Ей нужен Франсуа

Марсель Ашар
«Ей нужен Франсуа»
(Домино)
комедия в двух действиях
перевод с французского Тамары Слободской и Александра Рейжевского

Действующие лица
ЛОРЕТТ — молодая красивая дама. За словом в карман не полезет. Замужем всего полтора года. Поэтому все впереди…
ЖАК — ее муж. Несмотря на то, что ему приходится руководить своими фабриками, время чтобы всласть поревновать, он находит всегда.
ФРАНСУА — его компаньон. Определить чего в нем больше — тупости, глупости или фанфаронства — невозможно.
КРИСТИН — лучшая подруга Лоретт, но в этой пьесе они не успевают поссориться.
ДОМИНЬЕ — в обществе не занимает никакого положения, хотя выход найдет из любого, красив, элегантен, остроумен и обаятелен.
МИРАНДОЛЬ — ищет работу. Однако вряд ли кому может понадобиться такой наивный и неудачливый. Вкуса у него нет ни на грош. Денег, естественно, тоже.
ФЕРНАНДА — горничная, послушна, исполнительна. Отлично знает как с кем себя вести.
ФРАНСУАЗА — консьержка. От прежней жизни остался один лорнет. Носит парик и очень гордится тем, что ни разу свою долгую жизнь не выходила замуж.
Действие первое
Элегантная гостиная КРИСТИН. На сцене КРИСТИН и ЛОРЕТТ. ЛОРЕТТ нервно ходит по комнате из угла в угол.
КРИСТИН. Перестань нервничать. Успокойся.
ЛОРЕТТ. Я в ужасе. По-моему мы затеяли идиотскую авантюру.
КРИСТИН. Если б я так думала, то не стала бы принимать в ней участие.
ЛОРЕТТ. Твое участие только в том, что ты все знаешь, я ведь останусь с ними одна…
КРИСТИН. А Фернанда? Кроме своей квартиры я оставляю тебе свою горничную… Кстати, ее пора позвать.
Звонит колокольчиком.
Мой муж вернется к семи и я бы не хотела, чтоб он застал здесь эту ярмарку.
ЛОРЕТТ. Я тем более. Но назад дороги нет!
ФЕРНАНДА (входит). Слушаю, мадам.
КРИСТИН. Я ухожу, а вас оставляю в распоряжении мадам Эллер.
ФЕРНАНДА. Поняла.
КРИСТИН. И еще. Все что будет здесь происходить, должно остаться между нами.
ФЕРНАНДА. Мадам Эллер меня уже предупредила.
ЛОРЕТТ. Первых проводите сюда. Я буду в желтой комнате.
КРИСТИН. А если их сразу придет десять?
ЛОРЕТТ. Надеюсь, ты разрешишь воспользоваться большой гостиной.
КРИСТИН. Конечно. Только, Фернанда, уберите оттуда все ценные безделушки.
ФЕРНАНДА. Слушаюсь, мадам. Может быть, мне оставаться с ними? Все ведь не уберешь.
ЛОРЕТТ. Если будет один — тогда оставайтесь. .. если больше — они сами друг за другом присмотрят.
КРИСТИН. Да, действительно. Воровать при свидетелях как-то не принято. Но тебе, Лоретт, не имеет смысла отсюда куда-нибудь уходить. Садишься в кресло. Как хозяйка. И принимаешь одного за другим. Если они не пойдут косяком — что ж? — подождешь.
ЛОРЕТТ. Хоть я и тороплюсь, но ждать меня должны они. Когда человек ждет приема — он нервничает, волнуется. Такого легче раскрыть. Он как на ладони, — весь виден. А я не имею права на ошибку.
КРИСТИН. Делай как знаешь. Но я не могу понять, как ты…
Увидев Фернанду.
У вас достаточно работы в гостиной. Заприте все дверцы.
ФЕРНАНДА. И книжные шкафы?
КРИСТИН. Нет. Только с хрусталем и фарфором. Книги теперь никого не интересуют.
ФЕРНАНДА. Слушаю, мадам.
Уходит.
КРИСТИН. Совсем забыла, что она здесь, я хотела тебя спросить, как ты решилась на это?
ЛОРЕТТ. Если б ты видела, как он плакал! «Все потеряно! я пропал!» По-моему, он был готов повеситься…
КРИСТИН. Так пусть бы он сам их принимал. Свалить на тебя такую работу!
ЛОРЕТТ. Тебе хорошо говорить. Он же шагу сделать не может. За ним следят с утра до вечера. Каждый жест, каждый взгляд анализи­руется. Я не знаю, что было бы, если б ты не разрешила проделать это в твоем доме!
КРИСТИН. Пустяки! Не могу же я оставить в беде любимую подругу. Его проблемы меня мало интересуют. На твоем месте…
ЛОРЕТТ. На моем месте ты бы поставила точку. И сложила ручки. А я не умею складывать ручки. Я успокоюсь только тогда, когда все придет в норму.
КРИСТИН. Дай тебе Бог!
Целуются.
Не забудь — в семь мой муж будет дома. Пока!
Уходит.
ЛОРЕТТ подбирает себе место для встречи с предполагаемыми собеседниками. Садится в кресло. Пересаживается в другое. Ищет позу. Вызывает Фернанду колокольчиком. Затем опять переса­живается.
Входит ФЕРНАНДА , но ЛОРЕТТ ее не замечает и продолжает поиски места и позы.
ФЕРНАНДА (кашлянув, чтоб обратить на себя внимание). Мадам…
ЛОРЕТТ. Да… Что я хотела тебя спросить?..
ФЕРНАНДА. Откуда ж мне знать, мадам?
ЛОРЕТТ. Ах, да… Ты все запомнила?
ФЕРНАНДА  (с достоинством). Я не дура, мадам.
ЛОРЕТТ (тон Фернанды ей явно не нравится). Если я не ошибаюсь -ты получила от меня десять тысяч франков.
ФЕРНАНДА. Да, мадам.
ЛОРЕТТ. Могла бы быть повежливей.
ФЕРНАНДА. Извините, мадам.
ЛОРЕТТ. Они, конечно, будут задавать тебе вопросы, но ты ничего не знаешь.
ФЕРНАНДА. А я в самом деле ничего не знаю.
ЛОРЕТТ. Мое имя не произносить.
ФЕРНАНДА. Как прикажете.
Звонок.
ЛОРЕТТ. Начинается… Я буду в желтой комнате. Приду, когда сочту нужным.
Уходит.
ФЕРНАНДА уходит открывать и тут же возвращается с МИРАНДОЛЕМ. Он небрежно, но очень крикливо одет. На вид ему лет то ли 30, то ли 40. Производит впечатление простого, откровенного парня.
ФЕРНАНДА. Присядьте. Мадам скоро выйдет к вам.
МИРАНДОЛЬ. Ах, так это женщина? А я думал…
ФЕРНАНДА. Да.
МИРАНДОЛЬ. Красивая?
ФЕРНАНДА. Очень.
МИРАНДОЛЬ. Вот это уже плохо.
ФЕРНАНДА. Почему?
МИРАНДОЛЬ. Женщины вообще не любят платить. А красивые -тем более.
ФЕРНАНДА. А за что вам платить?
МИРАНДОЛЬ. А в самом деле — за что мне платить?
ФЕРНАНДА. Не знаю. Вам скажут.
МИРАНДОЛЬ. Красивая женщина ничего сначала не говорит. Она кокетничает. А мну нужны деньги.
ФЕРНАНДА (оглядывая его одежду). Вижу.
МИРАНДОЛЬ. Эта дама замужем?
ФЕРНАНДА. Конечно.
МИРАНДОЛЬ. А может быть, она захочет, чтоб я ее любил?
ФЕРНАНДА. Успокойтесь. От вас этого она не потребует.
МИРАНДОЛЬ. А что она потребует?
ФЕРНАНДА. Не знаю.
МИРАНДОЛЬ. А что вы знаете? Может быть мне нужно поколотить ее мужа?
ФЕРНАНДА. Вы с ним не справитесь.
МИРАНДОЛЬ. Но с чем я должен справиться?
ФЕРНАНДА. В первую очередь со своим любопытством.
МИРАНДОЛЬ. Да. Это есть. Я любопытный. Я очень любопытный. Но должен же я знать за что мне будут платить!
ФЕРНАНДА. Пока вам никто ни за что не должен платить. Вы вообще можете не подойти.
МИРАНДОЛЬ. Я? Я — не подойти? Да знаете, ли вы, что Мирандоль умеет все!
ФЕРНАНДА. Может быть. Но не все.
МИРАНДОЛЬ. Почему вы так уверены?
ФЕРНАНДА. Вижу.
МИРАНДОЛЬ (внимательно рассматривает свой костюм). Что вы видите?
ФЕРНАНДА. Я вижу, что у вас не хватает терпения. Вы не умеете ждать.
МИРАНДОЛЬ (с облегчением). О-о-о-о, пустяки. Я научусь. Я способный. Когда же она выйдет, наконец!
ФЕРНАНДА. Ну, вот — я же говорила, — не умеете ждать.
Звонок.
МИРАНДОЛЬ. Если это мой конкурент, скажите ему, что место занято!
ФЕРНАНДА. Не имею права.
Идет открывать.
МИРАНДОЛЬ (хватая ее за руку). Но мне очень нужны деньги!
ФЕРНАНДА (под ее строгим взглядом Мирандоль отпускает ее руку). И вести себя тоже не умеете!
Быстро уходит и тут же возвращается с  ФРАНСУА ДОМИНЬЕ — спешит, потому что боится оставлять Мирандоля одного.
Придется немного подождать. Присаживайтесь.
ДОМИНО. Благодарю вас.
Садится.
ФЕРНАНДА (он ей явно понравился). Вы второй.
ДОМИНО. Всего лишь? Я думал здесь будет столпотворение. Такое заманчивое объявление…
ФЕРНАНДА. До шести еще много времени. Впрочем, я вас оставлю.
ДОМИНО (подходит к Фернанде, шепотом). Не беспокойтесь. Я присмотрю.
ФЕРНАНДА (шепотом). Спасибо.
Уходит.
МИРАНДОЛЬ. Не успели войти — уже начали шептаться…
ДОМИНО. Шепот — это первая стадия сближения.
МИРАНДОЛЬ (он без стеснения нахально рассматривает Домино). Она всего лишь горничная.
ДОМИНО. Горничная — это как таможня на границе. А с таможней надо дружить.
МИРАНДОЛЬ. Здесь все решает хозяйка.
ДОМИНО. Надеюсь.
МИРАНДОЛЬ (после паузы). Знаете… дело здесь мелкое… неинтересно…
ДОМИНО. Будет видно.
МИРАНДОЛЬ. И сложное. А муж — прямо зверь… Это я вам говорю не для того, чтобы напугать… Вы не похожи на пугли­вого человека.
ДОМИНО. Вы тоже.
МИРАНДОЛЬ. Точно!
Рассматривает Домино, то подходя к нему близко, то отдаляясь.
ДОМИНО. Вы часто ходите в музеи?
МИРАНДОЛЬ. С чего вы взяли?
ДОМИНО. Так рассматривают картины в музеях.
МИРАНДОЛЬ. Нет, что вы! Просто я вас где-то видел и не могу вспомнить…
ДОМИНО. Может быть в Елисейском дворце?
МИРАНДОЛЬ (с испугом). Я там никогда не был…
ДОМИНО. Я тоже.
МИРАНДОЛЬ. вспомнил! Вчера вечером в баре у Клерона. Да! Точно! Я узнал вас по костюму.
ДОМИНО. Мой костюм возможно там побывал. Но без меня.
МИРАНДОЛЬ. Как так?
ДОМИНО. Я взял его напрокат.
МИРАНДОЛЬ. Значит у вас нет своего?
ДОМИНО. Такого как у вас — нет.
МИРАНДОЛЬ. А что? По-моему я в нем отлично выгляжу!
ДОМИНО. Я редко хожу в зоопарк.
МИРАНДОЛЬ (ничего не понял). Да… билеты дорогие… (Протягивает пачку сигарет). Закурим?
ДОМИНО. Нет, спасибо.
МИРАНДОЛЬ. А я закурю. Без еды могу. Без сигареты — никак. (Закуривает, с наслаждением выпуская облако дыма).
ЛОРЕТТ появляется неожиданно. Домино вскакивает, с достоинством кланяется. МИРАНДОЛЬ за спиной тщетно пытается погасить сигарету. Явно обжигает пальцы.
ЛОРЕТТ. Извините, я задержалась. (Скользнув взглядом на Мирандоля, медленно подходит к Домино). Итак, вы по объявлению…
МИРАНДОЛЬ. Я пришел первым.
Продолжает за спиной борьбу с дымящейся сигаретой.
ДОМИНО. Месье совершенно прав, мадам. Нужно начинать с первого, тем более что он уже дымится. (Двумя пальцами, подчеркнуто брезгливо забирает из-за спины Мирандоля сигарету). Я подожду за дверью. Первый — всегда первый!
Уходит.
ЛОРЕТТ (провожая его внимательным взглядом). Да. Действительно так будет лучше.
