью.
Видно, что его любят.
Вдогонку толпе бежит мужичок  в комуфляже, с рацией, кричит:
«Какого-то Семена Президент разыскивает!».
Крики: «Ура! Мы победили! Президент с народом!» и  «Это—дворцовый переворот!».
Свет на сцене  гаснет.

Через мгновение высвечиваются  радостные Семен Иванович, Тимур,  сэр Джон, Кароль, Сергей, другие люди.
Антонина держится в стороне  от ребят.
Все  одеты для официального приема.
Семен Иванович после назначения, принимает поздравления.

Тимур:Семен Иванович! Поздравляем вас с назначением!
Сэр Джон: Заместитель Премьера—это круто!
Чиновник: Признаться, до конца не верилось, но «все» в руках господа.
Кароль: Наш мужской шашлычек на площади незаметно перерос в правительственный банкет!
Чиновник(Поднимает тост): «За желтую дорогу гнева!»

Все смеются, «чокаются»  бокалами и пьют.
Чиновник увлекает Тимура и сэра Джона в сторону.
Трое уединяются.

Чиновник:  Мне нужны два простых , наивных паренька, чтобы выполнить мелкое поручение в Лондоне.
Сэр Джон: Подвески королевы?
Чиновник:Антонина Федоровна не носит украшений. Командировка—служебная. Да, кстати, об этой поездке никто не должен знать. Даже в Лондоне. Инкогнито.

Произнося «инкогнито», чиновник показывает им  длинные, отполированные  ногти («под когти»).
Точь в точь, как на «Портрете чиновника» 15 в.
И глаза  Тимура  видят это.

Свет с Тимура, Джона и чиновника убирается.
Освещается сцена «домашнего» театра в Рисиной квартире.
На заднем плане—черный квадрат.
На столике новая  фарфоровая ваза, расписанная в технике «доу-цай».
Борьбу цветов  рассматривают: чиновник в красном халате и его люди , хозяин мануфактуры, художник,  Лу, монахи.

Художник: Борьба цветов завершилась. Ваза готова.
Хозяин:  Прекрасная работа! Художественная Академия согласится, что кобальт под глазурью не только обогатил сюжет, но и укрепил прочность изделия. А игра новых свинцовых эмалей — радует душу!  Надеюсь, Вы, господин чиновник, сумеете заинтересовать Императора.
Чиновник:Император, как никто, понимает, как прекрасны бамбук на ветру и синяя глазурь Поднебесной. Я занимаюсь этим вопросом. Художник сможет вернуться в столицу. Инкогнито.

*               *               *

Из супрематического квадрата появляется Фу Ча  в уже описанной последовательности.
Фу Ча говорит.

Фу Ча: Я—Фу Ча, гонец Императора. Кто  художник?
Художник(Показывает рукой на Север): Рядом с Зеленым вечным деревом  могила художника. Но не знаю, что вам и посоветовать, господин — Фу Ча.
Проклятый мятежник сам убил себя, пронзив мечом.
А перед этим он сам покрыл все свое тело язвами и колотыми ранами,
а затем и вовсе содрал с себя кожу!

Вытаскивает из супрематического квадрата свой труп (ногами вперед).
Берет сам из рук Фу Ча меч.
Наносит  трупу колотые раны.
Покрывает тело язвами из кобальта.
Срывает с трупа кожу.
Выкалывает « глаза художника» и вешает их над воротами столицы, на черном.
Отрубает кисти художника  и фиксирует на черном.

Фу Ча: Почему он это сделал?

Художник: Сделал он это для того, чтобы никто не смог опознать его труп.

Заталкивает труп в квадрат (головой в квадрат)

Фу Ча: Мерзавец! Император  приказал выставить неопознанный  труп на показ всему населению. Назначена  награда  тысячу золотых тому, кто опознает труп художника. Выкапывайте!

«Выкапывают»   труп из квадрата.
Выставляют труп  на показ, на базарной площади, на фоне квадрата.
Подходит «базарный» люд: 3-4 человека из сопровождения чиновника, монахи.

Фу Ча: Кто подтвердит, что это труп художника?
Лу: Чтобы сделать это, мне придется выделиться из толпы.

Надевает на голову яркую, «легкомысленную»  шляпку.
Выходит из толпы.

Я—Лу, работница мануфактуры господина Шань Гу. Подтверждаю, что это – труп художника.
Фу  Ча: Чем докажешь?
Лу: Однажды  этот труп лежал в моей постели. Это был мятежный художник. Показываю, как это было.

Лу ложится рядом с трупом и нежно обнимает мятежного художника.

Фу Ча: Достаточно, достаточно. Я верю. Передаю тебе награду  Императора—1000 золотых за опознание трупа.

Передает ей деньги.
Счастливая Лу берет деньги Императора.

Фу Ча: Я  сам рублю  труп мятежного художника  на куски, складываю в мешок и сбрасываю в реку, чтобы течение отнесло мешок подальше от границ Поднебесной.
Таков приказ Императора. За пределы!