Начинает разглядывать Мирандоля со всех сторон.
МИРАНДОЛЬ. Без шляпы я менее привлекателен. (Надевает шляпу). Видите, какая огромная разница!
ЛОРЕТТ. Вы внимательно прочитали объявление?
МИРАНДОЛЬ. Очень внимательно. Два раза.
ЛОРЕТТ. Вы считаете себя достаточно элегантным?
МИРАНДОЛЬ. Насчет «элегантным» там не было написано. Но я могу…
ЛОРЕТТ. К сожалению, у нас мало времени.
МИРАНДОЛЬ. А насчет несчастий? Вы написали, что вам нужен человек явно неблагополучный и очень несчастный…
ЛОРЕТТ. Да. Но не с самого рождения.
МИРАНДОЛЬ. Значит, я не подошел?
ЛОРЕТТ. Мне нужен человек, способный выполнить очень сложную и деликатную работу.
МИРАНДОЛЬ. Я больше всего на свете люблю сложную работу. И деликатную тоже. Только недавно одна довольно пожилая одинокая дама поручила мне купить для нее… (Показывает). … бюстгалтер. Это деликатная работа.
ЛОРЕТТ. Можно подумать, что вам пришлось снимать мерку.
МИРАНДОЛЬ. Что вы! Я же деликатный. Как можно!
ЛОРЕТТ (давая понять, что ей надоел этот рассказ). Все понятно. Эти принадлежности дамского туалета имеют номера.
МИРАНДОДЬ (чуть не плача). Она его не знала!
ЛОРЕТТ (нетерпеливо). Ладно, ладно. Она дала вам свой старый..
МИРАНДОЛЬ. Если б вы его видели! Он был такой…
ЛОРЕТТ. Рваный.
МИРАНДОЛЬ. Грязный. Меня бы с ним выгнали из любой лавки. Но я нашел выход! Я примерил его на свои… (Показывает, как он примеривает лифчик на свои ягодицы). Пардон… ягодицы. Сидел, как влитой.
ЛОРЕТТ (прыснув). Да. Остроумно… Но у меня другой характер работы…
МИРАНДОЛЬ. Можно узнать — какой? Я сразу что-нибудь придумаю…
ЛОРЕТТ. Не трудитесь.
МИРАНДОЛЬ. Значит, я вам не подхожу?
ЛОРЕТТ (иронически). Вы догадливы.
МИРАНДОЛЬ. Вот видите — и остроумен, и догадлив, и не подхожу.
ЛОРЕТТ (звонит в колокольчик). Я очень сожалею.
МИРАНДОЛЬ. Я сразу понял, что вы меня не возьмете.
ЛОРЕТТ. Тогда вы догадливы дважды. (Вынимает из сумочки купюру).
МИРАНДОЛЬ (беря деньги). Спасибо, мадам. Вы очень любезны.
ЛОРЕТТ (звонит в колокольчик). Горничная вас проводит.
МИРАНДОЛЬ. Не беспокойтесь. Мирандоль сам найдет выход. (Надевает шляпу. Расправляет бант). Окончательно?
ЛОРЕТТ (разводит руками). Увы… (Звонит в колокольчик).
МИРАНДОЛЬ. Ничего не поделаешь. О вкусах не спорят! (Уходит).
Оставшись одна. ЛОРЕТТ звонит снова. Появляется ФЕРНАНДА.
ЛОРЕТТ. Вы что, не слышите? Третий раз звоню.
ФЕРНАНДА. Извините. Звонил телефон.
ЛОРЕТТ. Кто?
ФЕРНАНДА. Муж мадам.
ЛОРЕТТ. Мсье Шатель?
ФЕРНАНДА. Нет. Ваш муж. Мсье Эллер.
ЛОРЕТТ. Сюда? Что он хотел?
ФЕРНАНДА. Искал вас.
ЛОРЕТТ. Та-а-к…
ФЕРНАНДА. Я сказала, что вам здесь нет. Тогда он спросил мадам Шатель.
ЛОРЕТТ. И вы сказали, что мы с Кристин уехали?
ФЕРНАНДА. Нет, мадам. Я сказала, что мадам Шатель нет дома, а вас здесь не было. Тогда он выругался.
ЛОРЕТТ. И все?
ФЕРНАНДА. Нет, он еще опросил не заезжал ли мсье Кремон. В это время вы еще раз позвонили и я сказала, что звонят в дверь черного хода. Но я успела добавить, что мсье Кремон здесь тоже не был.
ЛОРЕТТ. Очень хорошо. Пригласите следующего.
ФЕРНАНДА. Слушаю, мадам.
Уходит.
ДОМИНО (входя кладет свою шляпу на кресло, а сам остается стоять). К вашим услугам, мадам.
ЛОРЕТТ (долго смотрит на Домино). Сколько вам лет?
ДОМИНО. Тридцать пять. Могу снизить до двадцати восьми.
ЛОРЕТТ. Договорились. Теперь — пройдитесь по комнате.
ДОМИНО. Не понял.
ЛОРЕТТ. Сделайте несколько шагов.
ДОМИНО. пожалуйста. (Делает несколько быстрых шагов вперед и обратно). Ну, как?
ЛОРЕТТ. Не очень…
ДОМИНО. Зато я могу ходить очень долго.
ЛОРЕТТ. Это вы будете делать без меня.
ДОМИНО. Значит мне предстоит что-то делать с вами?
ЛОРЕТТ. Ведите себя прилично! По-моему, вы из хорошей семьи?
ДОМИНО. Если мое происхождение имеет для вас значение, то я заранее отказываюсь от работы.
ЛОРЕТТ. Извините.
ДОМИНО. Охотно. Вы наверно хотели спросить был ли я несчастен? Такое условие было в вашем объявлении…
ЛОРЕТТ. Кстати, да.
ДОМИНО. Несчастий у меня было много. Но не в Париже, впрочем, если бы у меня и были несчастья в Париже — то, увидя вас, я о них забыл бы немедленно.
ЛОРЕТТ. Спасибо. К комплиментам я привыкла. Но не надо быть таким умным.
ДОМИНО. Ради Бога! Это глупый не может быть умным. А умный может быть кем угодно.
ЛОРЕТТ. Чем вы занимаетесь?
ДОМИНО. Ничем. Но умею делать все.
ЛОРЕТТ. И ничего не делаете?
ДОМИНО. Да… У меня слишком много энергии, чтобы работать.
ЛОРЕТТ. Красиво, но непонятно.
ДОМИНО (шепотом). Я ленив. Я катастрофически ленив.
ЛОРЕТТ. И поэтому у вас нет денег.
ДОМИНО. Да. Деньги позволяют выбирать себе врагов. Я не могу! Но не завидую никому! (Неожиданно вскипев). Зачем вы выворачиваете мою душу наизнанку? Вам интересно, что я умею делать? Пожалуйста: стирать свое белье, водить самолет, жульничать в карты, лечить змеиные укусы, прыгать на полном ходу с поезда, заставлять работать негров…
ЛОРЕТТ (издевательски). И только?
ДОМИНО (не заметив издевки). Я знаю английский и арабский. У меня диплом юриста. Я как раз тот человек, который вам нужен.
ЛОРЕТТ. Я еще не уверена. Вы умеете носить смокинг?
ДОМИНО. Безусловно. В Африке я носил даже белый, меня там и называли «дубль бланш».
ЛОРЕТТ. Дубль бланш? Почему?
ДОМИНО. Совсем забыл вам сказать! Моя фамилия — ДОМИНЬЕ. Но все меня называло ДОМИНО. Вы играете в домино?
ЛОРЕТТ. Нет.
ДОМИНО. Прелестная игра! Хорошее, дорогое домино сделано из еловой кости. Такие маленькие белые прямоугольные дощечки. И черточка посередине.
ЛОРЕТТ. Это я видела. Один-два, три-пять… Точечками… Черненькими…
ДОМИНО. Вот именно. А бывает и дубль бланш. В обеих половин­ках ни одной точки. Обе белые, бывает дубль шесть. А бывает дубль пусто.
ЛОРЕТТ. К вам какое отношение это имеет?
ДОМИНО. Все очень просто. Я — белый. Смокинг белый. А вокруг все черные. Дважды белый. Элементарно.
ЛОРЕТТ. Значит дубль пусто? Да… дважды пустышка?
ДОМИНО. Ну, если я вам кажусь пустышкой, — дальнейшие разговоры бессмысленны.
ЛОРЕТТ. Что вы, что вы! Я пошутила. Не учла, что вокруг вас были очень остроумные негры.
Стук в дверь.
Да.
ФЕРНАНДА (входя). Пришла консьержка. Там еще один. Она его не пускает.
ЛОРЕТТ. Почему?
ФЕРНАНДА. На нем оранжевый жилет. Мусорщик…
ДОМИНО. Простите, мадам, не мне давать вам совет. Но пусть подождет. Ведь я еще не сказал «да».
ЛОРЕТТ. Это я еще не сказала вам «да». (ФЕРНАНДЕ). Пусть подождет… На улице.
ФЕРНАНДА. Слушаюсь, мадам. (Уходит).
ЛОРЕТТ (после паузы). Только недавно я слышала из ваших уст, что вы тот человек, который мне нужен?
ДОМИНО. Действительно. Вам нужен такой человек. Но разве я сказал, что мне подходит ваше предложение?
ЛОРЕТТ. И не могли. Ведь я вам еще ничего не объяснила.
ДОМИНО. Вот именно. Вы еще меня изучаете.
ЛОРЕТТ. Вы должны меня понять, дело очень сложное, необычное и небезопасное.
ДОМИНО. Для кого? Для вас?
ЛОРЕТТ. Нет. Для вас.
ДОМИНО. А я не из пугливых…
ЛОРЕТТ (неожиданно). Вы умеете носить фрак?
ДОМИНО. Терпеть не могу. Во фраке все похожи на пингвинов. Может быть вас интересует умею ли я носить королевскую мантию? Отвечу сразу. Не у-ме-ю! И не хочу. Короли всегда плохо кончают. (Задергивает штору на окне). Солнце бьет в глаза.
ЛОРЕТТ (строго). Мсье домино! Вы не у себя дома!
ДОМИНО (усмехаясь). И вы тоже.
ЛОРЕТТ (опешив). То есть как? Фернанда? Я ее выгоню!
ДОМИНО. Не выгоните. Ее наняли хозяева этой квартиры.
ЛОРЕТТ. Кто вам сказал? Откуда вы узнали?
ДОМИНО. Мадам, вы плохого мнения о Домино. Я слышал разговор по телефону. Фернанда сказала, что мадам Шатель нет дома. Значит здесь живет мадам Шатель. И это ее дом.
ЛОРЕТТ. А может быть я и есть мадам Шатель и просила не звать меня к телефону?
ДОМИНО. Логично. Но я слышал и вторую фразу Ферианды: «А вашей жены здесь вообще не было». Значит какой-то муж, причем не муж мадам Шатель, то есть не муж хозяйки дома, искал свою жену, которой здесь вообще сегодня не было. И которая, следовательно, здесь не ночует.
ЛОРЕТТ. А может быть, я сестра хозяйки дома?
ДОМИНО. Возможно. Но это еще не доказывает, что вы здесь живете.
ЛОРЕТТ. Почему сестры не могут жить вместе?
ДОМИНО. Мадам, не надо. Разве в своем доме вы кого-нибудь принимаете с сумочкой в руках?
ЛОРЕТТ (азартно). А я приготовила сумочку, чтоб рассчитаться с теми, кто пришел, но не подошел! Что вы на это скажете?
ДОМИНО. О, еще много чего! Например, сапоги. Где вы видели женщину, которая придя домой, первым делом не сбросит уличную обувь, тем более сапоги? Не прячьте. У вас очень красивые сапоги.
ЛОРЕТТ. Спасибо. Но я собираюсь уходить.
ДОМИНО. В объявлении сказано, что вы будете принимать в те­чение двух часов. Не прошло и получаса. А одинокое пальто на вешалке, шляпа и перчатки в передней, пакет с покупками? Хозяйки обычно вешают свое пальто в шкаф, шляпу кладут в коробку а покупки разворачивают и раскладывают по местам. Но не труди­тесь возражать! Это все пришло мне в голову, пока вы старались меня убедить. Все проще! Я слышал, как Фернанда вам докладывала: «Ваш муж, мсье Эллер». Вот такие дела, мадам Эллер. А кто такой мсье Кремон?
ЛОРЕТТ (она совершенно добита. Пауза). Меня зовут Лоретт. А вас?
ДОМИНО. Согласно вашему объявлению. Вы ведь приглашали только тех, кого зовут Франсуа. Очень неосмотрительно с вашей стороны. Объявление могло попасться на глаза вашему мужу.
ЛОРЕТТ. Он не читает газет. Но вообще — вы правы. Садитесь.
ДОМИНО. Благодарю вас. А то я начал подозревать, что вы хотите проверить смогу ли я стоять на посту в президентском дворце. (Садится и вытягивает ноги). Затекли…
ЛОРЕТТ. Извините. Я не подумала. Вы так хорошо смотритесь стоя…
ДОМИНО. Что, я все-таки должен буду стоять?
ЛОРЕТТ. О, нет!
ДОМИНО. А если я должен буду сидеть, то есть места, где меня это не устраивает. Совсем не устраивает.
ЛОРЕТТ (смеясь). Эти места вам не угрожают.
Звонит.
Но работа сложная и опасная. И, как сказано в объявлении — вы-со-ко оплачиваемая.
ДОМИНО. По-моему, еще рано говорить об оплате. У дрессировщика тигров — работа сложная, опасная и тоже высокооплачиваемая. Но у вас, как я понимаю, нет тигров.
ФЕРНАНДА (входя). Этот мусорщик внизу уже начинает скандалить!
ЛОРЕТТ. Отправьте его. А нам сервируйте здесь легкую закуску, чай. (ДОМИНО). Вам с молоком?
ДОМИНО. Спасибо, мадам. Но я предпочитаю — с коньяком.
ЛОРЕТТ. Отлично. (ФЕРНАНДЕ). И, пожалуйста, фрукты.
ФЕРНАНДА. Киви?
ЛОРЕТТ. Очень кстати.
ФЕРНАНДА уходит.
А может быть вы не любите киви?
ДОМИНО. Я люблю киви. Не больше всего я люблю знать, чего от меня хотят. Дрессировать здесь, кажется, некого…
ЛОРЕТТ (разводя руками). Да, некого…
ДОМИНО. Вы все никак не можете решиться объяснить что я должен для вас сделать.
ЛОРЕТТ. Всему свое время…
ДОМИНО. Тогда, если разрешите, я сам вам расскажу. Не точно. В общих чертах.
ЛОРЕТТ. Что ж, попробуйте. Это даже интересно.
ДОМИНО. Если вам нужен человек, которого зовут Франсуа и никак иначе, — значит у вас на примете есть некто Франсуа, которого я должен заменить. Если бы я должен был признать себя отцом ребенка вместо того, другого Франсуа, то вам нужно было кандидата на это дело выбирать по фамилии, а не по имени. Для регистрации одного имени недостаточно. Логично?
ЛОРЕТТ. Логично. Но вы далеки от истины. Никакого ребенка не существует.
ДОМИНО. Выбрасываем ребенка. Хотя я очень люблю детей. Но другой Франсуа существует. И это точно! Правильно?
ЛОРЕТТ. Продолжайте. Я вас слушаю с интересом.
ДОМИНО. Этот другой Франсуа вам небезразличен. И он вляпался в какую-то историю под своим настоящим именем.
ЛОРЕТТ. Почему вы уверены, что он мне небезразличен?
ДОМИНО. Потому, что вы готовы за него платить.
ЛОРЕТТ. Ошибаетесь. Платить будет он. Я только подбираю кандидата и договариваюсь.
ДОМИНО. Слава Богу!
ЛОРЕТТ. Вы рады, что я частично подтвердила ваши догадки?
ДОМИНО. Своими догадками я делюсь с собеседником… или с собеседницей только в одном случае.
ЛОРЕТТ. В каком?
ДОМИНО. В том случае, когда я в них уверен стопроцентно. А обрадовался я потому, что выяснил — рассчитываться со мной будет мужчина. Я не люблю денежных дел с женщинами.
ФЕРНАНДА (входит с подносом и ставит его на журнальный столик). Что-нибудь еще?
ЛОРЕТТ. Нет, Фернанда. Спасибо. Как дела с мусорщиком?
ФЕРНАНДА. Я еще не успела, мадам…
ЛОРЕТТ (открывая сумочку, вынимает банкноту). Вот. Отдайте ему за беспокойство.
ФЕРНАНДА (уходя). Слушаюсь, мадам.
ДОМИНО. Значит мы остановились с вами на том, что я…
ЛОРЕТТ. Что вы не любите денежных расчетов с женщинами. Ешьте, пожалуйста. Кстати, коньяк очень хорошо снимает напряжение. (Наливает ему в бокал немного коньяка).
ДОМИНО. А я не напрягаюсь.
Хочет налить коньяку ЛОРЕТТ, но она жестом останавливает его. Тогда он доливает коньяк в свой бокал.
ЛОРЕТТ. Коньяк пьют маленькими порциями.
ДОМИНО. Это в обычных ситуациях. А сейчас… вы же не соби­раетесь держать меня здесь два часа? (Очень элегантно пьет коньяк).
ЛОРЕТТ (внимательно следит за тем, как ест Домино. Сама же прихлебывает чай). Сегодня? Не собираюсь. А завтра, пожалуй, мы будем с вами завтракать.
ДОМИНО. Вдвоем?
ЛОРЕТТ. В обществе моих друзей.
ДОМИНО. И вашего мужа?
ЛОРЕТТ. Возможно.
ДОМИНО. Тогда нужно определить кто я и откуда.
ЛОРЕТТ. Во-первых, — вы мой давнишний друг. Безумно в меня влюбленный.
ДОМИНО. Это нужно прорепетировать!
ЛОРЕТТ. Обойдемся без репетиций. Слушайте дальше. Это было два года тому назад. Я тоже была вами увлечена, но мы поссорились и вы уехали, допустим, в Африку…
ДОМИНО. Чтоб заглушить боль разлуки.
ЛОРЕТТ. Подходит. Теперь вы приехали.
ДОМИНО. Значит не заглушил?
ЛОРЕТТ. Да. Вы продолжаете меня безумно любить. Но я уже замужем.
ДОМИНО. Давно?
ЛОРЕТТ. Больше года. Мой муж очень крупный фабрикант. Целый концерн. Он производит красители.
ДОМИНО. Значит у него уйма дел. Он весь день занят.
ЛОРЕТТ. Конечно.
ДОМИНО. Чем же он может нам помешать? Мы всегда можем выкроить время.
ЛОРЕТТ. Не можем. Он за вами следит день и ночь. Вы его компаньон.
ДОМИНО. Значит мы с ним на равных?
ЛОРЕТТ. У моего мужа работают тысячи человек. А у вас всего три заводика. Если он узнает, если он только узнает… я не знаю, что он с вами сделает!
ДОМИНО. Набьет морду.
ЛОРЕТТ. Да еще как! В гневе он просто зверь!
ДОМИНО. Отлично! Значит есть кого дрессировать! Удар у меня смертельный.
ЛОРЕТТ. О, только не это! Вы должны сдерживаться.
ДОМИНО. Хорошенькая работа! Меня будут бить, а я должен сдерживаться, нет, это выше моих сил. У меня рефлекс — даю сдачи сразу! Не отходя от кассы.
ЛОРЕТТ. Не забывайте, что вам платят и немало.
ДОМИНО. Помню. Но за рефлексы — отдельно.
ЛОРЕТТ. Хорошо, хорошо. Вы, то есть он — готов быть избитым. Ведь он виноват — завел роман с женой своего ком­паньона. Но побоями все не кончится. Мой муж его сотрет о лица земли!
ДОМИНО. Как сотрет?
ЛОРЕТТ. Так! Обанкротит! Разорит дотла! Пустит по миру!
ДОМИНО. Ничего страшного — будет больше одним путешест­венником.
ЛОРЕТТ. Нет, на это он не согласен!
ДОМИНО. А вам-то что?
ЛОРЕТТ (очень четко). Я не хочу быть причиной… Я не могу сделать нищим человека, который меня искренне любит.
ДОМИНО. А вы?
ЛОРЕТТ (не сразу). Он мне… небезразличен…
ДОМИНО. И только?
ЛОРЕТТ. Ну, может быть немножко больше, чем небезразличен. (Вдруг). Перестаньте маня исповедовать!
ДОМИНО. Да. Исповедь дело трудное. А представьте себе, что вы не вы.
ЛОРЕТТ. А кто я?
ДОМИНО. Вы какая-нибудь ваша подруга, которая влюбилась в компаньона своего мужа. Компаньона зовут Франсуа. А фамилия его… постойте, постойте… по-моему — Кремон.
ЛОРЕТТ. Я вам этого еще не говорила.
ДОМИНО. Вы мне еще многого не говорили. Но горничная вам докладывала, что звонил ваш муж, искал вас, потом еще мсье Кремона, который сюда даже не заезжал. И вас, якобы, тоже здесь не было. А вы, между прочим, здесь. Значит что-то общее между вами, прости­те… между вашей подругой и…
ЛОРЕТТ. Да, да, да, да! А вы просто подло подслушивали!
ДОМИНО. Нет, мадам! Я не подслушивал. Я просто не затыкал ушей. Ваша горничная говорила довольно отчетливо.
ЛОРЕТТ (после паузы). Из вас вышел бы толковый следователь.
ДОМИНО. А вышел простой наемный рабочий…
ЛОРЕТТ. Я, знаете, не слыхала до сих пор, чтобы наемные рабочие получали пятьсот тысяч франков в месяц.
ДОМИНО. Полмиллиона?
ЛОРЕТТ. Именно столько он ассигновал на это дело.
ДОМИНО. Ничего себе… Но за рефлексы — отдельно. Вы сами согласились.
ЛОРЕТТ. Я свои слова на ветер не бросаю. Вам еще будет выдана сумма на проживание в гостинице, на питание и приличную одежду.
ДОМИНО. Ну, что ж… в таком случае — иду навстречу. (Торжественно). Рефлексы — бесплатно!
ЛОРЕТТ. Это не обязательно.
ДОМИНО. Ну, да. Вам денег этого Франсуа Кремона не жалко.
ЛОРЕТТ. Мне жалко его самого. Он очень меня любит. Попробуйте киви, пожалуйста.
ДОМИНО. Благодарю вас.
Разрезает киви пополам и чайной ложечкой аккуратно достает мякоть — кусочек за кусочком.
ЛОРЕТТ (с удовлетворением следя за этой процедурой). Вы о многом догадались, но главного вы еще не знаете.
ДОМИНО. По-моему знаю.
ЛОРЕТТ. Нет, не знаете.
ДОМИНО. А я говорю — знаю. Муж вас застукал.
ЛОРЕТТ. Вот тут ваша хваленая лирика вам изменила. Если мой муж, как вы не очень деликатно выражаетесь, — застукал, то как бы вы могли заменить того Франсуа? Он на вас абсолютно не похож. Он значительно старше. И потом мсье Эллер видит его каждой день. Как он может ошибиться? Двойка, господин следователь! Жирная двойка!
ДОМИНО. На торопитесь ставить оценки! Ваш муж подслушал ваш телефонный разговор. Вы уславливались с этим Франсуа о встрече. А я теперь должен сделать вид, что вы говорили со мной, с вашим давним вздыхателем.
ЛОРЕТТ. Ну не двойка, а так — тройка о натяжкой.
ДОМИНО. Почему?
ЛОРЕТТ. А потому, что если дело было так, то муж бы нас сначала выследил. Он достаточно умен, чтобы не видя моего собеседника поднять скандал. А, кроме того, я не такая идиотка, чтобы в телефонном разговоре произносить имя…
ДОМИНО. Сдаюсь. Мадам — вы неотразимы!
ЛОРЕТТ. Вот, вы уже начинаете входить в роль. Но все-таки давайте я вам расскажу детали.
ДОМИНО. Весь внимание, мадам.
ЛОРЕТТ. У нас действительно роман с компаньоном моего мужа. Хотя мужа я очень люблю.
ДОМИНО. Одно другому не мешает.
ЛОРЕТТ. Мой муж другого мнения. Вы бы могли закрыть глаза на роман вашей жены?
ДОМИНО. Я бы закрыл глаза ей, но я не женат.
ЛОРЕТТ. Значит у вас все впереди… Но не перебивайте меня. Мы были очень осторожны и не давали ни малейшего повода для каких-нибудь подозрений. Но однажды Франсуа, тот Франсуа — заболел. И прислал мне письмо…
ДОМИНО. Ну, не по почте же! Наверное через свою жену?
ЛОРЕТТ. Оставьте ваши шутки. Его жена по восемь месяцев в году в разъездах.
ДОМИНО. Вместо того, чтобы получать от него письма, надо было его навещать.
ЛОРЕТТ. Навещать? Исключено. Его теща не выходит из дому.
ДОМИНО. Обложили человека! А он лежит и скучает. Бедняга!
ЛОРЕТТ. Да, письмо именно об этом. Но о болезни там нет ни слова. Сплошные признания… Начала читать, и в это время пришел муж. Я сунула письмо в ящик своего секретера. Мы поехали обедать к друзьям, засиделись. Я забыла о письме, а мужу зачем-то понадобилось полезть именно в этот ящик.
ДОМИНО. Письмо у него?
ЛОРЕТТ. Нет.
ДОМИНО. Откуда вы знаете, что он его видел?
ЛОРЕТТ. Я его нашла в другом ящике. Он перепутал. Очевидно прочитал, расстроился и решил, что поднимать скандал рано. Одним словом, — решил проследить. Убедиться. Сейчас его компаньон выздоровел. Если бы вы видели, как он смотрит на каждого из нас. Прямо сверлит взглядом.
ДОМИНО. Какие меры вы приняли?