Фу Ча рубит труп художника на куски,  складывает в мешок.
Фу Ча, чиновник и их люди уходят в черный супрематический квадрат в описанной последовательности.
Мешок с разрубленным телом  тащит за собой Фу Ча.
Последним исчезает мешок.

Первый монах: Только так художнику удалось эмигрировать из страны. Местные жители любили мятежника. В его честь они построили рядом  с Зеленым вечным деревом маленькую часовню.
Второй монах:Поговаривают, что в этой часовне иногда появлялся и сам художник.

Из супрематического квадрата показываются « отрубленная рука», вторая…
Монахи заталкивают куски в квадрат.
Некоторое время между ними идет веселая  борьба.

Первый монах: …И чтобы ложь не просочилась в историю.

Затемнение на сцене. На этом пьесу можно было бы завершить, но…

Эпилог.

Освещается часть фойе аэровокзала.
Монотонный голос диктора уже в который раз объявляет о регистрации пассажиров в самолет, следующий в Лондон, рейс 653-А.
Работник авиакомпании, за стойкой, неторопливо рассматривает документы  пассажиров.
У регистрационной стойки дожидаются своей очереди Тимур и сэр Джон.
Они беседут  на русском литературном  языке.

Сэр Джон:В столице Англии я чувствую себя как дома.
Тимур(Скромно): Не вспоминай  о розовом тумане.

Сэр Джон  подает  документы сотруднику авиакомпании.
Сотрудник проверяет  документы сэра Джона,  делает  отметки, возвращает.
Далее  рассматривает документы Тимура.
Что-то мешает служащему «работать».
Впечатление, что он желает задержать пассажира.
Возникает  пауза, объединяющая сотрудника авиакомпании, Тимура, сэра Джона и …
Трое  оборачиваются на «хвост» очереди одновременно.
Видят человека в  костюме  Фу Ча (допустим  маскировочный костюм ниндзя; ниндзя служили при китайском Императорском дворе—  Китай вел боевые действия с Японией ).
Лицо скрывает лицевая маска в форме капюшона (дзукин).
Сотрудник возвращает Тимуру документы, быстро и нервно обслуживает двух, следующих за Тимуром, пассажиров.
Заметно, что его напрягает  приближающийся «ниндзя».
За спиной сотрудника, как гриб  из-под земли, вырастает милиционер.

Тимур и сэр Джон наблюдают за всем происходящим  со стороны.
Тимур курит.

Сэр Джон(О «Фу Ча» ):  Фирменные “Coco”. Особа.

Телевизионный эмигрант  бледнеет, левая щека его нежно  дергается.
Он затягивает сигаретный дым в носоглотку,  расслабляет прикус  и прячет лицо, чтобы скрыть от Джона свое состояние.
Лицо Тимура  выражает радость человека, в мгновение вкусившего некую важную истину.
Перед его глазами все «плывет», но  происходящее в фойе  уже  не имеет  значения.
Осознано, что  в состоянии арт-шока  включается «его гениальность».
Ради этого он и «ведет боевые действия» с некой  воинственной особой.

Ход  дальнейших  событий несложен  и предсказуем:
Толстая пожилая пассажирка европейской внешности поспешно отходит на безопасное, по ее представлениям, расстояние и начинает лихорадочно набирать номер на  мобильном.
Понятно, что звонит она мужу, «министру по чрезвычайным ситуациям».
«Фу Ча» сбрасывает  черный капюшон.
Это— ослепительной красоты девушка.
Риса улыбается.

Тимур: Мой личный враг— Фу Ча. «Личный враг»  даёт  гениальность.
Сэр Джон: «Человек  Императора» ?

Сэр Джон с любопытством  смотрит на Тимура.

Решили применить “Coco” Шанель?
Тимур:Не на того смотришь. Кто эти двое? За моей спиной —два простых, наивных паренька…

Сэр Джон напрягает нос.
Запах никотина  мешает, он нервничает.
Риса, все также улыбаясь, проходит мимо, как незнакомый человек.
Она оставливается, смотрит издалека на Тимура.
Тимур смотрит на Рису.
Взгляды их встречаются.
Риса падает в обморок.
Пассажиры догадываются— рейс этот, на всякий случай, задержат…

Конец.

Примечание:
*Доу-цай—«борьба цветов». Тип декора фарфоровых изделий: сочетание подглазурной росписи кобальтом  с надглазурной росписью эмалевыми красками ( зеленой, красной и желтой). Получил распространение в минском Китае во второй половине 15 века.
(«Малая история искусств».Искусство стран Дальнего Востока. Москва. «Искусство» 1979.)
В этой же источнике—«Портрет чиновника».
*Возникающий и гаснущий луч света, мерцающий экран телевизора, звучание композиции  “Revolution N9” и другие  спецсредства  создают гало-эффект.

Июль 2005 г. Специально для Первого международного конкурса современной драматургии «Свободный театр». Автор Баклага Л.Д.