ЛОРЕТТ. Во-первых, я не стала перекладывать письмо. Он его положил как раз в тот ящик, где мои бумаги и старые письма. Я нашла письмо от своей подруги из Англии, уничтожила его, а в конверт положила это.
ДОМИНО. А обратный адрес?
ЛОРЕТТ. Он с обратной стороны конверта. На клапане. Я его оторвала.
ДОМИНО. А ваш адрес? Почерки ведь разные?
ЛОРЕТТ. Не беспокойтесь. Мой адрес, к счастью, напечатан на машинке.
ДОМИНО. Значит, я написал вам письмо. Из Англии?
ЛОРЕТТ. Почему бы нет? Были дела. Заехал перед Африкой.
ДОМИНО. Дай Бог, чтоб не пришлось писать вам еще одно письмо, будет другой почерк. Что вы на это скажете? Ваш муж знает почерк компаньона.
ЛОРЕТТ. Оно написано печатными буквами. Как видите, компаньон осторожен.
ДОМИНО. Наш компаньон осторожен.
ЛОРЕТТ. Почему наш? Компаньон моего мужа.
ДОМИНО. Теперь он и мне компаньон. По несчастью. Правда, наша компания красок не производит. А вам, вам он больше, чем компаньон.
ЛОРЕТТ. Вам очень приятно меня дразнить?
ДОМИНО. Прошу прощения. Как-то вырвалось… Но еще один вопрос. Очень важный. Боюсь, что вы на него ответить не сможете.
ЛОРЕТТ. Попробую.
ДОМИНО. Интересно знать почему ваш мифический возлюблен­ный пишет вам печатными буквами? А?
ЛОРЕТТ (немного подумав. С азартом победителя). А потому, что мои родители были против наших отношений. Они запретили мне с ним переписываться. Когда он был в Париже — я получала его письма чуть ли не каждый день. Его почерк они изучили очень хорошо.
ДОМИНО. Придумано неплохо. Но, если я — это он, то он не должен быть дураком, причем полным дураком!
ЛОРЕТТ. Он и не был дураком. С дураком я бы не связалась.
ДОМИНО. Связались, мадам, связались.
ЛОРЕТТ (с иронией). Это вы о себе?
ДОМИНО. Нет, это я о нем. Я ведь должен играть его. А дураков я играть не согласен!
ЛОРЕТТ (раздраженно). Но почему он дурак? Он романтик… пишет письма каждый день…
ДОМИНО. И чтоб ваши родители не узнали — пишет печатными буквами.
ЛОРЕТТ. Конечно!
ДОМИНО. Чтоб они даже заподозрить не могли, от кого их дочь получает письма, чтоб у них даже мысли такой не родилось, он их подписывает: ФРАН-СУ-А! Своим собственным именем! Да?
ЛОРЕТТ (растерянно). Да… не подумала… там есть подпись… (Внезапно). Но печатными буквами!
ДОМИНО (снисходительно). Мадам, мадам… Франсуа и печатными и прописными все равно — Фран-су-а!
ЛОРЕТТ. Что же делать?.. А может быть мой муж же догадается…
ДОМИНО. Мадам, на свете есть много законов…
ЛОРЕТТ. Зовите меня Лоретт… Надо привыкать…
ДОМИНО (радостно). С удовольствием. Так вот, на свете есть много законов. А каждый закон — это рамки. Рамки поведения. Есть только один закон, который не придерживается никаких рамок. Вылезает. Это закон подлости. Вам муж может догадаться, а мы не имеем права рисковать… Но не расстраивайтесь. Вы все  придумали хорошо… Вот только с родителями подкачали…
ЛОРЕТТ. А давайте их выбросим! (Смутившись). Из этой истории. Они вообще ничего не знали об этом романе.
ДОМИНО. Есть вариант лучше: их ваши романы не интересовали!
ЛОРЕТТ. Браво! Браво, Франсуа!
ДОМИНО. Браво, Лоретт! Вы все придумали сами. Я только отредак­тировал… Пойдем дальше.
Задумался. ЛОРЕТТ смотрит на него с восхищением.
Значит мы вошли в ситуацию… Теперь надо подумать как мы познакомились. Где познакомились. Когда познакомились. Это надо все обсудить…
ЛОРЕТТ. Мы сейчас все запишем. В двух экземплярах. Один — мсье Кремону. Он ваш друг. Вы вместе учились и мы частенько встречались втроем…
ДОМИНО. Очень интересно. Обсудим. Но сначала, поскольку вход в ситуацию у нас есть… надо найти выход.
ЛОРЕТТ. То есть?
ДОМИНО. Ну, как вы не понимаете… Мы расстались. Я не был два года. Но у меня еще теплится надежда. Я приехал.
ЛОРЕТТ. Я вас знакомлю с мужем. С Франсуа Кремоном  вы однокашники. Мы весело проводим время и вы вызываете ревность моего мужа.
ДОМИНО. Вызвал. Дальше?
ЛОРЕТТ. Что дальше?.. Ах, чем это кончится! Очень просто. Муж снимает подозрение с Кремона. Вы получаете деньги и уезжаете в свою Африку. В смертельной тоске.
ДОМИНО. Это очень трудно. С деньгами я еще никогда не тосковал!
Картина вторая,
Вилла Жака Эллера под Парижем. Большая гостиная. На сцене ЛОРЕТТ и КРИСТИН.
КРИСТИН. Как хорошо, что ты мена вытащила сюда. Отдыхаю душой и телом.
ЛОРЕТТ. Положим, — телом ты отдыхаешь и дома. Прочно отдыхаешь.
КРИСТИН. Что поделаешь! Он весь в своей науке. Па-ра-зи-то-логия! Какая гадость! Ни зато он моет руки восемьдесят раз в день! Четыре раза в сутки — душ. Во всех карманах ароматизированные салфетки.
ЛОРЕТТ. Ему же приходится иметь дело с паразитами. Сейчас, кажется, с клопами?
КРИСТИН. С клопами покончено. О них он писал докторскую. Теперь у него тараканы. А на меня ноль внимания.
ЛОРЕТТ. Значит скоро будет академиком…
КРИСТИН. Я не знаю кем он будет, но это не муж. Весь день в лаборатории, а дома — у себя в кабинете. Безвылазно. И вот так все пять лет!
ЛОРЕТТ. Но есть же выходные.
КРИСТИН. Выходные? Все выходные он проводит в саду.
ЛОРЕТТ. Увлекся садоводством?
КРИСТИН. Каким садоводством. У него хобби! Муравьи. Об их жизни он знает больше, чем о моей. Да не будем о нем говорить. Жизнь загублена!
ЛОРЕТТ. Почему загублена? Посмотри вокруг. Столько объектов!
КРИСТИН. Бесполезно. Не тот темперамент. Это тебя хватает и на Жака и на Франсуа.
ЛОРЕТТ. Если честно говорить — к Жаку я привязалась. А Франсуа … он меня так любит… мне его просто жалко. У меня нет сил его огорчать. И еще эта глупость с письмом!
КРИСТИН. Его тоже можно понять. Жена круглый год мотается по всему миру. И по-моему не одна…
ЛОРЕТТ. Есть идея! Надо его жену выдать замуж за твоего мужа. И пусть мотаются вместе. А ты и Кремон — вы начнете жизнь сначала. Ради тебя я готова потерять поклонника.
КРИСТИН. Не говори глупости. Моего мужа оторвать от лаборатории даже землетрясение не поможет. А Кремон никого, кроме тебя вообще не видит. Он тебя прямо пожирает глазами.
ЛОРЕТТ. В конце концов он сожрет самого себя.
КРИСТИН. То есть как?
ЛОРЕТТ. Он никак не может понять, что Жак следит только за ним. Как Домино ни старается вызвать подозрения — ничего не получается. Жак не замечает…
КРИСТИН. Домино делает вид, что увлечен тобой, а Франсуа никакого вида делать не надо. Искренность — она всегда заметна.
ЛОРЕТТ. Хоть ты скажи Домино, чтоб он активизировался, что ли… Три дня прошло, а результата никакого. Ноль!
КРИСТИН. Но Жака он в себя влюбил. Я никогда не видела, чтоб твой мук к кому-нибудь относился с таким интересом.
ЛОРЕТТ. Домино действительно чертовски умен.
КРИСТИН. И чертовски обаятелен! А как держится! Я б за таким побежала на край света!
ЛОРЕТТ. Нет уж, пожалуйста, подожди. Сначала пусть он закончит свою работу!
ЭЛЛЕР (резко распахивая двери появляется из соседней комнаты). Ах, вот вы где!
Быстро обходит комнату, заглядывая во все углы.
ЛОРЕТТ. Что ты ищешь?
КРИСТИН. Вы что-нибудь потеряли?
ЭЛЛЕР. Покой. Покой я потерял…
С размаху плюхается в кресло.
ЛОРЕТТ. По моему, это уже клиника. Ты заболеваешь…
КРИСТИН. Я, пожалуй, оставлю вас…
ЭЛЛЕР (как бы очнувшись). Что?.. Ах, да… Тем временем…
ЛОРЕТТ. Один?
ЭЛЛЕР. Нет. Домино тоже там. Очень интересный тип… Я от него в восторге!
КРИСТИН. Пойду и я. Повосторгаюсь.
Уходит.
ЛОРЕТТ. Не понимаю, что ты нашел в этом Домино?
ЭЛЛЕР. Уникальный парень! Банковские дела? — пожалуйста. Уход от налогов? — виртуозные ходы! Причем — в рамках закона. А кодексы знает, как свои пять пальцев. Он даже в красителях раз­бирается…
ЛОРЕТТ. И поэтому он должен торчать здесь день и ночь?
ЭЛЛЕР. Не понимаю, что ты имеешь против него. Постоянные колкости… Это невежливо в конце концов. Он — гость.
ЛОРЕТТ. Твой. Это ты его пригласил сюда. (Передразнивает). За городом чудный воздух, легче дышится…
ЭЛЛЕР. А что мне оставалось делать? В ресторане к нам подходит человек. Респектабельный, вежливый… Представляется. А ты его не узнаешь… Было очень неудобно.
ЛОРЕТТ. Ну и что? Кремон его узнал — они учились в одном лицее.
ЭЛЛЕР. Свободное время вы проводили вместе. Втроем.
ЛОРЕТТ. У меня было мало свободного времени. И вовсе не втроем. Вчетвером. Ты забыл о Кристин. Кстати, она его тоже сначала не узнала. И что ты, вообще, от меня хочешь? Рассказать о своей жизни до встречи с тобой? У меня были друзья, были поклонники… Как у каждой нормальной женщины. Хочешь? Пожалуйста. Никаких секретов!
ЭЛЛЕР. Не уводи меня в сторону. Ты знаешь, что я хочу. Я хочу. чтоб ты призналась — письмо от Кремона?
ЛОРЕТТ. Начнем все сначала? Я тебе уже сказала достаточно ясно: НЕТ!
ЭЛЛЕР. Как же нет, если там подпись: Фран-су-а! И именно Франсуа не отходит от тебя ни на шаг.
ЛОРРЕТ. Не говори глупости! С нами все время и Домино и Кристин.
ЭЛЛЕР. Вот именно! Поэтому тебя и раздражает присутствие Домино! А Кристин — твоя подруга. Ее опасаться нечего. Ведь так?
ЛОРЕТТ. Кремон — твой компаньон. Ты что — считаешь его таким смелым? Да если он себе что-нибудь позволит — ты сотрешь его в порошок! Вместе с его тремя красильнями.
ЭЛЛЕР. Ты знаешь — сотру! И не только в порошок. С лица земли! Ну, скажи мне правду, наконец!
ЛОРЕТТ. Я тебе уже сто раз говорила: письмо от моего давнего поклонника.
ЭЛЛЕР. Но ты почему-то сохранила его? Надеешься встретить­ся?
ЛОРЕТТ. Ты же видел — письмо из Англии. Кстати, -Кремон никогда не был в Англии.
ЭЛЛЕР. Не делай из меня идиота. Письмо было без конверта. Ты потом вложила его в конверт. У тебя их достаточно. Эльза Ховард пишет тебе из Лондона довольно часто.
ЛОРЕТТ. Да… Ты хорошо изучил мою переписку. На том и покончим. Тебя переубедить невозможно! Но я тебе в последний раз говорю: письмо не от Кремона!
ЭЛЛЕР. А от кого?
ЛОРЕТТ. От моего давнего поклонника, его тоже зовут Франсуа. Все!
ЭЛЛЕР. И ты с ним после нашей женитьбы не встречалась? Никогда не встречалась? Отвечай! Дай честное славе!
ЛОРЕТТ (подумав). Несколько дней назад — я бы тебе такое слово дала…
ЭЛЛЕР. Значит ты с ним виделась?
ЛОРЕТТ. Я больше ничего не буду объяснять. Кремон здесь не при чем, но у меня нет доказательств этого.
ЭЛЛЕР. А у меня есть! (Кричит). И я его уничтожу!
ДОМИНО (входит. Он навеселе). Кто кого собирается уничтожить?
ЛОРЕТТ. Мой муж. Но он не знает кого.
ЭЛЛЕР. Я прекрасно знаю. Но моя жена утверждает, что я не прав.
ДОМИНО. Тогда стреляйте всех. Подряд… Или через одного… Чур, я первый.
ЭЛЛЕР (ЛОРЕТТ). Он непременно хочет меня рассмешить…
ДОМИНО. Конечно. У вас двоих такой скучный вид. Да и мы там втроем сидим как истуканы. Молчим, как мертвецы… Один я живой, я всем доволен. Обед был преотличный. Я давно… (Осекся). Европейскую кухню никакая африканская не переплюнет! И потом, — у вас уютно. Не то, что в гостинице… Ах, вы еще не кончили разговора. Я помешал. Извините. (Заметив на журнальном столике газету). Разрешите? (Разворачивает газету. Читает). О, здесь о забастовке на ваших заводах. Могу быть полезен. Я это проходил.
ЭЛЛЕР. Серьезно?
ДОМИНО. Абсолютно. Забастовщиков первым делом нужно расколоть. На две, а лучше на три части. И я знаю как!
ЭЛЛЕР. Буду очень признателен. У меня как раз вечером встреча с их представителями.
ДОМИНО. К вашим услугам. Готов ехать с вами.
ЭЛЛЕР. Прекрасно.
ДОМИНО. Мсье Кремон тоже едет?
ЭЛЛЕР. Нет. Ему нельзя. Он их раздражает… Поедем вдвоем. (Посмотрев на Лоретт). Он останется здесь…
Пауза.
Пожалуй, я поеду один. Не будем оставлять женщин без мужского общества.
ЛОРЕТТ. О, мы нисколько не будем без вас скучать!
ЭЛЛЕР. Без кого «без нас»? Без меня и Домино?
ЛОРЕТТ. Без вас троих!
ДОМИНО. Не смею настаивать. Пойду, окунусь в газету. (Направляется к двери).
ЭЛЛЕР. Если вам не трудно, попросите сюда Кремона.
ДОМИНО (уходя). С удовольствием.
ЛОРЕТТ. Я заранее знаю, что ты мне сейчас скажешь.
ЭЛЛЕР. Интересно!
ЛОРЕТТ. «Какой воспитанный, интеллигентный молодой человек»! Угадала?
ЭЛЛЕР. Почти. Но меня сейчас интересует другой человек…
Дверь открывается, КРЕМОН пропускает вперед КРИСТИН.
КРЕМОН. Ты звал?
ЭЛЛЕР. Собственно говоря, мне нужен был только ты.
КРИСТИН. Простите, я могу уйти… Тем более, что Франсуа там остался один.
КРЕМОН. Очнитесь, мадам. Я здесь. И не один.
ЛОРЕТТ. Жак, дорогой, я забыла тебе сказать, что мсье Домино, которого ты так полюбил, получил свою кличку от фамилии Доминье! А имя его — Франсуа. Но так его никто почти никогда не называет. Не знаю, почему вдруг Кристин вспомнила…
ЭЛЛЕР. Франсуа? Франсуа! (Кристин). А вы его хорошо знаете?
КРИСТИН. Ну, как вам сказать… Встречались несколько раз. Они ведь дружили втроем — Кремон, Домино и Лоретт.
ЭЛЛЕР (КРЕМОНУ). А почему ты мне не сказал, что его зовут Франсуа?
КРЕМОН. Потому, что я всегда его называл Домино или Мари…
ЭЛЛЕР. Почему Мари?
ЛОРЕТТ. У него двойное имя — Франсуа-Мари. Вот и все!
ЭЛЛЕР. Я не тебя спрашивав. Я спрашиваю… (Переводит взгляд то на Кремона, то на Кристин). Я спрашиваю Кристин: кто его познакомил с Лоретт?
КРИСТИН. Не я!.. (Указывает на Кремона). Он!
ЭЛЛЕР. Где это произошло?
КРЕМОН. Не помню. Как-то стерлось в памяти.
ЛОРЕТТ. В доме моих родных. Они пришли вместе. Ну, как ты не помнишь?
КРЕМОН. Да, да, еще шел дождь. Вспомнил!
ЭЛЕРР. Дождь у тебя почему-то не стерся…
КРЕМОН. Я очень промок…
ЭЛЛЕР (КРЕМОНУ). А где ты с ним познакомился?
КРЕМОН. Как где? Ты же знаешь — мы вместе учились.
ЭЛДЕР. Где?
КРЕМОН (этот ответ он выучил хорошо). В Монпелье!
ЭЛЛЕР. А как же вы учились вместе, если он намного моложе тебя? А?
КРИСТИН. Домино был второгодник.
ЛОРЕТТ. Да! Даже дважды!
КРЕМОН. Трижды!
КРИСТИН. Только не надо ему об этом напоминать. Он очень обидится.
ЭЛЛЕР. Что-то не заметно, что он тупица.
ЛОРЕТТ. Он лентяй. И потом он всегда чем-нибудь увлекается…
ЭЛЛЕР. Например — тобой… Что скажешь?
ЛОРЕТТ. Как тебе оказать… Женщинам всегда кажется, что кто-то ими увлекается… Спроси лучше у Франсуа.
ЭЛЛЕР. У какого Франсуа? Теперь у нас их двое.
ЛОРЕТТ. У Кремона. (Кремону). Говори, я разрешаю.
ЭЛЛЕР. Говори! Она разрешает.
КРЕМОН (мнется). Это очень деликатный вопрос…
ЭЛЛЕР. А ты не деликатничай. Скажи просто: да или нет.
КРЕМОН. Мало ли что люди болтают… Кто-то намекал…
ЛОРЕТТ. Говори ясно!
ЭЛЛЕР. Не подсказывай! Я его спрашиваю!
КРИСТИН. Ну какие там намеки! Он был страстно влюблен. Без памяти!
КРЕМОН. Да, да! Каждое утро посылал Лоретт букет роз!
ЭЛЛЕР. Букет роз?.. М-да… похоже на правду. С тех пор, как ты меня с ним познакомила у нас в столовой всегда букет роз. Я еще подумал, почему он такой свежий… Не догадался, дурак, что это каждый день новый.
ЛОРЕТТ. Ты прав. Каждый день новый. Ну и что? Я не обращаю внимания. Я его в дом не приглашала.
ЭЛЛЕР. А почему столько лет ты хранили его письмо? Ты тоже была влюблена?
ЛОРЕТТ. Еще чего! В этого молокососа? В меня влюблялись и более достойные… Однако я выбрала тебя!
ЭЛЛЕР. Да! Выбрала меня! А письмо хранила от него. Так?
ЛОРЕТТ (быстро). А ты мне не писал писем. Так?
КРИСТИН. Жак, дорогой, не надо нервничать. Ну, хранила письмо. Было жаль человека, который получил отказ. Расстроился…
КРЕМОН. Вот именно. Он уехал в джунгли, в Африку… Хотел повеситься…
ЭЛЛЕР. Серьезно?.. Но ведь не повесился?
ЛОРЕТТ. Как видишь,
ЭЛЛЕР. Ну так я его сам повешу!
КРЕМОН. Правильно!
ЭЛЛЕР. Однако… Это же твой друг. Друг детства!
КРЕМОН. Мой друг ты. И все что тебя волнует, волнует и меня.
ЭЛЛЕР (смотрит на Кремона очень пристально). Извини меня… Я виноват…
ЛОРЕТТ. В чем ты перед ним виноват?
КРЕМОН. Действительно. В чем ты виноват?
ЛОРЕТТ. Он ни в чем не виноват… Это у него так, с языка слетело… И давайте кончать это разбирательство! Надоело…
ЭЛЛЕР. Тебе надоело? А я должен извиниться. Кремон мой друг и мой компаньон.
КРЕМОН. Ну, так извинись.
ЭЛЛЕР. А ты знаешь за что?
КРЕМОН. Нет. Понятия не имею.
ЭЛЛЕР (испытующе: проверяет реакцию). Ты не заметил, что я с тобой в последнее время был очень груб?
КРЕМОН. Это понятно. Ты нервничаешь. У нас забастовка. Производство стоит… Но в этом же не я виноват!
ЭЛЛЕР. В этом не ты виноват. Ты вообще не виноват…
ЛОРЕТТ. Слава богу!
КРИСТИН. Господа! Я тут сижу и слушаю вас… и чувствую себя полной дурой… Кто виноват? В чем виноват?
ДОМИНО (входя). Кто тут себя чувствует дурой? Кто ищет виноватых?
ЭЛЛЕР (медленно приближается к Домино). Дурой себя чувствует Кристин. А виноватых ищу я!
ДОМИНО. А чего искать? Я давно нашел. Пожалуйста: пра-ви-тель-ство! Вот, почитайте газету.
Во время этой реплики ДОМИНО ест конфеты, которые активно берет из коробки на журнальном столика.
ЭЛЛЕР (пристально смотрит то на Кремона, то на Домино). А что вас так волнует правительство? Вы очень богаты?
ДОМИНО (Кремону). Я богат?
КРЕМОН (замявшись). Да… Богат, богат!
ДОМИНО. Хотите взять меня в компаньоны? Ни за что! Я Кремону дорогу не перейду! Так воспитан. (Вкладывает Эллеру в рот конфету).
ЭЛЛЕР. В компаньоны берут человека, о котором знают все! (Пристально вглядывается в Домино). До мельчайших подробностей!
ДОМИНО. Абсолютно правильно! Мудро!
ЭЛЛЕР. Вас я пока еще не знаю. Но зато я знаю, что кто-то здесь хочет сделать из меня дурака. Но это не удастся! Я его уничтожу!
ДОМИНО. И я вам помогу! Я с вами! Стреляю без промаха…
ЭЛЛЕР (обалдев, продолжает всматриваться в Домино). До стрельбы дело не дойдет. У меня есть много способов…
ДОМИНО (делая вид, что к нему это никак не относится). Ох, как интересно!
ЭЛЛЕР (после паузы, посмотрев на часы). Я, кажется, опаздываю на встречу.
ЛОРЕТТ. Ты скоро вернешься?
ЭЛЛЕР. Не уверен… (Всматривается в Кремона). Мне еще нужно будет навести кое-какие справки… Кристин, если вы не хотите добираться до Парижа пешком…
ЛОРЕТТ. Франсуа ее отвезет.
ЭЛЛЕР (ехидно). Который из двух? Вы, Домино?
ДОМИНО. С удовольствием!
ЭЛЛЕР. … А Кремон… останется?.. (Решительно). Кристин, поехали!
КРИСТИН. Я готова.
Уходят вместе.
КРЕМОН (ДОМИНО). Я предполагал, что вы нахал… но не до такой же степени…
ДОМИНО. Я сознательно его вызывал на скандал, я пытался дать ему возможность стукнуть меня во морде. Условия договора! (ЛОРЕТТ). Ведь так?
ЛОРЕТТ (задумавшись). Мне кажется, что он для себя еще не выяснил!
ДОМИНО (ЛОРЕТТ). Вы меня не предупредили, мадам, что ваш муж совсем не глуп. Мсье Кремон ему значительно уступает.
КРЕМОН. Я бы попросил…
ЛОРЕТТ (КРЕМОНУ). Не обижайся… Но ты действительно не отвечал, блеял…
ДОМИНО (внезапно). Надо изменить тактику!
КРЕМОН (почти кричит). Я понял! Жак взял с собой Кристин!
ЛОРЕТТ. Ну и что?
ДОМИНО. Мсье Кремон справедливо думает, что ваш муж будет ее всю дорогу допрашивать.
КРЕМОН. Вот именно!
ЛОРЕТТ. Это не страшно. Она ответит на его вопросы лучше, чем ты.
КРЕМОН. Не смей меня унижать!
ДОМИНО. Мсье Кремон! Повышать голос на даму — на вашем месте я бы не посмел. Тем более, что вы ее любите.
КРЕМОН. Да, да! Люблю. И поэтому я вас нанял! Вы должны убедить его, что это вы любите ее!
ДОМИНО. Если б вы не смотрели на мадам такими плотоядными глазами, если б вы не реагировали на каждый ее жест, на каждую ее фразу…
ЛОРЕТТ. Совершенно справедливо! Ты не отрываешь от меня глаз! Это очень заметно. (ДОМИНО). А вы, наоборот — слишком ко мне равнодушны. И это заметно еще больше.
ДОМИНО (почтительно склоняя голову). Это я учту с удоволь­ствием!
КРЕМОН. А может быть вам уехать? Вы поняли, что ваша любовь безответна…
ДОМИНО. И я уехал в смертельной тоске? Не серьезно! Мсье Эллер еще не убедился в том, что я люблю его жену. Не могу же я уехать, не выполнив работы, дорогой мой наниматель. Я должен снять с вас всякие подозрения.
ЛОРЕТТ. Должен, должен!
ДОМИНО. Следовательно — моя любовь должна быть более открытой.
КРЕМОН. Что может быть проще — расскажите все сами Жаку!
ЛОРЕТТ. О, нет! Рассказам он не поверит. Жак верит только фактам.
ДОМИНО. То есть он верит только своим собственным глазам?
ЛОРЕТТ. Безусловно!
ДОМИНО. Ясно. Дадим ему такую возможность.
ЛОРЕТТ. Замечательно:
КРЕМОН (ЛОРЕТТ). Что ты говоришь! Значит ты готова…
ЛОРЕТТ (загадочно). А как же еще тебя спасти, дорогой… Ты ведь не хочешь остаться нищим?
КРЕМОН. Не хочу! Но надо все обсудить, определить границы….
ДОМИНО. Период обсуждения — закончился. Надо приступить к работе.
КРЕМОН. Как? Прямо сейчас?
ЛОРЕТТ. Конечно, нет! Я все поняла! Будет спектакль? Значит?..
ДОМИНО. Значит надо репетировать.
КРЕМОН. До каких пор? Сколько это может продлиться?
ДОМИНО. До тех пор, пока не появится зритель.
КРЕМОН. Какой еще зритель?
ЛОРЕТТ. Ну, как ты не понимаешь? Жак! Зритель — это Жак.
КРЕМОН. А если он не захочет появляться?
ЛОРЕТТ. А кто его будет спрашивать?
ДОМИНО. Да. Правильно. Это будет зритель, который попал на спектакль случайно.
ЛОРЕТТ. А если он поймет, что это спектакль?
ДОМИНО. А вот это уже зависит от нас. От нас троих.
ЛОРЕТТ. Почему троих?
КРЕМОН. Почему троих?
ДОМИНО. Потому, что зрителя — обеспечиваете вы, мсье Кремон. В нужный момент и в нужном месте. Простите… «Ты», Кремон! — мы же друзья детства!
КРЕМОН (зло). Где это нужное место, хотел бы я знать?
ДОМИНО. Не беспокойся. Спектакль состоится здесь. В этой гостиной.
КРЕМОН. Слава Богу!
ЛОРЕТТ. Чему ты радуешься?
КРЕМОН. Я думал… я думал…
ДОМИНО. Что ты думал?
КРЕМОН (застеснявшись). Я думал, что нужна будет… эта…
ЛОРЕТТ. Что «эта»! Говори!
КРЕМОН (показывает). …Кровать…
Занавес
Действие второе
Та же гостиная на вилле Эллера. Через две недели.
КРИСТИН. Но сегодня я, наконец, могу присутствовать на вашей репетиции?
ЛОРЕТТ (задумчиво и безразлично). Как хочешь.
КРИСТИН. Я чувствую, что ты что-то скрываешь от меня… Ты стала какая-то задумчивая… Ты не рада, что я приехала?
ЛОРЕТТ. Нет, почему… Очень рада… не обращай на меня внимания… Просто у меня плохое настроение.
КРИСТИН. Да, тебе не позавидуешь… Затеять такую авантюру…
ЛОРЕТТ. Пойми, я не могла иначе… Я не могу допустить, чтоб из-за меня пострадал человек, который виноват только в том, что он меня действительно любит.
КРИСТИН. Но ты, слава богу, в него не влюблена! Разве ты хочешь бросить Жака?
ЛОРЕТТ. Я не знаю, что я хочу…
КРИСТИН. Перестань устраивать трагедию. Домино, в конце концов, вызовет ревность Жака, Жак выгонит его и вы заживете, как раньше.
ЛОРЕТТ. Как раньше? А что в этом хорошего? Кремон опять будет при каждом удобном случае говорить мне как я прекрасна, как он меня любит… Все начнется сначала…
КРИСТИН. Так запрети ему! Ты же не собираешься с ним изменить Жаку?
ЛОРЕТТ. С ума сошла!
КРИСТИН. Так в чем же дело? Скажи ему: Франсуа, оставь меня в покое. Я жена твоего компаньона и ты рискуешь…
ЛОРЕТТ. Не могу я ему этого сказать. Как ты не понимаешь -мне нужно слышать эти слова о любви, чувствовать, что меня любят.
КРИСТИН. Так запиши его на магнитофон. И слушай хоть круглосуточно! Если тебе этого так не хватает… В тебе говорит жадность. Тебе мало, что тебя любит муж. Он ведь так внимателен к тебе. Возит тебя по ресторанам… на всех приемах — ты вместе с ним…
ЛОРЕТТ (с горечью). Вместе с ним… Я ему нужна там, как вывеска, мол, смотрите какая у меня жена! Завидуйте…
КРИСТИН. Я и этого не имею.
ЛОРЕТТ. Но ты хоть свободна. За тобой не следят с утра до вечера. Тебе ведь Фернанда рассказала, как он допрашивал ее — была ли я у тебя, был ли Кремон…
КРИСТИН (вздохнув). Рассказывала… Это когда ты проводила конкурс кандидатов… Хорошо еще, что только звонил. Мог бы и приехать! Вот была бы картина!
Стремительно входит КРЕМОН. Не замечая Кристин, направляется к Лоретт и целует ей руку. Фундаментально.
Может быть, поздороваешься со мной?
КРЕМОН. Ах, ты здесь, Кристин! Извини. Я заезжал. Хотел тебя захватить, но увы — никого не было дома. (Продолжает целовать руку Лоретт).
ЛОРЕТТ. Хватит, хватит…
КРИСТИН. А что тебе сказала Фернанда?
КРЕМОН (не отрывая глаз от Лоретт). Ее тоже не было дома. Никого не было.
ЛОРЕТТ (КРИСТИН). Ты отпускаешь Фернанду в будние дни?
КРИСТИН. Нет. Мне самой непонятно куда она могла уйти.
КРЕМОН. Живой человек. А где Домино? (Смотрит на часы). Через полчаса, максимум через час приедет Жак.
ЛОРЕТТ. Домино приехал. За насколько минут до Кристин. Вовремя!
КРИСТИН. Он удивительно тактичен. Понял, что мы хотим поболтать и вышел в сад.
КРЕМОН. Он должен быть здесь!
ДОМИНО (входя). Между прочим уже за три шага от двери слышно каждое слово. И это оч-ч-чень хорошо!
КРИСТИН. Почему?
ДОМИНО. Потому, что если он за три шага до двери услышит объяснение в любви — он остановится…
ЛОРЕТТ. И станет подслушивать! А это нам и нужно! Браво, Домино!
КРЕМОН. А вдруг он будет подслушивать долго… мало ли что…
КРИСТИН. Я надеюсь, что у Домино хватит слов, чтоб удовлет­ворить его любопытство.
ЛОРЕТТ. Я тоже так думаю.
ДОМИНО. Спасибо, Лоретт, дорогая… (Целует ей руку).
КРЕМОН. Стоп, стоп! Мы еще не начали репетицию.
ДОМИНО. Настоящий артист должен входить в роль еще за кулисами! Начали!
КРЕМОН выходит за двери и начинает подслуши­вать.
КРЕМОН. Зачем мне выходить за двери?
ЛОРЕТТ. Сколько раз тебе можно объяснять — ты играешь Жака. Весь смысл в том, чтобы дать возможность Жаку все услышать своими ушами.
ДОМИНО. И увидеть своими глазами.
КРЕМОН. Значит, я должен буду еще и подсматривать?
ДОМИНО. Все должно быть по правде. Сначала прислушался, а когда стало невмоготу — начал подсматривать.
КРЕМОН. Что значит невмоготу?
ДОМИНО. Когда я перейду от слов к делу.
КРЕМОН. К делу?!
ЛОРЕТТ. Мы теряем время. К делу — это значит, когда Домино будет пытаться меня поцеловать.
ДОМИНО. Вот именно.
КРИСТИН. Ах, как интересно!
КРЕМОН. Значит я войду, когда увижу, что он пытается тебя поцеловать?
КРИСТИН. Да, да! Тебе же только что все объяснили.
КРЕМОН. Значит только когда начнет пытаться?
КРИСТИН. Конечно!
КРЕМОН. Не беспокойтесь! Я войду вовремя. Поцелуи не пройдут!
ЛОРЕТТ. Это у тебя не пройдут. Но ты же не Жак. Жак способен наблюдать и дольше. Правда, Домино?
ДОМИНО. Все возможно… Но я подумал, что в этот спектакль нужно внести изменения. Кристин, тебе придется принять участие.
КРИСТИН. С удовольствием! Но с каких пор мы перешли на «ты»?
ДОМИНО. С детства, дорогая, с детства. Итак, Кремон и Кристин играют в карты рядом в холле. И так увлечены игрой, что не замечают появления мсье Эллера.
КРИСТИН. Понятно.
ДОМИНО. Это еще не все. Как только твой муж, Лоретт, откроет дверь холла и сделает первый шаг — Кристин должна будет крикнуть Кремону: НЕ ЖУЛЬНИЧАЙ!
КРЕМОН. Я никогда не жульничаю и поэтому всегда проигрываю. Жак не поверит.
ЛОРЕТТ. Кремон прав.
ДОМИНО. Хорошо. Он крикнет: «Кристин, не жульничай!»
КРЕМОН. Это уже похоже на правду.
КРИСТИН. Нахал!
ДОМИНО. Все споры — потом. Сейчас надо работать! Продолжаю. После «не жулничай» — а именно это будет для нас сигналом — вы замолкаете. И начинаете прислушиваться к монологу о любви. Волей-неволей что-то Эллер тоже услышит. Кристин и Кремон делают вид, что остолбенели, но подкрадываются к двери. Естественно, — Жак тоже.
ЛОРЕТТ. Чудесно. А то, когда он ворвется сюда — зависит от его темперамента.
КРЕМОН. Если ему не хватит темперамента — тогда ворвусь я!
ДОМИНО. Ни а коем случае! Нам придется отскочить друг от друга и сделать невинные лица. Дверь должен первым открыть Жак. Иначе он ничего не увидит.
КРЕМОН. Ну и пусть!
ЛОРЕТТ. Что значит «пусть». Жак должен увидеть. Только тогда он поверит!
ДОМИНО. Все. Начали. По местам.
КРЕМОН и КРИСТИН уходят а холл. ДОМИНО ставит кресло для Лоретт так, чтобы в приоткрытую дверь все было видно.
ЛОРЕТТ. Я сажусь?
ДОМИНО. Конечно.
ЛОРЕТТ (садится в кресло. ДОМИНО продолжает стоять). В прошлый раз ты становился на колени.
ДОМИНО. Виноват. (Становится на одно колено). Я больше так не могу! Я обожаю тебя! (Кричит). Вам слышно?
КРЕМОН (из холла). Не слышно!
ДОМИНО. А так? (Чуть громче). Два года я мучился. Весь в песке. Под палящим солнцем…
КРЕМОН (приоткрывая дверь, но не входя). В Африке.
ЛОРЕТТ. Не подсказывай! Мешаешь.
КРЕМОН. Я хотел только уточнить…
Закрывает дверь.
ДОМИНО. Вы меня сбили… Ты меня сбил!
ЛОРЕТТ (подсказывает). Я обожаю тебя…
ДОМИНО. И я… О нет, заигрался… Извини.
ЛОРЕТТ. Ничего, ничего… Продолжим.
ДОМИНО. Я обожаю тебя… Мы должны быть вместе! (Кричит). Вам слышно?
КРЕМОН (из-за закрытой двери. Кричит). Слышно! (3ло). Очень даже слышно.
ДОМИНО. Я пытался тебя забыть… Но это выше моих сил… Любовь моя…
ЛОРЕТТ (робко). Но я замужем…
ДОМИНО. Это надо сказать энергичней. Ближе к правде. Ведь так?
ЛОРЕТТ (после паузы). Поняла. Скажу энергичней. Но мы пока… (С улыбкой). …только репетируем… Продолжим?
КРИСТИН (кричит из-за двери). Опять ничего не слышно.
ДОМИНО. А мы ничего и не говорим.
КРЕМОН (заглядывая в дверь). А что вы делаете?
ДОМИНО. Не мешай!
КРЕМОН. Перестаньте «тыкать»! Жака здесь нет!
ДОМИНО. Нет, так невозможно работать! В образ надо вживаться. Закрой двери!
ЛОРЕТТ. Мы ничего не успеваем!
ДОМИНО. Я изнываю. Я весь дрожу рядом с тобой. (Припадает к коленям Лоретт. Кричит).Видно?
КРЕМОН (распахивая дверь). Вы… ты сказал: закрой дверь. Когда же ее открывать? Ничего не понимаю.
ЛОРЕТТ. Ты никогда не отличался сообразительностью. Хорошо. Я взвизгу. Вот так…
Визжит.
ДОМИНО. Умница!
КРЕМОН (закрывая дверь). Все понял. Только не затягивай с визгом.
ДОМИНО. Черт! На чем мы остановились?..
ЛОРЕТТ (подсказывая). Ты изнываешь, и весь дрожишь… Ты весь дро…
ДОМИНО (закрывая ей рот поцелуем. Шепотом). Не визжи. Рано.
Продолжает ее целовать. Она робко сопротивляется.
ЛОРЕТТ (шепотом). Текст, текст…
ДОМИНО. Мы должны уехать вместе. Я сделаю тебя счастливой! (Целует ее затяжным поцелуем).
КРЕМОН (сначала робко заглядывает, а затем распахивает двери). А где, я спрашиваю, визг? У меня нет больше сил на это смотреть.
ДОМИНО. А вам пока и не надо смотреть. Смотреть надо будет Жаку. Но для Жака никакого визга не будет. Послушает, послушает и созреет сам. Визг — это исключительно для тебя. Чтоб не нервничал.
КРЕМОН (КРИСТИН, которая уже вошла в гостиную). Ты слышишь, что он говорят? Как я могу не нервничать! Домино, ты ее целовал, как безумный!
ЛОРЕТТ. Потерпи, милый… Это же делается для тебя. Жак должен поверить…
КРЕМОН. Ты должна была завизжать!
ДОМИНО. Как она могла визжать, когда я заткнул ей рот! Вот так! (Целует Лоретт).
ЛОРЕТТ. Хватит! Я уже устала. Приедет Жак и мы все сделаем как надо!
КРЕМОН. А это еще не как надо? Я не могу больше терпеть!
ДОМИНО. Прикажите отменить поцелуи?
КРЕМОН (резко). Да!
ДОМИНО. Пожалуйста. Есть другой вариант.
КРИСТИН (сгорая от любопытства). Какой, какой?
ДОМИНО. Показать?
ЛОРЕТТ (робко). Покажи…те…
ДОМИНО (резко прижав ее к себе). Если ты со мной не уедешь, если не бросишь этого кретина… (КРЕМОНУ). …я имею в виду мсье Эллера… тогда я покончу жизнь самоубийством!
ЛОРЕТТ. Нет, нет! Только не это…
КРЕМОН. Меня этот финал больше устраивает. Только чуть покороче…
ЛОРЕТТ. Я возражаю! Категорически!
КРЕМОН. Почему? Он же на работе. За такие деньги можно…
ДОМИНО (ЛОРЕТТ). Не волнуйся… Я не умру… (КРЕМОНУ). Я очень правдиво сыграю. Уверяю — все будут довольны.
КРИСТИН. Честно говоря, мне первый вариант кажется убедитель­ней.
КРЕМОН. Вот и целуйся с ним на здоровье.
ЛОРЕТТ. Опять говоришь глупости… Ведь я тебя спасаю…
ДОМИНО. Да! Это так. Лоретт спасает целых три красильни!
КРЕМОН. Выходит, что мы здесь все спасаемы, а один Домино — спаситель. Кстати, опять в новом костюме. (Щупает материал. Обращается к Лоретт). Я оплачиваю все его расходы, номер в гостинице… без омаров он не обедает… одевается как премьер-министр…
КРИСТИН. Что ты! Гораздо лучше. Со вкусом!
КРЕМОН. Тем более! И я еще должен терпеть хамство этого нахала!
ЛОРЕТТ. Перестань оскорблять человека. Он все делает правильно.
ДОМИНО. Мне кажется, господа, что я уже умер!
КРИСТИН. Почему?
ДОМИНО. Все говорят обо мне в третьем лице. При мне!
Шум мотора.
ЛОРЕТТ (прислушавшись). Жак! Жак приехал!
ДОМИНО (Кремону и Кристин). Брысь! По местам!
КРЕМОН и КРИСТИН стремглав убегают в холл. КРЕМОН задерживается в дверях, проверяя как будет видно в щель, если их чуть приоткрыть.
ЛОРЕТТ (садясь в кресло). Я готова.
ДОМИНО (шепотом). Еще рано. Не терпится, чтоб Жак меня скорее выгнал?
ЛОРЕТТ (шепотом). Как вам… тебе не стыдно, Франсуа… Я буду скучать… очень…
ДОМИНО (тоже шепотом). А я буду тосковать… Как в Африке…
ЛОРЕТТ (шепотом, с сожалением)/. Тогда мы не были знакомы…
ДОМННО (шепотом). Я всю жизнь тосковал по тебе. Я так тебя ждал… Такую, как ты!
ЛОРЕТТ (уже не шепотом, но тихо). Чего мы ждем?
ДОМИНО. Сигнала. «Не жульничай»!
ЛОРЕТТ (тихо). Бог с ним, с сигналом. Жак все равно зайдет сюда. Мы должны быть готовы. Ну!
ДОМИНО (подходя к ней. С грустью). Я уже давно готов.
КРИСТИН (вбегая). Не трудитесь! Жак позвал Кремона к машине.
ЛОРЕТТ. Все сорвалось… А так хорошо было придумано…
ДОМИНО. Не беда. Дождемся другого случая. (Зло). Работу надо выполнять. Это ведь только работа!
ЛОРЕТТ. По-моему, сердиться не на кого… (Ласково). И незачем.
ДОМИНО (с грустью). Я сержусь на себя.
КРИСТИН. Вы ни в чем не виноваты.
ДОМИНО (поправляет). Ты ни в чем не виноват. Надо при­выкать.
КРЕМОН (из холла. Кричит). Не жульничай!
КРИСТИН. Идиот!
ДОМИНО и ЛОРЕТТ с трудом сдерживают хохот.
ЭЛЛЕР (входя с Кремоном). Что происходит? Только мы вошли в холл, как он вдруг ни с того ни с сего заорал: «Не жульничай!» Объясни мне, Кремон, в чем я жульничаю? В чем?
ЛОРЕТТ (сквозь смех). Это он не тебе. Он решил, что Кристин зашла посоветоваться какую карту сбросить.
ЭЛЛЕР (задумчиво). Да, действительно я оторвал Кремона от игры…Ну, что ж! Поздравьте меня — забастовка прекращена! (ДОМИНО). Ваши советы очень пригодились.
ДОМИНО. Рад быть полезным.
ЛОРЕТТ. Поздравляю. Теперь тебе не придется проводить целые дни в офисе.
КРЕМОН. Я так и знал, что она кончится!
ДОМИНО. Всякая забастовка когда-нибудь кончается. Вопрос: чем?
ЭЛЛЕР. Наша кончилась, как надо. (Смотрит пристально на Домино). У меня все кончается, как надо!
Пристальный взгляд на Кремона.
КРИСТИН (увидев, что Эллер стоит между Домино и Кремоном). Жак! Задумайте желание! Вы между двух Франсуа!
ДОМИНО (глубокомысленно). Мсье Эллер уже несколько дней между двух Франсуа…
ЛОРЕТТ. Поэтому он так счастлив. Это надо отметить. И вообще — пора за стол. Кристин, поможешь?
ЭЛЛЕР. Никакой помощи не нужно. Отдыхайте, милые дамы! Все будет приготовлено.
ЛОРЕТТ. Само? Ты забыл, что прислуга отпущена на весь день. Может быть сегодня мужчины будут готовить закуску, сервировать стол… и… (Игриво). … мыть посуду?
ЭЛЛЕР. Не будут мужчины готовить салаты, не будут сервировать стол. И не будут мыть посуду. Все учтено!
КРИСТИН. Значит мы умрем с голоду. Лично я уже проголода­лась.
ЭЛЛЕР. Все останутся живы. И все будут сыты. По горло.
ЛОРЕТТ. Ты говоришь загадками. Что ты придумал?
Порывается выйти.
ЭЛЛЕР (удерживая ее). Не ходи. Кухню я запер. (Показывает ключ). Это будет сюрприз! Мой сюрприз! Вам! Всем! А с тобой, дорогой компаньон, мне нужно переговорить. Не здесь. В кабинете. Да, кстати, один вопрос… Вам, Домино.
ДОМИНО. К вашим услугам.
ЭЛЛЕР. Вы женаты?
ДОМИНО. Разведен. Ей нужны были только мои деньги и мозги.
ЭЛЛЕР. Она вам изменяла?
ДОМИНО. Изменять — это число множественное. Она изменила мне один раз. Первый и последний.
ЭЛЛЕР. Вы в этом убедились?
ДОМИНО. О, да! Я два месяца не мог определить. Подозревал двоих.
ЭЛЛЕР. И что?
ДОМИНО. До-по-до-зре-вался!
ЭЛЛЕР. Ну, а дальше?
ДОМИНО. Отправил ко всем чертям.
ЭЛЛЕР. А имущество? Разделили?
ДОМИНО. Все оставил.
КРЕМОН. Ну, это не серьезно! Я бы выгнал голую!
ДОМИНО. Вот была бы картинка! Супер-модель! А с ним бы что сделали?
КРЕМОН (замявшись). Ну… что-нибудь…
ЭЛЛЕР (пристально глядя в глаза Домино). Я бы такого стер в порошок.
ДОМИНО (наивно). Как?
ЭЛЛЕР. Разорил. Налоговая полиция… полиция нравов.
ДОМИНО. Могу подбросить совет — подмешивать в пищу слабительное. Он бы у меня с утра до вечера сидел в туалете. Высох бы, как щепка.
ЭЛЛЕР. Оригинально. Пойдем, Кремон.
КРИСТИН. А сюрприз?
ЭЛЛЕР. Всему свое время. Пошли!
ЭЛЛЕР и КРЕМОН уходят в противоположную дверь.
ДОМИНО. Боюсь, что мсье что-то задумал…
ЛОРЕТТ. Он мне никогда никаких сюрпризов не делал.
КРИСТИН. Сегодня день особенный.
ЛОРЕТТ. Почему?
КРИСТИН. Забастовке конец!
ДОМИНО. Забастовке конец… Но чему-то — начало.
ЛОРЕТТ. А что может быть?
ДОМИНО. Все! Все может быть… У вас есть второй ключ от кухни?
ЛОРЕТТ. Нет, конечно… Один… и всегда в дверях.
ДОМИНО. Теперь уже не в дверях… Ничего не поделаешь… Придется ждать приговора.
КРИСТИН. Какого еще приговора?
ЛОРЕТТ (строго). Нечего расстраиваться! Новая ситуация? Надо новую брать в руки! Итак, Жак выходит из кабинета. Теперь оттуда, с другой стороны. Поворачиваем кресло… (Поворачивает). …и… все с начала! Кристин, ты караулишь их в коридоре.
КРИСТИН. А сигнал? Опять «не жульничай»? Нужен другой.
ДОМИНО. Не нужно никакого другого. Придется нагнуться… (сгибается под прямым углом). …и увлеченно подглядывать в замочную скважину.
ЛОРЕТТ. Гениально! Только ты должна как бы завинтиться в нее. И не отвлекаться пока тебя не заметят.
ДОМИНО. Абсолютно точно. А когда заметят — надо сыграть испуг, стыд и молчать, как рыба.
КРИСТИН. А как я вам подам сигнал, что они идут? Вы же не можете целоваться целый час!
ДОМИНО. Можем!
Пауза
ЛОРЕТТ. Придумала! (Берет с журнального столика газету, разворачивает ее и складывает в виде ленты). Вот! (Открывает дверь, кладет эту ленту так, что половина остается в комнате. Затем скрывается за дверью, плотно закрывает ее и дергает ленту. Лента скрывается за закрытой дверью. ЛОРЕТТ открывает дверь, а ленту возвращает на прежнее мест). Понятно?
КРИСТИН (восторженно, обращаясь к ДОМИНО). Ну, как вам нравится моя подруга?
ДОМИНО. Во-первых, не «вам», а «тебе».
ЛОРЕТТ (кокетливо). А во-вторых?
ДОМИНО. Очень нравится!
КРИСТИН (уже было собралась уйти, но остановилась). И сколько мне придется стоять в такой позе? (Показывает).
ЛОРЕТТ. Пока они тебя не оторвут.
ДОМИНО. Уверен, что оторвут очень скоро. И пожалуйста, не сопротивляйся! Освободи место сразу!
ЛОРЕТТ. Ты уж извини меня, дорогая…
ДОМИНО (торжественно). Прошу на пост!
КРИСТИН (шутливо отдает честь). Слушаюсь, мой генерал!
Уходит, но перед дверьми останавливается и сгибается так, чтобы заглянуть в замочную скважину: стоит не разгибаясь задом к Лоретт и Домино. Поворачивает голову в их сторону.
Вот так?
ЛОРЕТТ. Только с той стороны.
КРИСТИН. Ладно. Пусть смотрят!
Уходит, прикрывая за собой двери.
ЛОРЕТТ. Я все думаю о сюрпризе… Это совершенно на него не похоже.
ДОМИНО (стоя перед ней, спиной к двери, за которой скрылась Кристин). И я думаю о сюрпризе…
ЛОРЕТТ. Вот уже мы и думаем об одном и том же…
ДОМИНО (страстно). Как бы я этого хотел! Но я думаю совсем о другом сюрпризе… который мы преподнесем… вдвоем…
ЛОРЕТТ. Кому?
ДОМИНО. Мсье Эллеру.
Пытается ее обнять.
ЛОРЕТТ (ускользая от него). Играть еще рано. Нет зрителей.
ДОМИНО (печально). Я не играю… Лоретт, милая, я говорю совершенно серьезно — я не смогу жить без этих глаз, без этой улыбки…
ЛОРЕТТ. Домино, я замужем.
ДОМИНО. Не замужем. В клетке. А дрессировщик ходит вокруг и все обнюхивает как ищейка… Ты не любишь его, ты терпишь… И Кремона не любишь… Жалеешь, не хочешь огорчать…
КРИСТИН (приоткрывая дверь). Мне ничего не видно! Вы ушли в сторону!
Закрывает дверь.
ЛОРЕТТ (медленно возвращается в кресло). Мы действительна ушли в сторону…
ДОМИНО. Это я ушел в сторону… К сожалению — один. А мы должны уйти вместе… Мы должны ринуться в жизнь… Я никогда еще никого не любил! Я не знал зачем я живу.
ЛОРЕТТ. Не надо играть, Домино… Я ведь могу поверить… Только недавно вы сказали, что выгнал жену. Может быть не первую?
ДОМИНО. Не был я женат! Никогда!
ЛОРЕТТ. Это было сказано для Жака?
ДОМИНО. Конечно! Я его дразнил…
ЛОРЕТТ (иронически). Чтоб скорей получить деньги Кремона?
ДОМИНО. Да плевать я хотел на его деньги… Пусть он подавится ими! Я сам могу…
ЛОРЕТТ (перебивая). Но не хочу? Лучше читать объявления в газетах и ловить простаков?
ДОМИНО (едва не срывается на крик). Лоретт!
Пауза.
(Далее тихо и проникновенно). Мне не для кого работать. Мне не за кого отвечать, не о ком заботиться… (Твердо). Теперь будет!
ЛОРЕТТ. Не надо, Франсуа, не надо… Ты уйдешь и этим все кончится…
ДОМИНО. Я не уйду! Меня выставят. Очень может быть, что сегодня…
ЛОРЕТТ. Вот видишь…
ДОМИНО. Но если это случится сегодня, — я увижу тебя завтра. И не здесь!
ЛОРЕТТ. А где?
ДОМИНО. В парикмахерской у вокзала. В одиннадцать утра!
ЛОРЕТТ. С ума сошел!
ДОМИНО. Наоборот — взялся за ум.
ЛОРЕТТ (твердо, как бы вдалбливая ему). Эта мужская парикмахерская! Ты пойдешь делать маникюр.
ДОМИНО. Знаю. Во втором зале там делают маникюр. И мужчинам и женщинам.
ЛОРЕТТ (мягко). В одиннадцать утра… еще рано. Он может не уехать…
ДОМИНО (радостно). Тогда в двенадцать!
ЛОРЕТТ (после паузы). А если сегодня не выгонят!
ДОМИНО. Тогда… когда бы не выгнали — наша встреча на следующий день! Там же. И в то же время!
ЛОРЕТТ (с восхищением). Ты авантюрист.
ДОМИНО. Был. От скуки, от одиночества…
В его время лента начинает уползать.
ЛОРЕТТ (поспешно). Газета…
Протягивает руки к ДОМИНО. Тот быстро обнимает ее и они застывают в долгом поцелуе.
КРЕМОН (из-за двери). Да отойди, наконец! Опоздаем!
В гостиную влетает КРЕМОН, за ним медленно входит ЭЛЛЕР и, наконец, КРИСТИН, которой не удается до конца разогнуться. КРЕМОН, поскольку Домино и Лоретт продолжают свой поцелуй, разводит руками, как бы говоря Эллеру — «вот видишь, а ты думал…» ЭЛЛЕР медленно подходит к целующимся.
ЭЛЛЕР. Достаточно.
ДОМИНО и ЛОРЕТТ отскакивают друг от друга.
ЭЛЛЕР медленным шагом проходит через всю сцену и скрывается за противоположной дверью.
ДОМИНО (после паузы). По-моему он все понял.
КРЕМОН. Еще бы не понять! На твоих глазах жуют губы твоей жены!
ДОМИНО (иронически). И она не сопротивляется. Кошмар!
КРИСТИН (пытаясь разогнуться). Вот увидите — он пошел за сюрпризом!
ЛОРЕТТ. А если он пошел за ружьем?
ДОМИНО. За ружьем так медленно не идут. За ружьем бегут, сломя голову.
КРЕМОН (ЛОРЕТТ). Как ты все это объяснишь?
ДОМИНО. Объяснять буду я.
КРИСТИН (ЛОРЕТТ). А ты что скажешь?
ДОМИНО. Лоретт ничего не надо говорить. Это ведь не она меня целовала. Это я ее целовал.
ЭЛЛЕР (входя). Так! На чем мы остановились?
ДОМИНО. Да, действительно! На чем же мы остановились? Ах, да! На поцелуе! Повторить?
ЭЛЛЕР. Хватит паясничать!
КРЕМОН. Он не паясничает. Он просто наглец!
КРИСТИН. Он начал ее целовать, когда вы еще были в кабинете.
ЭЛЛЕР. А лучшая подруга подсматривала?
КРЕМОН. Она хотела убедиться насколько он любит твою жену.
ЭЛЛЕР. А зачем? Она же его не любит.
ДОМИНО. Откуда такая уверенность? Вы ее когда-нибудь спрашивали об этом?
ЭЛЛЕР (подходя к Домино). Она моя жена. И должна любить только мужа.
ДОМИНО. О, если б в этом мире все делали то, что должны — такие как вы висели бы на фонарных столбах. Потому что вы не знаете, что такое любовь! Вы не умеете любить! У вас дома прелестная женщина, на которую просто смотреть и то удовольствие, а вы? Только в дом и сразу побежали в кабинет похвастаться перед компаньоном, что прекратили забастовку очень небольшой ценой.
КРЕМОН. Положим достаточно большой.
ЭЛЛЕР. Я заплатил…
ДОМИНО. Сколько вы заплатили — я знаю лучше Кремона. Эти деньги у меня в кармане. Профсоюз платит за консультации. Это вы у меня ее получили даром. Но я вас не предал. Вы их действительна раскололи. На три группы. Мне пришлось завязать отношения со всеми тремя!
ЭЛЛЕР (ошарашенно). Доплата за вредность! Кремон, это его идея! Он им подбросил! Я был вынужден сдаться. Я его убью!
Замахивается на Домино.
ДОМИНО (отстраняя его руку. Усмехаясь). Вот она ваша любовь! Вы потеряли деньги и готовы меня убить. А когда я целовал вашу жену, целовал при вас — вы только сказали: «Достаточно» и спокойно ушли.
КРИСТИН. Домино, как ты мог: Кремон твой друг детства!
ЭЛЛЕР. И вы туда же! Вы тоже друг детства? И ты, Лоретт?
ЛОРЕТТ (она сидела совершенно безучастно). Оставь меня в покое.
ДОМИНО. Да, мы с Лоретт — друзья детства. Мы еще в детстве мечтали друг о друге.
ЭЛЛЕР. Сейчас я покажу вам, «друзья детства»! (Направляется к двери, которая ведет в холл). Мадам Де-ля-Вижери! Попрошу!
В гостиную входит достаточно пожилая женщина. Одета старомодно, бедно, но с пре­тензией. Яркая косметика. Блондинка. Но видно, что это парик. То и дело вытаскивает из сумочки лорнет и, прежде чем ответить на вопрос, пристально всматривается. Время от времени подтягивает чулки, которые все равно сползают.
ФРАНСУАЗА де-ля-ВИЖЕРИ. Бонжур, господа. Зовите меня просто Франсуаза. В моем возрасте это мне напоминает молодость…
ЭЛЛЕР. Простите, мадам — о молодости потом. Я пригласил вас…
ФРАНСУАЗА (перебивает). Потому, что теперь никто не умеет украсить стол так, как я! Вот увидите, как получилось. Это вам не какой-нибудь Пикассо. Это Рэ-э-ембрандт! Сезан…
ЭЛЛЕР. Садитесь, мадам Франсуаза. Вы, наверно, устали?
ФРАНСУАЗА. Ни капельки. Для меня это удовольствие. Всю черную работу выполнила моя племянница. Я только руководила. (Садится). Благодарю вас, мсье.
ЭЛЛЕР. Я вас попрошу рассказать то, что вы рассказали мне.
ФРАНСУАЗА. О моем дедушке? Он командовал кухней президента. Без него ни одно блюдо не подавалось на стол!
ЭЛЛЕР (строго). Нет, не о дедушке. О том, что вам рассказал ваш муж.
ФРАНСУАЗА. Он еще не муж. Я пока присматриваюсь. Должна вам сказать по секрету — у меня это будет первый мужчина.
КРИСТИН. Боже мой! Да это наша консьержка! Я ее не узнала в парике.
ФРАНСУАЗА. Очень невежливо с вашей стороны, мадам Шатель. Я же никому не рассказываю, что у вас искусственная грудь!
КРИСТИН. Наглость какая!
ЭЛЛЕР (ему доставляет удовольствие это признание). Не отвле­кайтесь, мадам.
ФРАНСУАЗА. Хорошо. Мой будущий муж — он был без работы, прочитал в газете объявлений, что требуется элегантный мужчина для очень высокооплачиваемой временной работы.
ДОМИНО. Там еще было одно условие…
ФРАНСУАЗА. Да. Его обязательно должны звать Франсуа! И никак иначе.
ЭЛЛЕР. И что ему предложили делать?
ФРАНСУА. Он должен был уметь носить смокинг. И он не подошел. Вообще до встречи со мной он выглядел как помесь павлина с индюком. Теперь он вполне респектабелен.
ЭЛЛЕР. Это был единственный посетитель в тот день?
ФРАНСУАЗА. Нет. Были еще двое. Но я пустила одного.
Подходит к ДОМИНО.
Если я не ошибаюсь — это были вы. От другого та-а-к пахло! Простите… просто воняла.
ЭЛЛЕР. Спасибо, мадам Де-ля-Вижери. (Обводя взглядом всех присутствующих). Вы мне очень помогли. Я вас провожу.
ЭЛЛЕР и ФРАНСУАЗА уходят.
КРЕМОН. Я всегда говорил, что все консьержки стукачи!
КРИСТИН. Что будет! Что будет!
ДОМИНО. А ничего не будет.
КРЕМОН. Между прочим, работа не выполнена.
ДОМИНО. Но не по моей вине.
КРЕМОН. Вы что? Хотите сказать, что я вам должен заплатить полностью?
ЭЛЛЕР (входя). Ну-с, дорогие друзья детства, что вы на это скажете?
ДОМИНО (на голубом глазу). На что на это?
ЭЛЛЕР. Как я вас разоблачил! А?
ДОМИНО. Вы разоблачили себя. Вы никогда не любили Лоретт! Вы ее выбрали, как выбирают бриллиант, чтоб засунуть его в какой-нибудь сейф и вынимать, когда нужно вызвать зависть у таких же, как вы.
КРЕМОН (ЭЛЛЕРУ). Не понимаю. Почему ты до сих пор его слушаешь?
ЭЛЛЕР. А ты чего вмешиваешься? Думаешь, — тебе это так пройдет?
КРЕМОН. А при чем тут я? Я ни при чем! Это все они. Кристин и Лоретт.
КРИСТИН. Я? Мажет быть скажешь, что я должна ему заплатить?
ДОМИНО (церемонно кланяясь). Мадам Шатель, я с женщинами денежных дед не веду. (Брезгливо). А вы, мсье Кремон, мне ничего больше не должны. Если бы вы были настоящим мужчиной, я не имел бы возможности выразить вам свою благодарность.
ЭЛЛЕР. Слушайте, вы, великий артист, пора заканчивать этот спектакль!
ДОМИНО. Совершенно с вами согласен. Только спектакль не состоялся. Я уже после первой репетиции вышел из роли.
Подходит к сидящей в глубине сцены ЛОРЕТТ.
До… свидания, Лоретт. (Остальным). Прощайте, господа! Я вас больше не задерживаю!
Уходит.
КРИСТИН. Я ничего не поняла, что он хотел этим оказать?
ЭЛЛЕР. Не важно, что он хотел сказать, важно то, что скажу я! Не вы ли, мадам Шатель, придумали этот балаган? Что ж, я получил удовольствие. Домино хорошо провел свою роль. Остает­ся выяснить, какова роль Кремона.
КРЕМОН. Я клянусь тебе! Я ни в чем перед тобой не виноват!
КРИСТИН. Мы все ни в чем не виноваты. Мы просто хотели вас немного взбудоражить…
ЭЛЛЕР. Не понял.
КРИСТИН. Мы видели, как страдает Лоретт и решили ей помочь. Я ее хорошо понимаю. Мой муж женат не на мне. Он женат на своей лаборатории. А я дома — мебель. Ни одного ласкового слова. Вы такой же сухарь, мой хоть не следит за каждым моим шагом.
ЭЛЛЕР (сухо). Наши отношения с Лоретт мы обсудим без вашего участия. Лоретт, ты не находишь, что пора ужинать?
ЛОРЕТТ молча поднимается.
Отлично. Кстати, я решил завтра увезти тебя в город.
ЛОРЕТТ. Хорошо. Только не с утра.
ЭЛЛЕР. Почему? Не гнать же за тобой машину в середине дня.
ЛОРЕТТ. Как хочешь. Утром я не поеду! (Выходит на авансцену). Утром у меня маникюр…
Занавес

129075, Москва, а/я № 2, тел. (095) 216 5995
Агентство напоминает: постановка пьесы возможна
только с письменного согласия автора

Поиск
Связанное с этим:
  • Нет подходящих публикаций